Напиши поздравления ученым с чего начать


Напиши поздравления ученым с чего начать

Напиши поздравления ученым с чего начать

Напиши поздравления ученым с чего начать



(пер.

Челси Куинн Ярбро
«Служитель египетских богов»

Этот роман составляют две отдельные сюжетные линии, что оправдывает наличие двух обособленных посвящений: несравненному Роджеру Желязны и памяти Джорджа Шевякова. Драгоценным друзьям, обоим


ПРЕДИСЛОВИЕ

Из семи чудес древнего мира мы находим сегодня лишь пирамиды Гизы. Висячие сады Вавилона исчезли, Александрийский маяк разрушен давным-давно, ни Колосса Родосского, ни статуи Зевса работы Фидия больше не существует. Мавзолей в Галикарнасе и храм Артемиды превратились в пыль, зато святилища Луксора и Фив, подобно птице феникс, восстают из руин. Не многие исчезнувшие народы оставили после себя столь внушительное наследие, не многим удалось привлечь к себе мировое внимание, так и не раскрывая до конца своих тайн. Да, пред нами настоящая тайна — молчаливая, непостижимая. На протяжении многих веков египтяне умудрялись оставаться неразрешимой загадкой, вплоть до 1823 года, когда Жану Франсуа Шампольону посчастливилось расшифровать надписи Розеттского камня.

Фараоны правили Египтом более 2700 лет, создав самую прочную цивилизацию древнего мира, которую в долговечности превзошел лишь Китай. На таком фоне пасует даже практически бессмертный вампир и выглядит в собственном мнении не более чем пигмеем, ибо во времена восемнадцатой династии, о которых он вспоминает, пирамиде Хеопса и Сфинксу перевалило уже за восемь веков. Сен-Жермен прожил в Египте более тысячи лет, и на протяжении всего этого периода страна сохраняла свою целостность и культуру.

Задолго до того, как археологию признали официальной наукой (а произошло это в 1890 году), еще до раскопок в Греции и Турции Египет манил к себе многих людей. Величественные строения и исполинские статуи вызывали восхищение и восторг. Со времен цезарей римляне пристрастились к путешествиям за море — поглазеть на египетские святилища, пирамиды и изваяния, что положило начало паломничеству в Египет любителей старины. Оно длилось и длилось, несмотря на дорожные трудности, политические распри, войны и эпидемии. Путешественники изучали памятники древней цивилизации, отправлялись на поиски гробниц, замурованных в скалах вдали от полноводного Нила, исследовали развалины, полузасыпанные песком. Эти «коллекционеры», как они себя называли, первыми описали сокровища фараонов, и их записи до сегодняшнего дня не потеряли своей значимости, особенно в тех случаях, когда речь идет о чем-то утраченном или пропавшем.

Интерес к изучению Древнего Египта резко возрос, как только Шампольон опубликовал свой труд, после которого с уст великой цивилизации прошлого спала печать немоты. Вслед за расшифровкой иероглифов многие «коллекционеры» в течение многих десятилетий пытались создать себе имя на изысканиях в Древнем Египте и присвоить определенные завоевания в области исследования этой страны. Тогда же возникла масса теорий о формировании древней культуры. Они теперь кажутся нам смехотворными, но в те времена их обсуждали с не меньшим жаром, чем нынешние палеонтологи обсуждают природу и нрав динозавров. Сейчас научное понимание египтян значительно обогатилось в сравнении с достижениями ранней египтологии; во много раз увеличились фонды материалов для изучения, улучшилась обработка информации, да и современное правительство Египта уже в большей степени заботится о реставрации и сохранении древних реликвий. Экспедициям же начала XIX века часто приходилось прибегать к подкупу должностных лиц и на каждом шагу сталкиваться с бюрократическими придирками как со стороны европейцев, так и на месте раскопок; к тому же научный аспект представлял в этих экскурсах второстепенную величину.

На рубеже девятнадцатого столетия Египетский поход Наполеона дал шанс французам внести в египтологию воистину неоценимый вклад. И когда открытие Шампольона привлекло к Египту всеобщее внимание, туда снарядили еще несколько экспедиций. Хотя большинство из них отправились в Каир (откуда легче всего добраться до Гизы, пирамид и Сфинкса), а также в Мемфис, некоторые исследователи все же проделали четырехсотмильный путь вверх по Нилу, к великолепным храмам Фив и Луксора, где они не только занимались толкованием надписей, но и пытались как-то возродить разрушенное из руин. Кроме французов в Египте работали и британцы, но их больше интересовали захоронения на западном берегу Нила. В результате этих исследований мир узнал о храме Хатшепсут, а затем и о захоронениях в Долине царей и Долине цариц.

Описывая в романе события 1820-х годов, автор старался придерживаться бытовавшей в то время трактовки египетских царств, которая по современным стандартам весьма неточна и поверхностна. Воспоминания Сен-Жермена основываются на его собственном опыте и субъективном восприятии окружающего, а не на какой-либо научной теории и потому часто идут вразрез как с египтологией того периода, так и с современной научной мыслью.

Автор выражает благодарность Дж. К. Перл и Элани Томас, предоставившим ей сведения о Египте 1820-х годов, а Дейву Ни (как всегда) за обнаружение уникальнейшей информации, о существовании которой в начале работы никто из нас двоих даже не подозревал. Низкий также поклон преподавателям кафедры египтологии Калифорнийского университета в Беркли, терпеливо отвечавшим на десятки моих вопросов, а также добрым жителям Тора за их радушие и неослабевающую любознательность.

Челси Куинн Ярбро.

Беркли. Октябрь 1989 г.


Часть 1
СЕНХ. ДЕМОН

Письмо графа де Сен-Жермена, адресованное Мадлен де Монталье и отправленное в Египет 17 апреля 1825 года по пути из Швейцарии в Голландию — или наоборот.

«Мадлен, сердце мое!

Итак, ты в Каире. Твое описание пирамид всколыхнуло меня, хотя по прошествии последних трех тысяч лет моя ностальгия несколько поутихла. Согласен, сейчас эти чудесные сооружения являют собой печальное зрелище, но, когда я их впервые увидел, они вовсе не походили на горы грубых камней: они были отделаны белейшим известняком и сияли на солнце как огромные драгоценности. Впрочем, в то время меня их красоты совсем не влекли.

Любому другому, поверь, я бы не стал рассказывать о том периоде своей жизни. Я стараюсь не бередить прошлое: слишком тяжела эта ноша. Меня угнетает, и даже более чем угнетает, сознание того, чем я был, хотя в Египте я оказался далеко не в худшей своей ипостаси. К тому моменту я успел впасть в такое оцепенение, что уже не являлся чудовищем, с лютой жадностью терзавшим любую добычу и сеющим вокруг себя ужас. Я уже говорил тебе, что в моей жизни есть нечто, о чем я не люблю вспоминать, а твои расспросы будят во мне эти воспоминания. Очень не хочется раскрывать свои тайны, во-первых, из страха, что ты изменишь свое мнение обо мне, а во-вторых, из трепета перед собственными признаниями, которые, как ни крути, заслуживают лишь отвращения и омерзения. И все же, если ты задалась целью выяснить, как я попал в Египет, то, наверное, я должен обо всем правдиво поведать, надеясь, что ты не станешь меня презирать. Клянусь всеми забытыми богами, я готов с распростертыми объятиями принять истинную смерть, лишь бы снова не превратиться в монстра из своего прошлого.

Итак, начнем. В Ниневии и Вавилоне меня считали демоном, и не без причины. Я сидел в цепях в подземной темнице, скорее похожей на глубокий колодец, и каждое новолуние мне швыряли очередную жертву. Я был один, терпел зловоние, крыс. Бесконечно долгие часы, одиночества тяготили меня, я клялся себе, что не сразу накинусь на новое подношение, но время шло, меня начинал мучить голод, а жертвы, грянувшись оземь, впадали в прострацию, граничащую с безумием, и у меня кончалось терпение. Голод и одиночество причиняли мне страшные муки, лишали сил, сводили с ума, и я жаждал ужаса, который сам порождал, чтобы хоть как-нибудь продержаться. На протяжении приблизительно двух веков жрецы были мной довольны, но потом им показалось опасным соседство с таким существом. Меня вытащили на солнечный свет и связали, а я то вопил, то что-то бессвязное бормотал, вконец ошалев от шока и боли.

Потом я, закованный в цепи, оказался в огромной клети, ибо жрецы меня продали верховному жрецу Иудеи, и тот порешил держать приобретенное чудовище при себе. Но, к сожалению, не в подземелье. Я сидел, опутанный крепкой сетью, на ярком солнце, а мой новый хозяин время от времени пытался со мной заговаривать, чтобы продемонстрировать, как велика его власть над силами тьмы. Многие полагали, что он ужасно рискует, но слышался и шепоток, что верховный жрец вошел с демоном в сговор. Впрочем, всех сковывал страх и дальше перешептываний дело не шло. Спустя какое-то время хозяин мой умер, а его преемник, не желавший якшаться с демонами, решил избавиться от меня. Так я попал к царице Хатшепсут: я был преподнесен ей в качестве дара во время ее пребывания в Иудее. Она сумела очаровать верховного правителя государства, но вызвала недовольство священнослужителей, ибо была чужеземкой и молилась не так, как они. Видимо, жрецы понадеялись, что я найду способ расправиться с ней.

Как странно писать теперь о тех временах. Я не желаю узнавать себя в том алчущем крови бесчеловечном создании, но… ничего не поделать. Я презираю свои воспоминания — и не могу отречься от них. Не знаю, избавит ли меня этот рассказ от отчаяния и отвращения к самому себе. Посмотрим.

Свита Хатшепсут повлекла меня к морю в открытом фургоне. Я выл, не находя возможности укрыться от солнечного света и проклинал свои мечтания о его проблесках в толще вавилонской темницы. Ночью мне кинули козу, и около полудюжины вооруженных охранников окружили клетку, где я пировал. За последние три столетия это был самый добрый поступок по отношению к столь омерзительному, как я, существу. Царица Хатшепсут молча смотрела, как я утоляю жажду, а потом подарила мне скарабея из сердолика. Я и поныне не понял, что означал ее дар. Когда корабль вышел в море, меня бросили связанным в трюм, что было еще одним благом. Нельзя и представить, какую бы муку я испытал, оставшись на палубе с остальными рабами: ведь к воздействию палящего солнца добавился бы вид постоянно бурлящей воды».

В Мемфисе на борт поднялись жрецы. Они вознесли благодарственные молитвы Хапи и Атону за благополучное возвращение их повелительницы в родные края, после чего им было разрешено осмотреть многочисленные дары, поднесенные царице верховным правителем Иудеи, а также его именитейшими сановниками.

— Из каких мест эти рабы? — поинтересовался главный жрец с огромным нагрудником в виде морды шакала. — Похоже, они вполне крепкие. Анубису понадобятся трое из них. Самые сильные будут таскать тела.

— А что делать с этим? По слухам, он сущий демон. Я слышал, будто в пути он высосал кровь из козы, — заметил писец, указывая на лохматое грязное существо, прикованное двойными цепями к палубной переборке.

— Нет. — Жрец Анубиса решительно вскинул голову. — Он отправится в Дом Жизни. Тамошним обитателям все равно, кто он таков. Если он погибнет, невелика потеря, его смерть лишь послужит богам. — Он прошел дальше, сделав знак свите следовать за собой.

Перед невольником замер другой жрец, одетый скромнее.

— Темные волосы, темные глаза. Кожа как у фракийца. — Он постучал по плечу демона коротким жезлом. — Эй, откуда ты взялся?

— Прошу, не держите меня на солнце, — взмолился демон на языке, известном лишь ему самому. Он повторил мольбу на вавилонском наречии, но его вновь не поняли.

— Странный лепет, — пробормотал жрец, качая головой. — Впрочем, тут ничего другого ожидать не приходится. — Он подал знак единственному сопровождавшему его слуге. — Что ж, раз Анубис проявил великодушие и поделился крохами добычи, думаю, нам следует быть благодарными. Мы ведь знаем, как ревностно охраняет шакал мертвечину. — Он чуть отступил, разглядывая тяжелые кандалы. — А ты, видимо, сильный, это уже кое-что. Жаль только, не владеешь вразумительной речью. Впрочем, умирающим все равно. — Священнослужитель пожал плечами. — Тебя доставят в Дом Жизни. Ты можешь пригодиться Имхотепу, прежде чем окочуришься.

Демон отпрянул, когда жрец попытался схватить его за волосы. Оскалившись, он пробормотал:

— Не трогай меня. — Огрызнулся, хотя и понимал, что грозить этому высокомерному египтянину ему нечем.

— А вдруг он уже принадлежит какому-то богу? — обратился жрец к своему прислужнику. — Временами боги отмечают особыми знаками своих рабов, но… — Он сощурил большие, подведенные тушью глаза. — Ты кто — просто блаженный или сбившийся с пути провозвестник?

Демон заметался из стороны в сторону, насколько позволяли тяжелые двойные цепи. Теперь он молчал, но взгляд его темных глаз был выразительнее слов.

— Пожалуй, стоит кликнуть еще людей, а то мы вдвоем не дотащим его до храма. — Жрец покачал головой, продолжая всматриваться в чужака. — Без бороды и этой всклокоченной гривы он будет смотреться сносно. Нельзя же пугать умирающих. Проследи, чтобы его, а также тех двух рабов, которых нам выделили, как следует вымыли и побрили. — Он пошел было прочь, но вновь оглянулся. — Высокий, широкогрудый, видимо сильный, но слишком маленькие ступни и ладони. А шрамы его просто ужасны. Интересно все-таки, кто он таков?

«Неправильно называть Дом Жизни храмом Имхотепа, но именно так его и называли: это был приют для больных, за которыми ухаживали жрецы, уделявшие больше времени врачеванию, нежели песнопениям и жертвоприношениям, хотя молитвы, чтобы усилить действие снадобий, звучали там беспрерывно. Почти все служители Дома Жизни ухаживали за хворыми. Для всех, за исключением верховных жрецов, богослужение состояло в изучении методов лечения различных недугов и заботе о тех страдальцах, которым ни медицина, ни молитвы уже не в силах были помочь. Там я и оказался — среди умирающих».

Аменсис замер у входа во двор Дома Жизни. Его всегда приводило в уныние созерцание несчастных, каждого из которых поджидали Анубис, Маат и Тот.

Как верховный жрец храма Имхотепа он обязан был посещать это место минимум дважды в день и тяготился сознанием бесполезности этих визитов, оставлявших тяжелый осадок в его душе. Собираясь с духом, жрец против собственной воли остановил взгляд на чужеземном рабе, за глаза прозываемом демоном. Он сновал между больными, лежавшими на тюфяках.

— Сенх, — произнес жрец имя, данное этому чужеземцу, ибо никто не осмелился бы назвать его демоном вслух.

Раб замер, держа в руке губку. Он обтирал ею больного и делал это невозмутимо, не проявляя ни сочувствия, ни отвращения.

— Верховный жрец, — откликнулся он с ужасным акцентом, но по-прежнему апатично.

— Что с ним такое? — Аменсис мог бы и не спрашивать: он сам не далее как три дня назад приказал вынести из храма этого малого, у которого были сломаны ребра, когда стало ясно, что лечение не принесет результата. В месте, где треснули кости, появилась бесцветная опухоль размером с кулак, и больной перестал вставать.

— Он горит, — сказал Сенх-демон, с трудом подбирая слова. Последний раз его брили вместе со всеми, но щетины на руках и черепе чужака почти не было видно, не то что у остальных рабов. — Лихорадка.

Аменсис кивнул, даже за десять шагов чувствуя запах гнили.

— Сколько ты здесь служишь, при Доме Жизни?

Сенху понадобилось какое-то время, чтобы понять вопрос и ответить:

— Два года… и больше, верховный жрец.

— Два с лишним года, — повторил Аменсис то, что и без того знал. — Ты пробыл здесь два года. Два года и три месяца.

Он опустил голову. Не удивительно, что этого чужеземца принимают за дьявола. Ни одному рабу не удавалось продержаться при Доме Жизни так долго. Самый крепкий прослужил восемь месяцев, прежде чем испустить дух. Сенх прожил здесь в три раза дольше. Аменсис уставился на широкие шрамы, бороздившие кожу Сенха чуть ниже ребер. Уродство прикрывала набедренная повязка, какую носили рабы. Стараясь отвлечься, Аменсис выпрямился и сказал:

— К утру он умрет. Не в наших силах ему помочь. Нужно сказать жрецам Анубиса, чтобы они приготовились.

— Я буду здесь, — произнес Сенх так же ровно и бесстрастно, как говорил до сих пор.

— Видимо, так, — ответил Аменсис, пользуясь предлогом покинуть раба, одно присутствие которого вселяло в людей беспокойство. Жрец стремился вернуться под крышу Дома Жизни, где все же жила надежда.

«Служа при Доме Жизни, я не мог скрыть ни своего имени, ни своего прошлого, да и не пытался это сделать. Я не мог нигде спрятаться, даже если бы захотел. Впрочем, тогда в том не было необходимости. Аменсис внес мое имя в свои книги, то же исправно проделывали и прочие иерархи. Это меня ничуть не смущало, ибо таков был обычай. Тебе может показаться это странным (мир все-таки очень сильно переменился), но в Египте в то время верили, что бессмертие возможно, если исполнять определенные ритуалы. То, что я, чужеземец, выживаю среди скверны и нечистот благодаря своей особой природе, не вызывало в большинстве случаев ненависти у жрецов Имхотепа. Только позже, намного позже, я понял свою ошибку и научился простой истине: если хочешь жить — скрывай свое имя, прошлое и таи свою сущность.

Много лет я выхаживал умирающих почти так же, как хороший фермер выхаживает цыплят, хотя эти несчастные значили для меня меньше, чем жреческие песнопения. Время от времени я брал то, что мне требовалось, у тех, кто уже не понимал, что вокруг происходит, или кому было уже все равно. Предпочтение отдавал страдальцам, погруженным в сладостный сон, потому что их видения питали меня точно так же, как кровь. Но чаще всего я довольствовался козами, которых ко мне приводили, это был корм, только корм, и качество его не имело значения. И поныне помню, как я начал меняться: воспоминания свежи, словно музыка, прослушанная вчера. Не важно, как давно это было, ведь прошлое не отстает от меня и никогда не оставит в покое. Я имею в виду бурные годы, последовавшие за голодом во времена правления Тутмоса III. Я все чаще и чаще бывал предоставлен самому себе, так как некоторые жрецы побаивались меня и даже хотели отдать в храм Анубиса, чтобы, я возился там с мертвыми. Но Нептмоз, иерарх, сменивший Аменсиса, оказался человеком практичным: он понимал, что ему никогда не найти мне равноценной замены, и потому не хотел расставаться со мной.

Однажды к нам поступил ребенок, девочка не старше семи или восьми лет, которую укусила бешеная собака. Жрецы натерли ее бычьим жиром, как всегда поступали в таких случаях, а затем принесли ко мне. Они знали — девочку не спасти. Она, конечно, тоже понимала, что происходит: именно это и делало ситуацию невыносимой».

Лицо ее блестело от пота, а на губах запеклась корка высохшей пены.

— Я умру? — спросила она, останавливаясь возле низкой лежанки и глядя в глаза раба.

— Да, — кивнул Сенх.

Девочка опустилась на тюфяк и уставилась в стену.

— Скоро?

Ответ раба удивил ее не меньше, чем его самого.

— Надеюсь, что да.

Она метнула в него укоризненный взгляд.

— Почему ты так говоришь? — В глазах ребенка было больше гнева, чем страха. Ее ужас выдавали лишь руки: они дрожали, хотя она изо всех сил прижимала их к бокам.

— Потому что умирать тяжело, — сказал Сенх.

— Значит, ты мне желаешь добра, — подумав, решила она. — У меня есть два брата.

Сенх промолчал.

В полной тишине девочка поднесла руку к губам и принялась грызть ногти, и без того обгрызенные.

— Если я выживу, они позволят мне выйти замуж? — спросила она через несколько минут.

— Ты не выживешь, — сказал Сенх.

Снова наступило молчание.

— Мне жаль, — произнес Сенх, с огромным трудом выдавливая из себя слова. — Я могу сделать так мало.

Перед закатом солнца у нее случился очередной приступ, а ночью еще два, и каждый был продолжительней предыдущего. Сенх придерживал девочку и не отпускал, как она ни вырывалась и ни брыкалась.

— Еще день ей не прожить, — сказал один из жрецов, проходя мимо Сенха утром. — Храни нас Имхотеп! Она тебя укусила!

— Пустяки, — сказал Сенх и нахмурился, заметив на плече ранку.

— Ты тоже сойдешь с ума. — Жрец в испуге попятился. — Ты заразился ее безумием.

— Нет, — сказал Сенх. Он попытался вспомнить, когда больная укусила его, но так и не вспомнил, а лишь рассеянно стер с плеча капельки крови. — Это не повредит мне.

Жрец служил в Доме Жизни недавно, но успел наслушаться всякой всячины об этом загадочном чужаке, которого все за глаза звали демоном. Ему рассказывали, как во время мора Сенх пестовал умиравших. Их скопилось так много, что шагу ступить нельзя было, но болезнь обошла его стороной. Очевидцы клялись, что и эпидемии лихорадки, время от времени валившие с ног египтян, также не трогали Сенха. А те, что брили рабов, утверждали, будто волосы у демона растут гораздо медленнее, чем у прочих людей, и что, несмотря на почтенный возраст, у него нет ни проблеска седины. Жрец с беспокойством разглядывал чужеземца.

— Откуда такая уверенность? Разве ты можешь знать, что не сойдешь с ума?

— До сих пор ведь не сошел, — ответил Сенх. Он секунду смотрел прямо в глаза жрецу, потом отвел взгляд. — Я должен идти. Больную нельзя оставлять одну. — Чужак повернулся и пошел прочь — ни один раб не осмелился бы на такое. Он пересек двор уверенно, не глядя по сторонам. Никто не догадывался, какую муку ему причиняет солнечный свет.

— Ты уходил, — сказал девочка, завидев его.

— Но теперь я вернулся. — Сенх положил ладонь на пылающий лоб и понял, что болезнь окончательно заразила ей кровь.

К середине дня, когда солнечный жар, словно нетерпеливый любовник, заключил Черную Землю в свои объятия, приступы участились настолько, что лишили больную остатка сил. В миг просветления девочка посмотрела на Сенха.

— Я не нарочно укусила тебя.

— Пустяки, — сказал он, не разнимая рук и поддерживая ребенка.

— Ты будешь мучиться так же, как я. Прости.

Он пригладил ей локоны и повторил:

— Пустяки.

Она почти ничего не весила. Такая юная.

— Привяжи меня к кровати и уходи. — Девочка умоляюще вскинула руку. — Я не хочу еще раз причинить тебе вред. — Голос умирающей звучал низко и хрипло, а когда она делала вдох, под ее кожей двигались ребра.

— Ты не можешь мне навредить, — сказал Сенх и вдруг понял, как трудно признаться в этом такой хрупкой малышке. Неожиданно для самого себя он еще крепче прижал к себе девочку, словно пытаясь ее защитить от неотвратно надвигавшейся смерти.

— Не могу? — В ее взгляде читался укор, но она замолчала, а вскоре пришел новый приступ, и, когда он прошел, Сенх послал записку в храм Анубиса, что больную можно готовить к погребению.

Раб стоял посреди двора Дома Жизни и смотрел в бескрайнее небо. Впервые после своей собственной смерти он испытывал боль сострадания. Равнодушная красота вечных звезд вызывала в нем гнев. Сенх горевал по девочке, умершей от укуса бешеного животного, он бы оплакал ее, если бы мог.

Потирая ранку на плече, он спрашивал себя, не передалась ли девочке с его кровью частичка его природы. Впервые за сотню и даже более лет он задавался подобным вопросом. И впервые надеялся, что все обстоит именно так, хотя умом понимал тщетность подобной надежды.

«Я так и не знаю имени этой бедняжки, но до сих пор ее не забыл. Судьба не предрекала ей гибели, во всем виноват слепой случай. Никакое божество не нуждалось в такой жертве. Именно невозможность что-либо изменить и внушила мне мысль заняться поисками ответа, почему она умерла. Из этого ничего не вышло, но в душе моей навсегда поселилось чувство, что жизнь эту девочку попросту обманула. Она ведь совсем не являлась всего лишь разумной скотинкой, хотя я и пытался в том себя убедить. Ее смерть опустошила меня почти так же, как роковые события той — первой — жизни, когда на моих глазах враги убили всех моих родичей, а меня самого взяли в плен. Девчушка была такой уязвимой, такой одинокой.

Будь осторожна, любимая, находясь в тех краях. Черная Земля не только прекрасна, но и беспощадна, так что зря не рискуй. То, что я испытываю при мысли, о безвременной гибели бедной малышки, явится пустяком в сравнении с мукой, какая меня истерзает, если с тобой случится беда. А беды в Египте подстерегают на каждом шагу, можешь не сомневаться. Наверное, оттого, что я так тоскую по тебе, мне хочется оградить тебя от всевозможных напастей. А может, все дело в моей уверенности, что наше с тобой чувство можно обрести лишь единожды, да и то, если очень повезет и хватит смелости принять этот дар.

Теперь ты решила отправиться в Фивы. Позволь мне оказывать тебе хоть какую-то помощь. Сделай это ради моего удовольствия, если не ради собственной безопасности. Мю слово, я не стану вмешиваться в твои исследования, не стану чинить тебе препятствия в получении тех знаний, к которым ты так стремишься, и ничем не скомпрометирую твое положение в экспедиции. Я знаю, как высоко ты ценишь науку. Это не может не вызвать во мне восхищение, но равно и беспокойство. Ты, незамужняя женщина, одна, в мусульманской стране, работаешь с экспедицией среди мужчин. Твое богатство и положение в обществе не смогут тебя защитить, так как в краях, куда ты собралась, они не имеют веса. Одних этих соображений достаточно для волнений, однако с мыслью о нашей природе моя тревога становится непреходящей. Не хочу понапрасну тебя смущать, но, умоляю, будь осторожна. Я восхищаюсь твоей смелостью и очень страшусь, как бы она не завела тебя слишком уж далеко.

Пиши мне почаще, Мадлен, и будь уверена, что ты живешь в моих мыслях точно так, как твоя кровь, твоя жизнь течет в моих жилах.


Май — сентябрь 1825 года

Письмо Жана Марка Пэя, назначенное Онорин Магазэн в Пуатье, но отправленное из Каира в адрес ее орлеанского кузена Жоржа.

«Моя обожаемая Онорин!

Слава Всевышнему, пославшему тебе такого кузена, как Жорж! Воистину это святой среди грешников. Если бы не он, как бы я мог переправить тебе это послание? Он тоже считает, что твой отец поступает жестоко с тобой и нелюбезно со мной, запрещая наш брак из-за такой пустяковой причины, как моя временная некредитоспособность. Перед моим отъездом Жорж обещал мне не терять с тобой связи, чтобы мы имели возможность друг другу писать. Отвратительно, что нам приходится прибегать к таким глупым уловкам. В конце концов, сейчас ведь не средневековье, а твой папаша ведет себя хуже феодала, торгующего рабами, чтобы покрыть свои карточные долги. К тому же он задумал лишить нас даже такого утешения, как переписка. Мне трудно представить, что бы со мной было, не найди я способа обойти этот запрет. Наверное, я бы вконец извелся в душевных мучениях. Нам все же надо на что-то решаться, и мы обязательно сделаем это, когда я вернусь.

Два дня назад мы прибыли в Каир, и я проживаю в одной из местных гостиниц. Ее рекомендовали мне как самую подходящую для европейцев, но то, что я вижу вокруг себя, очень мало этому отвечает. Нет, я понимаю, что экспедиционные условия жизни близки к примитивным, и ничего другого не жду, однако здесь, в городе, я надеялся обрести что-то лучшее, хотя цена проживания оказалась невысока. Вопреки моим опасениям (о Египте чего только не болтают!), хорошо, я хоть в этом ошибся.

Жара здесь стоит неописуемая, и к полудню воздух раскаляется так, словно какое-то огромное незримое чудище обхватывает тебя горячими лапами. Дыхание пустыни, как образно выражается мой сосед-англичанин. Ох, оно просто убийственно, это дыхание. И к тому же влечет с собой пыль и песок. Они проникают в любые щели. Их находишь повсюду, даже в одежде, плотно сложенной и запертой в саквояже. А еще, как меня и предупреждали, тут полно мух. Потолки от них просто черные, а стоит выйти на улицу, мириады этих маленьких насекомых прямо-таки облепляют тебя. Впрочем, местные жители их словно бы не замечают, скот тоже — наверное, все дело в привычке.

Наконец я лично познакомился с Аленом Бондиле, руководителем нашей экспедиции. Он поджидал меня в гостинице, специально проделав пятидневный путь вниз по реке. После того как от него пришло письмо с сообщением, что я принят в экспедиционный состав, я все старался представить, каким он окажется. Мое воображение рисовало пожилого ученого, иссушенного жаром пустынь, ворчливого и согбенного, чьи мысли заняты только раскопками. В общем, мне рисовался фанатик-энтузиаст.

Но, к моему удивлению, передо мной предстал далеко не старый мужчина, лет тридцати пяти, с отличной осанкой, ясно выражающий свои мысли, очень остроумный и эрудированный. За обедом профессор весьма занимательно говорил о своей работе и открывающихся перед ним (а значит, и передо мной!) перспективах. Заметь, пока на его счету нет великих открытий, но он совершенно уверен, что максимум в течение года сумеет во всеуслышание заявить о себе. Его напор и настрой не оставляют места сомнению, и я теперь ощущаю, что обрел в нем наставника, о каком не мог и мечтать.

Он, кстати, модно одет, и в ответ на мое замечание по этому поводу тут же признался, что держит два гардероба: один для раскопок, а другой для „приличной компании“. Это его прямые слова.

Все, что он говорит, будит во мне надежду на то, что и у нас с тобой все утрясется. Теперь, когда Шампольон расшифровал иероглифы, древний мир начинает открывать свои тайны. Не могу выразить словами, какая гордость меня охватывает при мысли, что и я сумею сыграть свою роль в столь великом процессе. Надписей на древних египетских стенах хватит ученым еще лет на двадцать, а то и больше, так что за свое будущее я спокоен. Со временем любой крупный университет Франции будет рад распахнуть передо мной свои двери. Бондиле — человек, слово которого не расходится с делом, и это еще раз убеждает меня, что я двигаюсь в правильном направлении.

Еще я убежден в том, что успехи мои заставят отца твоего смягчиться и брак наш станет более чем возможен. Конечно, он примет меня лишь на своих условиях, и потому мне придется продемонстрировать ему самые прагматичные свойства своей натуры. Не беспокойся, я устрою все так, что он не сможет от меня отмахнуться. Мне тошно думать, что тобой пытаются торговать, надеясь на максимальную прибыль. Выбор кавалера для дочери, основанный только на финансовых соображениях, отвратителен — тут мое мнение полностью совпадает с твоим. Если отец попытается склонить тебя на свою сторону и станет опять приглашать в свой дом состоятельных стариков, противься этому, будь тверда и знай, что лишь одна ты способна составить счастие всей моей жизни.

Если возникнет необходимость, твой кузен Жорж готов предоставить тебе убежище в своем доме. Он убедил меня в своей совершенной искренности, заверив, что твое счастье — первая для него забота еще со времен вашей детской дружбы. Не думай, что, раз я далеко, ты лишена мало-мальской поддержки. Твой кузен с радостью примет тебя, он поклялся тебя охранять словно собственную возлюбленную.

Завтра утром я поспешу к пирамидам — встретить рассвет. Знала бы ты, как они грандиозны. Ни одно описание не отдает им должного, ни один рисунок. Впервые приблизившись к ним, я понял, почему египтяне, стоя подле этих сооружений, ощущали присутствие бога. И дело не только в их древности и размерах, о нет! Придет день, дорогая, и ты все увидишь воочию. Мы будем стоять рука об руку, осеняемые величием этих камней.

В Фивах я встречусь с остальными членами экспедиции. Нас всего будет девять. Бондиле называл имена моих новых коллег, но они мне незнакомы. По его утверждению, работа уже началась. Организационный период закончен. Послезавтра мы отправляемся вверх по Нилу. Только представь! Я увижу реку, по которой ходили корабли фараонов, реку, дарующую жизнь земле египтян. Мы поплывем к самому сердцу древней цивилизации, как это делали египтяне сотни и тысячи лет назад. Возможно, у меня даже появится шанс встретиться с великим Жаном Франсуа Шампольоном. Я слышал, он затевает еще одну экспедицию — вместе с Ипполито Розеллини из Пизы. Но на какой стадии у них это дело, пока неизвестно. Новости тут распространяются медленно, так что заранее прошу меня простить, если буду запаздывать с письмами.

Вспоминай меня в своих молитвах и мечтах, дражайшая Онорин, а я о тебе и так всегда помню. После моего возвращения тебе не придется более ни о чем беспокоиться. Я воздвигну бастион между тобой и жизненной суетой. Я возьму на себя бремя всех твоих забот, и твое счастье будет моим счастьем. Пусть сейчас у меня нет денег, но клянусь: когда вернусь из Египта, я осыплю тебя драгоценностями и завалю мехами. Твоему отцу уже не разлучить нас. Нас, поклявшихся вечно любить друг друга. Эта разлука не более чем неудобство, которое, впрочем, позволяет проложить к тебе дорогу звоном золота и сиянием славы. Прежде чем подписать это письмо, я посылаю тебе тысячу поцелуев и заверения в своей неизбывной преданности нашему обоюдному чувству.


ГЛАВА 1

— Вы все еще не легли, Пэй? Наверное, уже часа три. — Ален Бондиле сидел на мешке с зерном. Скудный свет молодой луны, едва освещавший палубу одномачтового арабского судна, делал черты лица его странно размытыми.

Жан Марк Пэй вздрогнул от неожиданности, но тут же взял себя в руки.

— Я не заметил вас, — сказал он, разыгрывая абсолютную невозмутимость.

— Неудивительно, — вздохнул Бондиле. — Тут есть второй мешок. Если хотите, можете сесть. — Он вынул огромный льняной платок и вытер им шею. — Не могу спать. Мешает жара. И безветрие.

— Духота, — согласился Жан Марк, напуская на себя вид бывалого путешественника. Он вынул часы и, чиркнув спичкой, поднес огонек к циферблату. — Сейчас два сорок девять.

— Духота в два сорок девять, — хмыкнул Бондиле. — Или, скорее, удушливость. Укроешься простыней, а кажется, будто тяжеленным одеялом. Даже сам воздух здесь обладает тяжестью. Хорошо хоть жену следом не потащил. Представляете, каково в такую жару лежать с кем-то рядом? Немыслимо. — Он разгладил полы сюртука. — Все равно от жары она чахнет. Нет, сюда я ее никогда не возьму, не совершу такой глупости.

— Так вы женаты? И оставили жену дома? — Жан Марк был потрясен.

— Это лучше, чем томить ее здесь. — Бондиле уловил упрек в голосе молодого человека и сделал рукой примиряющий жест. — Милый мой, оглянитесь вокруг. Вы же сами видите, каковы мусульмане. Приглядитесь внимательнее. Француженке тут не место. И потом, нам хоть есть чем заняться. А жены только мешаются под ногами, Пэй, вы это сами поймете, когда вступите в брак. — Он внезапно хлопнул себя по затылку. — Проклятый комар. Размером с жука. — Профессор уставился на свои пальцы, но так и не понял, прибил насекомое или нет. — В Египте полно жуков, причем не все из них скарабеи. В прошлом месяце я наткнулся на одного во время раскопок. Эта тварь была шире моей ладони, клянусь, и нестерпимо воняла.

— Ну и ну, — сказал Жан Марк, оставив размышления о своем возможном супружестве на потом. Его заинтриговало услышанное, хотя он не питал особой любви к жукам.

— На раскопках следует соблюдать осторожность, — продолжал Бондиле, которому нравилось наставлять молодого коллегу. — Опасайтесь не только жуков. Скорпионы — вот что по-настоящему страшно. Во-первых, они смертоносны, а во-вторых, их не сразу заметишь. Не так давно одного местного бедолагу укусило подобное существо — муки несчастного были просто ужасны. Так что не суйтесь никуда без опаски. Обходите скорпионов. И змей тоже, хотя некоторые из них вполне безобидны. Но все равно от этих тварей лучше держаться подальше. Я так считаю: береженого Бог бережет. — Он взглянул на паруса. — А знаете, их форма почти не изменилась с древних времен. Та же треугольная оснастка, то же длинное, свисающее к воде полотно. Когда движешься вверх по реке, ветер почти всегда дует в спину. А когда идешь вниз, то отдаешься течению, и тогда лодкой править труднее. Эта река дает жизнь всему Египту. Так было испокон веков. Корабли фараонов и сегодня смотрелись бы тут как что-то привычное.

— Вам известно, как они выглядели? — с подъемом поинтересовался Жан Марк и тут же мысленно обругал себя за восторженную наивность. Следующий вопрос он постарался задать более строгим и будничным тоном — У вас есть какие-нибудь фактические свидетельства? Вы что, обнаружили корабль времен фараонов?

— Можно сказать и так. Вы увидите их на фресках. А найдены… найдены лишь фрагменты позолоченной древесины. Может, от кораблей, а может, от катафалков… Кто знает? — Бондиле вздохнул и покачал головой, а потом, тщательно сложив носовой платок, спрятал его в карман. — Здесь бесполезно крахмалить белье. Даже и не пытайтесь. — Он покосился на рулевого, который подчеркнуто не замечал беседующих мужчин. — Этот малый. Ведь он, знаете ли, говорит по-французски. Не слишком бегло, но вполне сносно, чтобы его понять. Он мотает на ус все, о чем мы говорим. Так что на будущее придерживайте язык, если поблизости ошивается кто-то из местных. Большинство из них невежественны и недалеко ушли от дикарей, но есть и такие, которые отличаются изобретательностью и хитростью в стремлении поживиться. Особенно за наш счет. Вот этаких опасайтесь.

— Благодарю. Хорошо, что предупредили, — сказал Жан Марк, не понимая, однако, как ему определять, кто из египтян говорит по-французски, а кто — нет.

Бондиле поднялся и, охнув, слегка потянулся.

— И еще одно. Наверное, мне следует упомянуть, что к нашей экспедиции присоединилась еще одна персона; кстати, совсем недавно. — Он попытался с беспечностью улыбнуться, но губы его сами собой сложились в досадливую гримасу. — Некая дамочка — молодая, богатая, знатная, из тех господ, что, пережив революцию, сумели остаться чем были. Скорее всего, с помощью подкупа бунтарей или договора с церковниками. Как бы там ни было, у нее есть земли, деньги и какой-то там титул. По ее словам, она питает к древностям истинный интерес, и, насколько я успел понять, это походит на правду. Она арендовала виллу близ Фив и хорошо платит за возможность покопаться с нами в песке. Ее деньги позволили нам продлить раскопки еще на полгода, щелкнув по носу всех университетских сквалыг. Впрочем, не думаю, что ее интерес долговечен, а потому деру с нее все, что могу. И заверяю: пока она с нами, нам скучать не придется. Она… вносит нотку разнообразия в нашу рутинную жизнь.

— Молодая женщина, говорите? Вот странность! — Жан Марк тут же подумал о своей возлюбленной Онорин и попытался представить, что бы он чувствовал, если бы она сопровождала его сейчас, будь такое возможно. — Зачем она здесь?

Где-то около берега раздался всплеск, зашелестели заросли. Жан Марк, нервно дернувшись, обернулся на шум.

Бондиле продолжал говорить как ни в чем не бывало:

— В группе считают, что она сбежала от мужа. Сами знаете, каковы эти аристократы. По какой бы еще причине молодая француженка уединилась на вилле за пределами Фив? Таким, как она, здесь не место. Мусульманский закон не подарит ей больше свободы, чем муж-европеец, а если она воображает, что станет возлюбленной шейха, то ей придется чересчур долго ждать. Чужеземные женщины не нравятся правоверным. Большинство египтян пресыщены многоженством, а потому на стороне они ищут для развлечений не девок, а сорванцов.

Жан Марк не нашел что сказать и лишь кивнул, призывая профессора продолжать. Тот, распаляясь от собственных умозаключений, придвинулся ближе.

— Спускаясь по Нилу, я много думал о ней. Разумеется, она может оказаться одной из особ, что находят удовольствие в однополой любви, но египтянки живут в заточении, как монашки. Если у них и есть что-то такое в заводе, то все творится за крепкими стенами и дверями, в своем, так сказать, семейном кругу. Кроме того, здесь в ходу обряд, по которому у девочек отрезают часть женских органов, маленький кончик, знаете ли, и внутренние губы; иногда им что-то там зашивают, чтобы сохранить девственность, так что, я думаю, египтянки не падки до извращений. — Он иронически хохотнул.

— А чего хочет эта француженка? — поинтересовался Жан Марк, силясь переварить информацию, столь небрежно поведанную ему Бондиле.

— Развлечений. Чего же еще? — Бондиле пожевал губами. — Все они одинаковы, эти аристократки, даже сейчас. Ей хочется привнести в свою жизнь что-то новенькое, что-то такое, чем можно блеснуть в высшем обществе. При этом ей нужна и причина удалиться от мужа, не компрометируя этим себя. Поездка в Египет — самый подходящий предлог, тем более теперь, когда мы стоим на пороге великих открытий. — Он снова вынул платок и промокнул лоб. — Через месяц или около того она нахватается всякой всячины в мере, достаточной, чтобы, не терзаясь сознанием собственной незначительности, вернуться в Париж. Она привезет с собой пару экзотических безделушек, прослывет ученой особой, и настолько, что ее муж не посмеет задавать ей вопросы, как она тут жила. — Бондиле рассмеялся, но на этот раз его смех звучал неприятно.

— А вдруг ее действительно влечет лишь наука? Разве она не может испытывать подлинный интерес к старине? — спросил Жан Марк.

— Если бы это было так, то она не выглядела бы хорошенькой и ухоженной дамочкой. Женщины, интересующиеся научными изысканиями, обычно уродливы и сварливы. Это создания, обозленные на весь свет, отвергнутые любовниками, если они у них были, и потерявшие надежду заполучить муженька. Ни одно из этих определений не подходит к де Монталье. Странное имя, вы не находите, а? Родом из Савуа, мне сказали, там множество итальяшек. Темные волосы, стан Афродиты и поразительные фиалковые глаза. Сто лет назад из-за таких дрались на дуэлях. — Он снова рассмеялся. — Вот вам портрет этой особы. При виде ее так и хочется отвесить поклон. Похоже… пусть я ошибаюсь, но… она явно сторонница светских тонкостей в отношениях.

Жан Марк рассеянно кивнул.

— Я нанесу ей визит.

— Отлично, отлично. — Бондиле прошелся по палубе и, сделав несколько шагов, оглянулся. — Вы привезли с собой мыло? Хорошее мыло? А то, знаете ли, наш запас почти вышел.

— Вообще-то, нет, не привез, — сконфуженно признался Жан Марк. — Я не предполагал, что… Впрочем, кажется, в моем багаже упакованы три куска. Этого хватит? — Смена темы огорошила юношу, лицо его сделалось простодушным.

— Уступите мне хотя бы кусок, хорошо? Утром я хочу освежиться, чтобы выглядеть поприличнее. А то, боюсь, из-за дряни, какой я пользуюсь в последнее время, мой подбородок покроется сыпью. Здесь ничего не смыслят в хорошем мыле. Сплошной сандал и масло. — Он выразительно потер подбородок и добавил — Надеюсь, вы поладите с мадмуазель де Монталье. Кому-то ведь надо войти с ней в контакт, а меня она несколько недолюбливает, хотя и платит огромные деньги.

— Недолюбливает? — искренне удивился Жан Марк. — И чем же она это объясняет?

— Ничем. Женщины ее сорта не опускаются до объяснений. — Бондиле сложил руки на груди и прокашлялся, готовясь к новому ошеломительному заявлению. — Кому-то придется приглядывать за ней, но не слишком явно. Ведь она не из тех, что чинно посиживают на месте. Чересчур любопытна.

— К чему эти сложности? — нахмурился Жан Марк.

Бондиле погрозил ему пальцем.

— Нам не нужно, чтобы кто-то чужой следил за всем, что у нас происходит. Так не пойдет, Пэй. Мы не принадлежим к элитному классу. И в подобные экспедиции пускаемся вовсе не в поисках развлечений. — Он потрогал кармашек, где лежали часы. — Одно дело — позволить ей всласть копаться в песке, только бы не окочурилась от перегрева, и совсем другое — разрешить ей совать хорошенький носик во все наши дела.

— Понятно, — произнес Жан Марк после паузы.

— Что ж, в таком случае я надеюсь, что вы станете держать меня в курсе всех ее приключений. — Улыбка на лице Бондиле сделалась плотоядной. — Заметьте, против участия в некоторых из них я бы не стал возражать.

Жан Марк понял намек и постарался замаскировать свое изумление деланным хохотком.

— Пользуясь тем, что жена ваша дома?

— В какой-то мере, — кивнул Бондиле и зевнул, прикрыв рот ладонью. — Я ведь вам говорил: Монталье — привлекательная особа. Все лучше, чем рисковать с проститутками. — Он еще раз прокашлялся. — Пожалуй, нужно попытаться уснуть. Это будет не очень легко, но…

Жан Марк тут же поднялся.

— Я сам подумываю о том же, — сказал он. — К новому климату привыкаешь не сразу.

— Да, поначалу тут всем трудновато, — ответствовал Бондиле. — Что ж, Пэй, доброй вам ночи. — Он дошел до узкой двери каюты, на пороге замер и оглянулся, но на кого — на Жана Марка или на рулевого, разобрать было невозможно.

Жан Марк еще с полчаса оставался на палубе: любовался луной, прислушивался к стону парусов, редким непонятным звукам, доносившимся с берега, и плеску воды за бортом корабля. Потом он решил, что впечатлений достаточно, вернулся в каюту и первым делом проверил, открыто ли окно, чтобы не упустить ни малейшего дуновения ветерка. Раздеваясь, он обдумывал состоявшийся разговор, решая, что правда в нем, а что шутка. Не может быть, чтобы такой человек, как Бондиле, рискнул своей репутацией в научных кругах ради интрижки с богатой и знатной дамой — не важно, замужней или свободной. К выводам Жан Марк никаким прийти не успел, потому что заснул.

Задолго до полудня вновь припекло, солнце плавило небеса, прожигая водные толщи. Незнакомые птицы кружили над Нилом, издавая крики, похожие на блеяние ягнят, зовущих своих матерей. Жан Марк стоял возле борта и, приставив руку ко лбу, следил за их полетом. Голова у него слегка покруживалась, словно от лишки вечернего коньяка, а на деле — от недосыпа. Четыре часа сна — это все-таки мало. Так он стоял, а судно неторопливо двигалось вверх по реке.

— Нравится картина? — Это спросил Юрсен Гибер, мастер, сопровождавший Бондиле.

— Пока не знаю, — честно признался Жан Марк. В последние дни он чувствовал себя выбитым из колеи настолько, что снизошел до беседы с простым рабочим, от чего в иных обстоятельствах постарался бы уклониться.

— Тут нужно время, — сказал Гибер. Он прибыл в Египет сержантом наполеоновской армии, а когда войска схлынули, предпочел задержаться в стране пирамид. Одет он был по-европейски, хотя и немодно, но голову его покрывал какой-то тюрбан, а лицо — темное и обветренное — мало чем отличалось от лица араба, стоявшего у руля. В свои тридцать девять Гибер выглядел на все шестьдесят. — Первые три года, что я здесь прожил, мне казалось, я никогда не пойму этой страны, никогда с ней не свыкнусь. Мне долгое время хотелось вернуться во Францию. Теперь по-другому. — Он вынул трубку с длинным глиняным мундштуком и принялся старательно набивать ее табаком. — Но я так и не пристрастился к этим водяным трубкам, какие посасывают тут почти все. Мне не нравится то, что в них напихано. Я не прочь захмелеть от винца или коньяка, но не от каких-то там травок. — Бывший сержант раскурил трубку и глубоко затянулся. — Табака у нас хватит. Я позаботился.

Вспомнив ночной разговор с Бондиле, Жан Марк поинтересовался:

— А как насчет мыла?

— Ален опять волнуется из-за мыла? Мыла для бритья! — Гибер рассмеялся, не разжимая зубов, отчего трубка его задрожала. — Нашего командира все терзает боязнь, что однажды ему не удастся побриться. Я еще ни разу его не подвел, но он все равно бьет тревогу. Такой уж у него беспокойный характер. — Это была беззлобная шутка, не более. Осуждать или как-либо еще оценивать действия своего начальника Гибер никогда бы не стал. — Взгляните. — Он ткнул пальцем в сторону берега. — Посмотрите туда. Это шадуфы. С помощью их египтяне орошают поля. Видите, противовесы поднимают бадьи с водой.

— Да, — откликнулся Жан Марк, с восторгом разглядывая странные приспособления. — Хитро придумано.

— Бондиле считает, древние египтяне тоже использовали нечто такое. Он нашел изображение чего-то похожего и сейчас готовит доклад. Там будут и рисунки шадуфов, на какие мы с вами смотрим. Профессор не упускает ни единой возможности заявить о себе. Он очень деятельный, наш Ален. У него далеко идущие планы. — Положив руку на поручень, Гибер наклонился, чтобы понаблюдать за кипением воды. — А вы как настроены, Пэй? Чем вас привлекает Египет? Что вы надеетесь тут отыскать?

— Древности, разумеется, — не задумываясь ответил Жан Марк.

— Естественно, — сказал Гибер и добавил: — Ну а помимо древностей? Должно же быть что-то еще. Если бы вам нужна была одна только старина, вы бы могли изловчиться и купить что-то этакое в Париже.

— Никогда, — запротестовал Жан Марк. — Покупка древностей — пустое занятие. Любой дуралей с деньгами, — последнее слово он произнес с затаенной горечью, ведь его личных средств едва хватало на жизнь, — может приобрести любой раритет, если задастся целью и наберется терпения. Нет, это все не по мне. Важно самому обнаружить что-то особенное, то, о чем прежде никто даже и не слыхал, а потом изучить находку и предъявить ее всему миру.

— Понятно, — кивнул Гибер. — Значит, вы сюда явились за славой. Что ж, ее действительно можно здесь обрести. — Он рассмеялся. — Но это по плечу далеко не каждому.

Жан Марк вспыхнул, стараясь уверить себя, что румянец его вызван жарой, а не чем-то иным.

— Банально гоняться за славой, — произнес он заносчиво. — Самое важное — это научный поиск. Древняя цивилизация хранит много тайн. А возможность приехать в столь мало изученные края редко кому выпадает. Каждый настоящий исследователь мечтает внести свою лепту в мировую науку.

— А заодно заработать себе имя, — с улыбкой кивнул Гибер. — Чего не стоит стыдиться. Если уж вы по собственной воле поехали на край света, чтобы жить и трудиться в условиях, которых не вынесет и последний крестьянин, то у вас есть все шансы поймать удачу за хвост. Пожалуй, вы заработаете себе и славу, и репутацию. Я говорю это, не шутя. — Он вынул изо рта трубку, увидел, что Жан Марк сердито сжал губы, и заговорил более дружелюбно: — Лучше поставить точку сейчас, пока мы окончательно не разругались. Я ничего не имею ни против вас, Пэй, ни против ваших стремлений. Нам предстоит какое-то время работать бок о бок, чему не поможет раздор. Не стоит воспринимать мои слова как обидные, иначе между нами возникнут проблемы, которые никому не нужны. — Ветеран протянул юноше огрубелую руку. — Здесь Восток, как вы понимаете. Он меняет людей.

Жан Марк неохотно пожал протянутую ему руку.

— Мне жаль, если я вас неправильно понял. Надеюсь, мы сработаемся.

— Очень толково сказано, — одобрил Гибер и, помолчав с минуту, заметил: — Наденьте-ка шляпу. Иначе местное солнце запечет вам мозги.

Сделав это предупреждение, экспедиционный мастер ушел, бурча себе под нос что-то достаточно мелодичное. Глядя ему вслед, Жан Марк пытался определить, о чем, они, собственно, сейчас говорили. Может быть, Гибер пытался на что-то ему намекнуть? На что? И зачем? Ответа не находилось. Жан Марк подавил вздох и деланно беззаботным шагом направился в нос корабля. Там он остановился и принялся бездумно смотреть на бегущую воду.

— Что-то увидели? — спросил Ален Бондиле, подходя сзади.

Жан Марк покачал головой и пожал плечами.

— Ничего. Наверное, я одурел от жары.

— Это возможно, — заметил рассеянно Бондиле, потом вскинул руку. — Берегитесь его. — Он показал на солнце. — Юрсен уже дал вам совет?

— Да, вроде бы дал, — осторожно ответил Жан Марк.

— Тогда, — Бондиле показал на свою шляпу, — вы мудро поступите, если спрячете свою голову под чем-то подобным. Прохлады ждать теперь нечего, разве что к ночи — и то на какую-то пару часов. — По лицу его скользнула улыбка. — Не хочу, чтобы вас свалил тепловой удар.

— Я достаточно крепок, — вскинулся Жан Марк и возмущенно прибавил: — Почему все считают, что мы, европейцы, не переносим жары?

— Потому что в большинстве случаев это действительно так, — откликнулся Бондиле. — Я лично, — он постучал по своей шляпе, — на солнце без этого просто не выхожу. Идите же, не упрямьтесь. Сыщите свой головной убор, а потом приходите ко мне. Я покажу, над чем мы работаем. — Профессор совсем по-приятельски приобнял Жана Марка. — Египет обескураживает новичков. Это весьма непростая земля, но я надеюсь вас с ней примирить. Войдя в курс дела, вы сразу приободритесь.

— О, безусловно, — кивнул благодарно Жан Марк, после чего произнес с виноватыми нотками: — Вы правы насчет шляпы. Наверное, я и впрямь заупрямился.

— Что часто случается с новичками. Попадая в необычную обстановку, мы не желаем расстаться с тем, что нам привычно, — великодушно признал Бондиле. — Помню, я сам все пытался переделать Египет в Париж или на худой конец в Марсель. Мне это казалось разумным и правильным.

Жан Марк вежливо рассмеялся, что от него и требовалось.

— Я постараюсь приспособиться к этой стране.

— Вот и хорошо, — одобрил Бондиле. — Борьба не имеет смысла. — Он показал на берег, под которым в воде стояли быки; за ними приглядывали двое худосочных мальчишек. — Даже местные жители кажутся тут чужаками. Нет никого, кто ощущал бы себя здесь абсолютно своим. Иначе и быть не может, ведь все окружающее много старше любого из нас.

— Старше любого из нас, — едва слышно повторил Жан Марк, следуя за профессором и начиная исподволь сомневаться в непогрешимости приведших его сюда побуждений.

Письмо коптского монаха Эрая Гюрзэна, отправленное из Эдфу (Верхний Египет) в Роттердам и адресованное графу де Сен-Жермену.

«Глубокому знатоку величайшего из искусств именем Господа и Святого причастия!

Ваше письмо наконец дошло до меня, но с немалой задержкой. Видимо, ваш посыльный поначалу отправился в Асуан, полагая найти наш монастырь там. На деле же наша обитель вот уже шестнадцать веков ютится возле древних храмов Рамзеса II. Ошибка гонца удлинила ему путь на лишние три недели.

Мы сделали все, о чем вы просили: возложили на могилу Никлоса Аулириоса камень и выбили на нем надпись на греческом языке. Этот камень вы обнаружите прямо у входа в монастырский сад, возле стены. Братия монастыря пусть с неохотой, но согласилась, что Aулириос того достоин, ибо жизнь свою прожил по-христиански и по-христиански же умер, хотя и не был крещен. Он бы остался жив, если бы не кинулся останавливать французских солдат, вознамерившихся уничтожить древние письмена. Большинство монахов одобряют поступок грека, несмотря на то, что древние тексты не несли в себе благости Святого писания. Мы возносим молитвы за упокой его чистой души.

Я получил разрешение совершить путешествие в Фивы. Как только прибуду на место, попытаюсь снестись с упомянутой вами Мадлен де Монталье, интересующейся прошлым Египта. Хотя опыт общения с европейскими женщинами у меня слишком мал, все же мне трудно поверить в наличие у нее такой тяги. Впрочем, до сих пор я не замечал, чтобы вы ошибались в своих суждениях. Если эта женщина одной с вами природы и соразмерна с вами талантами и умом, я не стану в ней сомневаться лишь потому, что она француженка и молода.

Надо сказать, в последнее время европейцы нас навещают все чаще. Их манят памятники египетской старины. Только прошлой зимой остров Филе посетили более тридцати путешественников. Все они восторгались увиденным, хотя вряд ли сумели в нем что-то понять. Поскольку помимо французского я говорю еще и на английском, одна из групп наняла меня в качестве гида. Деньги я отдал монастырю. Думаю, эти добрые люди так и не осознали, что я христианин. Они дружно ахали и щелкали языками, но на деле, помимо собственных немыслимых умозаключений, их ничто не интересовало — ни остров Филе, ни древние египтяне. Полагаю, таких гостей будет все больше и нам с тем придется смириться, но тешу себя надеждой, что ваша Мадлен де Монталье вовсе не такова. Обладая большими знаниями и кругозором, чем я, вы, конечно же, понимаете, что она может многое здесь почерпнуть, если способна отрешиться от обычаев своей страны и заглянуть в сердца чужеземцев. Я с удовольствием окажу ей содействие и тем самым хотя бы частично отблагодарю вас за те знания, которыми вы нашли возможность со мной поделиться. Бог благосклонен к тем, кто наставляет его слуг. Я буду отсылать вам отчеты о том, как продвигаются дела Мадлен де Монталье, и клятвенно обещаю сделать все, что в моих силах, чтобы отвести от нее любую беду.

Именем Господа,


ГЛАВА 2

Длинные острые тени неслись перед всадниками, которые в первых рассветных лучах скакали к Фивам.

— Остановимся! — закричал Клод Мишель, заметив впереди караван, и натянул поводья. Встречи с аборигенами всегда претили ему, а в такое приятное утро ловить на себе косые взгляды верблюжьих погонщиков и купцов не хотелось и вовсе.

Мадлен рассмеялась и перевела лошадь на легкую рысь, позволив Клоду Мишелю с ней поравняться.

— Я ведь предупреждала: возьмите другого скакуна. — Она похлопала свою гнедую по лоснящейся шее. — Хорошая девочка.

— Вы каждое утро совершаете такие прогулки? — спросил Клод Мишель, слегка задыхаясь от скачки. Он знал, что Мадлен ездит верхом, но приглашение на этот утренний моцион получил от нее лишь вчера.

Мадлен призадумалась.

— Стараюсь, хотя не всегда удается. В жару лучше посиживать дома, а рассвет — лучшее время для верховой езды. — Ее кобыла с удовольствием перешла на шаг, потом забеспокоилась и шарахнулась в сторону от головного верблюда.

— Странно, — заметила Мадлен, пропуская мимо себя караван, — но Восток ставит на голову многие наши представления о приличиях. Во Франции мне бы и в голову не пришло называть вас по имени, а здесь обращение «профессор Ивер» звучало бы некорректно.

— Да, — кивнул Клод Мишель. — То, что уместно здесь, может показаться бестактным в Париже, но, думаю, именно этой свободы в общении мне теперь будет там не хватать. — Он наморщил нос. — Господи, как воняют эти верблюды.

— К тому же они плюются, — предупредила Мадлен. — Берегитесь.

— Стараюсь, — откликнулся Клод Мишель и, выждав, когда пройдет караван, спросил: — Вы сейчас к Бондиле или к себе на виллу? Мне кажется, вам бы стоило поучаствовать в сегодняшнем утреннем совещании, хотя я, конечно, могу и ошибаться. — Профессор пробыл в Египте четыре месяца, но не успел утратить ни хорошего расположения духа, ни изысканности в манерах, делавших его столь популярным у студентов Анжу.

— Раз уж я здесь, то можно послушать и Бондиле, хотя наперед все известно. Он, похоже, решительно настроен к концу недели целиком скопировать всю стену. — Мадлен скорчила гримаску. — Я тоже хочу получить копии текстов, но зачем устраивать гонку? Этим надписям тысячи лет. Они вполне подождали бы еще пару недель, уверяю. — Она обвела взглядом пески. — А вы сами туда или вас ждут другие дела?

— Пожалуй, я тоже послушаю Бондиле. — Клод Мишель улыбнулся самой очаровательной из своих улыбок. — Как вы думаете, он прав, полагая, что древние египтяне с помощью противовесов не только орошали поля, но и загружали торговые корабли и подавали воду в свои жилища?

— Почему бы и нет? — отозвалась Мадлен. — Местные жители ведь используют их. — Она поерзала в седле, сожалея, что прогулка заканчивается.

— Но весьма неуклюже. У древних, похоже, было гораздо больше сноровки, чем у теперешних нас, — заметил Клод Мишель. — Взгляните на пирамиды. — Подступала полуденная жара, и его свежее светлое лицо начинало понемногу краснеть. — Кто теперь скажет, как им удалось их построить?

Мадлен слегка улыбнулась.

— Они не были волшебниками, Клод Мишель, они были простыми людьми. Такими же, как мы с вами. Просто они умели с толком использовать то, что имели. И потом, все эти храмы и пирамиды были нужны им больше, чем нам… ну, не знаю… механические плуги или огромные корабли. Они жили и творили ради богов, а не ради чего-то другого. — Она говорила с такой убежденностью, что Клод Мишель обратился в слух. — Мы наделяем древних чудесными свойствами лишь потому, что в отличие от них выбрали другой предмет изучения. В их настенных изображениях нет ни паровых двигателей, ни железных дорог, хотя они бы наверняка сочли эти вещи полезными. Но все свои усилия эта цивилизация направляла на шлифовку умения передвигать непомерные тяжести — и вот результат: сейчас мы любуемся тем, что они сотворили. — Всадники приближались к домам достаточно современного вида, теснившимся вокруг более древних строений Фив. Мадлен с неохотой закрыла шейным платком нижнюю часть лица.

— Но, исходя из ваших суждений, уже без всякого благоговения или восторга, — заключил Клод Мишель с упреком.

— Напротив, — возразила Мадлен, чуть приглушая голос. — Я не перестаю восторгаться тем, что вижу вокруг, именно потому, что не нахожу здесь ничего сверхъестественного. Допустите, что все эти храмы воздвигнуты по мановению волшебной палочки, и спросите себя: чему же тогда удивляться? По большому счету это был бы обычный факирский трюк, достойный лишь вялых аплодисментов. Но сознание того, что простые обыкновенные люди дерзнули сотворить нечто соизмеримое лишь с горами и небесами, поражает по-настоящему, разве не так? — Она улыбнулась, хитро, лукаво, зная, что он не может этого видеть. — Это мое любимое рассуждение. Длинноватое, правда, прошу меня извинить..

— Вам не за что извиняться, — ответил Клод Мишель, посылая вперед своего скакуна.

— Не торопитесь. Кажется, Бондиле живет на соседней улице, — прокричала ему вслед Мадлен, пришпоривая кобылу.

— Да. Но мы оставим лошадей во дворе, а ворота выходят в этот проулок. Там нас встретят слуги и дадут животным напиться. — После секундного колебания Клод Мишель произнес: — У него неплохой дом. Бог свидетель, он гораздо лучше, чем тот, в каком поселился я, но, конечно же, с вашей виллой ему не сравниться.

Мадлен рассмеялась.

— Что ж, мне повезло, да и цена была сходной. Впрочем, вряд ли мое жилище устроило бы Бондиле, ведь от него до Фив довольно далековато. Отсюда четыре мили… и три, если ехать из Эль-Карнака. — Заметив злобный взгляд уличного торговца, она понизила голос. — Хлопотно проделывать такой путь дважды в день тому, кто несет ответственность за успешный ход всех работ.

— Пожалуй, вы правы, — рассеянно кивнул Клод Мишель, останавливаясь подле высокого глиняного забора. Он протянул руку и качнул висевший у ворот колокольчик. Тот зазвенел — негромко и мелодично.

— К счастью, на мне такая ответственность не лежит, иначе и я подыскала бы себе обиталище где-нибудь ближе. Раскопки порой порождают проблемы, и надо быть рядом, чтобы успеть вовремя их разрешить. — Она намеренно умолчала о том, что приобретенная вилла привлекла ее прежде всего своей удаленностью от места раскопок.

— А что ваш немец-сосед, арендовавший соседнюю виллу? — спросил плохо слушавший ее Клод Мишель и раздраженно привстал в стременах. — Эй, кто-нибудь, открывайте. Это профессор Ивер и мадам Монталье.

— Его зовут Фальке, но мы с ним пока не знакомы. Мне говорили, он врач, — сказала Мадлен и умолкла, ибо ворота открылись и Хассан, старший слуга Бондиле, отошел в сторону, пропуская гостей во двор.

— Доброе утро, Хассан, — поздоровался Клод Мишель, спешиваясь. В ответ на поклон Хассана он еще раз кивнул. — Мы с мадам Монталье прибыли на утренний сбор. Профессор Бондиле готов нас принять?

— Он одевается, — ответил Хассан на французском, вполне сносном для тех нескольких фраз, какие он знал.

— Ну, если так, мы пройдем в гостиную и подождем его там. Больше никто не приехал? — Профессор бросил поводья слуге, а сам шагнул к Мадлен, чтобы помочь ей спешиться.

— Пока нет, — ответил Хассан, неодобрительно хмурясь, поскольку Мадлен позволила Клоду Мишелю поддержать себя за талию, когда спрыгивала с седла. Он неохотно принял вторые поводья.

— Приедут, — сказал Клод Мишель, не подозревая, как оскорблен Хассан. — Если найдется кофе…

— Кофе сейчас подадут, — ответил Хассан и совсем помрачнел, ибо чужеземка убрала с лица шарф.

— Отлично, — отозвался Клод Мишель, пропуская Мадлен в дом. Там их встретил второй слуга. Он был молчалив, ибо мог изъясняться лишь на родном языке. Профессор знаками показал, куда он и его спутница направляются. — Кофе, — произнес он в надежде, что малый его поймет. — Два. — Он поднял два пальца.

Слуга с поклоном удалился, но принесет он кофе или нет, осталось неясным. Войдя в гостиную, Клод Мишель бросил взгляд сквозь высокие окна в сад, где деловито журчал фонтан.

— Я слышал, такие устройства нагнетают прохладу и в помещения.

— Если дом спроектирован правильно, да, — отозвалась Мадлен, подходя к двум столам, заваленным картами, рисунками, переплетенными в кожу тетрадями и исчерканными листками. — Должно быть, вчера здесь работали допоздна.

— Как и всегда. Но я не засиживаюсь. В основном к вечеру тут решают, где будут копать. Я для этого им не нужен. — Профессор облюбовал один из трех длинных диванов и сел. — Должен признать, это очень удобно.

— Что? — не поняла Мадлен и обернулась. — А, вы о мебели. Очень удобно, да. — Она вновь повернулась к бумагам. — Жан Марк, я смотрю, все чертит пилоны и обелиски. Они его просто пленили.

— Что ж, они ведь и впрямь хороши. — Клод Мишель вынул носовой платок, чтобы промокнуть лицо и шею. — Говорят, к середине лета жара усилится. Но уже сейчас тут жарче, чем на юге Испании. — Он сунул платок обратно в нагрудный карман. — Даже не знаю, смогу ли я это перенести.

— Перенесете, не прибедняйтесь, — сказала Мадлен, разглядывая чертеж, на котором несколько улиц стекались к площади с храмом. — Никак нельзя разобрать, что это за святилище. Надписи с посвящением мы пока не нашли. Не каждый же местный храм воздвигался в честь бога солнца — Амона, Атона, Ра, или как там они его еще называли.

— Разумеется, нет, — не задумываясь, кивнул Клод Мишель. Потом, уже с меньшей долей уверенности, продолжил: — Когда мы узнаем больше о языке египтян, то сумеем разобраться и в храмах. Шампольон — великий ученый, его открытие гениально, но все равно очень многое в жизни древней страны остается загадкой, какую не разрешишь в один день. Бондиле, мне кажется, злится, что я не могу, подойдя к какой-нибудь гигантской колонне, сходу расшифровать все ее иероглифы, прочесть как газетный текст. Впрочем, — приосанился он, — это сейчас никому не под силу, даже самому Шампольону.

— Возможно, даже те люди, что выбивали надписи на камнях, не многое в них понимали, — произнесла, копаясь в груде карт и тетрадей, Мадлен. — Ведь и парижским наборщикам не все понятно в газетах, идущих в тираж.

— И то верно, — с явным облегчением откликнулся Клод Мишель.

Мадлен улыбнулась, вытянув наверх карту Луксора. Она любила этот район Фив, считая его самым египетским, хотя ей было известно, что наиболее внушительные строения там воздвигались стараниями персов и римлян.

— Вот это святилище, — сказала она, ткнув пальцем в проекцию какого-то храма. — Вы можете представить, как оно выглядело, когда к нему стекались паломники? Что они видели здесь из того, чего мы не видим? — Мадлен посмотрела в сад.

Клод Мишель призадумался над вопросом.

— Например, в отличие от нас они видели новые надписи на камнях. И у них было еще одно преимущество: они знали назначение храма. — Он вскинул голову при звуке шагов. — А вот и наш кофе.

— Пока нет, — с этими словами в комнату вошел Бондиле, свежевыбритый и чисто, но просто одетый. — Доброе утро, Клод Мишель, — произнес он, протягивая руку, а затем, уже с меньшим энтузиазмом, обратился к Мадлен: — Доброе утро, мадам де Монталье.

— Доброе, дорогой Бондиле. — Мадлен не отошла от стола, хотя на нее грозно посверкивали глазами. — Я тут просматриваю новую карту Луксора. Вижу, на территории возле храма обнаружены фрагменты каких-то скульптур. Сфинксов, следует полагать… тут три крупа и лапы… а Луксор славен сфинксами… Да, это сфинксы.

— Или львы, — отрубил Бондиле. — Вовсе не обязательно делать вывод, что нечто есть сфинкс, лишь потому, что вокруг много таких изваяний. Иначе можно решить, что в Париже все статуи конные, ибо там таких большинство.

— Возможно, вы правы, — сказала Мадлен, решив не обращать внимания на резкость тона. Она отошла от стола и опустилась на низкий турецкий пуф. — Надеюсь, вы позволите мне к вам присоединиться, когда соберетесь в Луксор?

— Вы полноправный член группы, мадам, — с деланной улыбкой сказал Бондиле, — и вольны принимать участие во всех наших работах.

— Благодарю вас, — сказала Мадлен, отчетливо сознавая, что если кто-то из участников экспедиции и относится к ней дружелюбно, то это никак не Ален Бондиле.

Открылась парадная дверь, послышались громкие возгласы. Жан Марк Пэй, возвестив о своем прибытии, шагнул в помещение.

— Как нас мало! Я думал, что опоздал.

— Не опоздали, — сказал Бондиле, знаком позволив слуге внести в комнату уставленный чашечками поднос. — Отлично. Мы выпьем кофе. Прошу вас, друзья. Садитесь, Жан Марк.

— Спасибо за приглашение, — тут же заговорила Мадлен, — но, к сожалению, этот напиток для меня слишком крепок. Если вы не против, профессор, я позавтракаю позднее, у себя. Да и потом, мне не хочется утруждать вашу прислугу.

— Речь идет всего лишь о чашечке кофе, — отозвался Бондиле. — Но вы, разумеется, и тут вольны поступать как угодно. Жан Марк, угощайтесь инжиром. Отличный инжир. И вы отведайте, Клод Мишель. — Он чуть наморщил нос. — Мадам?

— Нет, благодарю вас.

— Как пожелаете, — равнодушно сказал Бондиле и повернулся к подносу.

Через минуту воздух гостиной наполнился восхитительным ароматом. Кофе, густой и горячий, явно пришелся мужчинам по вкусу.

Сделав глоток, Бондиле обратился к Жану Марку:

— Я просмотрел ваши записи. Должен согласиться: в спорном квадрате и впрямь может находиться тайный подвал. Однако я сомневаюсь, что местные власти будут довольны, если мы вскроем пол без их разрешения. Теперь, когда европейцы валом валят в Египет, чиновники взяли все древности под жесткий контроль. — Он задумчиво повертел в руках сдобную булочку, потом быстро и с удовольствием впился в нее зубами.

— Но этот подвал может оказаться сокровищницей древнего храма, — заметил Жан Марк.

— В том-то и дело, — промычал Бондиле, прожевывая откушенный кусок сдобы. Проглотив его, он кашлянул и продолжил: — Если бы мы им это гарантировали, они не стали бы возражать даже против раскопок на главной улице Эль-Карнака. Но такой гарантии мы им, естественно, дать не можем. Возможно, там клад, а возможно — битые черепки. — Он сделал еще один глоток кофе и одобрительно чмокнул. — Однако, если вы считаете нужным, я переговорю с властями, не питая, впрочем, большой надежды на положительный результат.

Жан Марк сокрушенно покачал головой.

— Жаль упускать такой шанс. Ведь, может статься, у нас под ногами величайшая из находок с тех времен, как Египет распахнул свои двери для европейцев.

— Не распахивал он эти двери, — мягко, но с живостью возразила Мадлен. — Наполеон просто взломал их, к большому неудовольствию египтян. — Ответом был злобный взгляд Бондиле, что ничуть ее не смутило. — Не стоит о том забывать, ведь египтяне не забывают. — Она помолчала, не зная, стоит ли продолжать, потом все же сказала: — Один давний мой друг говорит, что Египет во все времена недолюбливал чужеземцев.

— Легко делать подобные заключения, посиживая в Париже или в Авиньоне, — презрительно фыркнул Бондиле.

Мадлен высокомерно вздернула подбородок.

— Он прожил здесь долго. Гораздо дольше, чем мы, вместе взятые, и знает страну хорошо.

Она подумала о длинном перечне наставлений, лежавшем в потайном ящичке ее секретера, и прикусила губу. Как ей заставить этих людей прислушиваться к себе, как объяснить им, что выводы ее друга подкреплены тысячелетием наблюдений за течением жизни в краю пирамид?

— Вас это тревожит? — спросил Клод Мишель, заметив в глазах ее странный блеск.

— Нет, не особенно, — сказала Мадлен, возвращаясь к реальности. — Просто мне хотелось призвать вас всех не задевать самолюбия местных жителей, ибо это чревато последствиями не менее угрожающими, чем укусы змей, скорпионов и солнечные ожоги, о каковых постоянно упоминается в наставлениях профессора Бондиле. — Она ослепительно улыбнулась. — За что большое ему спасибо. Лично я, например, очень чувствительна к солнцу.

— Вы об этом уже говорили, — пробурчал Бондиле, ковыряя инжир. — Что ж, отчасти я с вами согласен. Некоторые египтяне и впрямь косо поглядывают на европейцев. И, вступая с ними в контакт, следует, конечно же, соблюдать строжайшую церемонность. Я верно вас понял, мадам?

Мадлен сделала вид, что не уловила сарказма.

— Да, профессор, благодарю.

Дверь снова открылась — пришли Юрсен Гибер и Жюстэн Лаплат, высокий угловатый эльзасец, приглядывавший за наемными землекопами. Когда выяснилось, что он вполне сносно владеет местными диалектами, Бондиле мало-помалу сделал его своей правой рукой.

— Доброе утро! — Эльзасец обшарил гостиную взглядом. — А где же Нуа и Анже?

— Тянутся, — беззаботно откликнулся Жан Марк, двигаясь, чтобы освободить местечко у столика. — Мы тут пьем кофе, — зачем-то добавил он.

Гибер остановился в дверях.

— Может, мне стоит сходить за де ла Нуа? — Вопрос был адресован начальнику экспедиции.

— Подождем с четверть часа, — принял решение тот и указал на один из диванов. — Присаживайтесь, Юрсен. Выпейте с нами кофе.

— Благодарю, как-нибудь в другой раз, — спокойно ответил Гибер и, прислонившись к дверному косяку, замер в ожидании.

Глядя на его огромные руки и черное от загара обветренное лицо, Мадлен спрашивала себя, понимает ли Бондиле, что этот бывший солдат наполеоновской гвардии никогда не примет его приглашения? Если Бондиле и сознавал это, то не подавал виду. Она жестом отказалась от инжира, предложенного ей Клодом Мишелем, бросив короткое: «Я подкреплюсь потом», — что было, собственно, истинной правдой.

Когда подошли Мерлен де ла Нуа и Тьерри Анже, Бондиле приказал принести еще кофе. Де ла Нуа уселся на табуретку, а Анже примостился на длинном диване, рядом с Мадлен. Едва поздоровавшись с ней, он набросился на еду.

— Я хочу, чтобы с этого дня все мы начали уделять особенное внимание любым упоминаниям о реке, — менторским тоном произнес Бондиле, покончив со второй чашечкой кофе. — Хочется все-таки выяснить, как сообщались города, стоящие по обе стороны Нила. Мне думается, именно здесь, в Фивах, у нас есть хорошие шансы успешно разрешить этот вопрос.

— Что мы должны искать? — поинтересовался Жан Марк. Он вынул из кармана аккуратную записную книжечку, достал из пенала ручку и вопросительно уставился на Бондиле.

— Пока не знаю, — вздохнул профессор. — Возможно, существовали какие-нибудь паромы. Мы знаем, что древние египтяне почти не сооружали мостов, хотя если бы они задались такой целью, то наверняка бы построили их.

— Нил разливается каждый год, — заявила Мадлен. Не столько затем, чтобы сообщить известную истину, сколько из желания принять участие в разговоре. — И весьма широко. В мостах просто не было проку.

Де ла Нуа пощипал коротко стриженную бородку.

— Возможно, хотя не исключена и другая версия. Мосты могли быть неугодны какому-нибудь из богов. Тут столько храмов, что подданные фараона, должно быть, сбивались с ног, стремясь умилостивить каждого из своих покровителей.

Подобное умозаключение, слетевшее с уст выдающегося ученого, вызвало у присутствующих смешки.

— Кстати, а что с изысканиями на том берегу Нила? — спросил Анже. — Вы полностью исключили их из наших графиков, Бондиле?

— Пока да, — ответил профессор. — От реки до храмов на той стороне добрых две мили. Зачем нам лишние хлопоты, когда и тут работы невпроворот? — Он протянул руку и похлопал Тьерри Анже по плечу. — Через год, через два, возможно, появится смысл наведаться и туда, хотя лично я не жду ничего сногсшибательного от этих визитов, тем более после того, как там покопался Бельцони. Сколько, по-вашему, в усыпальницах алебастровых саркофагов? Мы будем годами лопатить землю, добираясь до разоренных захоронений, и если повезет, отыщем парочку мумий. В любом случае, расхитители гробниц растащили все ценное еще три тысячи лет назад. Нам ведь есть чем заняться. Нас ждут Фивы, Луксор, а затем — Эль-Карнак. Оглянитесь вокруг — и поймете, что нам незачем переправляться на тот берег, разве лишь для того, чтобы выяснить, как это делали древние египтяне.

Бондиле рассмеялся, но с некоторой натугой, что отметила, правда, только Мадлен. Она видела, что глаза Бондиле не смеялись, и в душе ее ворохнулось дурное предчувствие.

— А что вы скажете о надписях, какие мы обнаружили у подножья статуи с солнечным диском на голове? — спросил де ла Нуа. — Еще три дня назад вы не выказывали уверенности, что это бог солнца.

— Я и теперь в том не уверен. Поговорите с Клодом Мишелем, он у нас спец по египетским иероглифам. — Бондиле знаком велел слуге принести еще кофе и продолжил: — Этот вопрос до сих пор остается открытым. Никто из нас не может с уверенностью сказать, какой именно бог осенен солнечным знаком. Год назад мы бы предположили, что это Амон, или Ра, или Осирис, но сейчас подобная атрибутика обнаружена и у других богов. Так что не стоит спешить с выводами. — Он улыбнулся, уже вполне искренне, чувствуя, что большинство собравшихся согласны с его точкой зрения.

— Если это не Ра, не Амон и даже не Осирис, тогда что же это за божество? — спросила Мадлен, с любопытством оглядывая мужчин. — И кто может утверждать, что мы не ошибаемся, предполагая, будто существовал лишь один бог солнца? Их могло быть много, а сам солнечный диск мог означать нечто большее, чем просто солнце.

— Что, например? — поинтересовался Бондиле, впервые после прихода де ла Нуа и Анже оборачиваясь к Мадлен. — Вечно вы, женщины, все усложняете. Пока у нас нет иных сведений, нам волей-неволей следует исходить из предположения, что существует только один бог солнца — Амон, или Ра, или Осирис. — Он выждал немного и, убедившись, что Мадлен не собирается возражать, продолжил: — Отдаю вам должное, вы очень умны, мадам. Не многие представительницы вашего пола обладают такой остротой мышления. Но ваши умозаключения заводят вас иногда чересчур далеко. Мы уже установили, что существует бог солнца по имени Амон, или Амон-Ра. У этого бога есть сын, Гор, изображавшийся в виде сокола. Есть жена и богиня-мать по имени Исида. А многочисленные окрестные храмы только свидетельствуют, как прочно укоренились эти религиозные представления в умах древних египтян. — Его рот растянулся в улыбке, но глаза были холодны.

Мадлен уставилась на носок собственного ботинка, выглядывавшего из-под юбки.

— Вы абсолютно в этом уверены? Ведь с веками что-то могло и меняться?

Бондиле одарил ее самодовольной ухмылкой, которой обычно осаживал не в меру ретивых студентов.

— Спросите себя, изменились ли как-то апостолы со времен основания Церкви? Переменилась ли Троица? Что заставляет вас думать, будто высокоразвитая цивилизация древнего мира не могла поклоняться столь же долговечным богам, сколь долговечны святые и мученики христиан? — Он оглядел притихших коллег и продолжил — Я не хочу сказать, что точка зрения мадам де Монталье лишена всякого смысла, — напротив. Но все наши находки пока что свидетельствуют об очень малочисленном пантеоне. А посему я смею сделать предположение, что наша трактовка религиозной традиции египтян является единственно верной.

Жан Марк захлопал в ладоши.

— Весьма остроумно подмечено, профессор Бондиле. — Он закивал сидящим молча товарищам, словно бы призывая их тоже выразить одобрение.

Де ла Нуа вновь подергал свою бородку.

— Не стану спорить с вами, Бондиле, — произнес раздумчиво он, — но я пока не готов безоговорочно утверждать, что верования древних египтян были именно таковы. Вас удовлетворяют имеющиеся свидетельства о малонаселенности египетского пантеона и о ролевой долговечности его обитателей, но я, видимо, не такой оптимист, как вы. Мне многое известно о традициях древних греков: они не имели единого мнения о богах, каким поклонялись. Так почему же возможное в Греции невозможно в Египте?

Вопрос был риторическим, но, к удивлению де ла Нуа, Жан Марк решился дать на него ответ.

— Исходя из того, что нам известно о древних греках, они не были единым народом. Селились в отдельных городах, каждый из которых считал себя государством. Поэтому вряд ли стоит удивляться, что в каждом греческом городе было собственное представление о ролевых назначениях различных богов. Но Египет — дело другое. Египет всегда отличался целостностью, даже когда его поделили на Верхний и Нижний. Поэтому вполне приемлемо счесть незыблемость египетского пантеона связующей составляющей, обеспечивающей единство страны. — Молодой человек умолк, покраснел и оглянулся на Бондиле.

— Весьма разумный довод, — сказал Бондиле, приканчивая последнюю чашечку кофе. — И подтверждает мою теорию.

— Но нет подтверждений, что она верна, — сказал де ла Нуа. — Должно пройти какое-то время, прежде чем мы удостоверимся, что не ошиблись.

— Конечно-конечно, — закивал Бондиле, довольный, что последнее слово в споре остается за ним. — Но мы отклонимся от цели, если займемся поиском неизвестных богов. — Он посмотрел на Мадлен. — Я не утверждаю, что вы не правы, мадам. Как я уже говорил, вы по-своему рассуждаете очень здраво. Мы просто учтем ваши замечания в дальнейшей работе. — Он подал коллегам знак. — Ладно, пора приниматься за дело. Анже, я хочу, чтобы вы захватили карты, составленные накануне. Будем вносить в них изменения прямо на месте, если что-то найдем. Я не хочу доверяться памяти.

— Отлично, — сказал Анже.

— Что ж, господа, вы готовы? — Вопрос прозвучал невинно, но Мадлен уловила подтекст. И поднялась вместе с мужчинами.

— Я, пожалуй, вернусь домой, а днем присоединюсь к вам. — Она сверкнула фиалковыми глазами, глядя на Бондиле. — Хочу посмотреть, что вы успели в последние несколько дней. Похоже, я многое пропустила.

Бондиле, словно не слыша иронии, звучащей в ее словах, грациозным жестом выразил снисходительное согласие.

— Прекрасно. Это внесет приятное разнообразие в наш монотонный труд.

Мадлен только вздохнула.

— Заранее благодарна вам за будущую экскурсию, — сказала она, пытаясь скрыть раздражение.

Ее так и подмывало накинуться на Бондиле: рассечь его саблей, смести с лица земли пушечным залпом. Или на худой конец, подбить ему глаз точным ударом крепко сжатого кулачка.

Письмо профессора Рено Бенклэра, отправленное из Парижа в Фивы и адресованное Карифу Нумаиру, судье.

«Уважаемый судья Нумаир! Позвольте уверить вас, что профессор Бондиле — человек безукоризненно честный. Его экспедицию поддерживают три наших университета — в надежде, что она обогатит своими достижениями не только французскую, но и мировую науку.

Вы можете полностью доверять как профессору Бондиле, так и его коллегам по экспедиции, ибо отбор кандидатов был тщательным, причем учитывались не только их аналитические способности и опытность, но и моральная чистоплотность. Мы не хотим, чтобы, чье-то скандальное поведение подорвало доверие к научным кругам, изучающим историю вашей великой страны.

Теперь, когда появилась возможность прочесть все надписи, сделанные на памятниках египетской старины, мы особенно заинтересованы в успешном ходе раскопок. Как вы знаете, Франция уже снаряжала экспедиции для замеров и изучения пирамид Гизы, но последние изыскания в Фивах позволяют исследовать самое сердце древней цивилизации.

У вас вызывает беспокойство тот факт, что в экспедиции участвует женщина. Я могу лишь заверить со своей стороны, что мадам де Монталье мне лично знакома. Это добронравная и весьма эрудированная особа. При всей своей молодости она уже получила известность в академических кругах Франции, а ее репутации неутомимого и скрупулезного исследователя старины можно лишь позавидовать. У вас нет причин сомневаться в том, что ее участие в экспедиции продиктовано научной необходимостью, а не чем-либо иным.

Если пожелаете, я попрошу профессора Бондиле регулярно предоставлять вам отчеты о ходе раскопок точно с той же периодичностью, с какой он отправляет их мне и другим лицам, содействующим возглавляемой им экспедиции. Уверен, с его стороны возражений не будет. Кроме того, я с удовольствием предоставлю вам подробные характеристики остальных посланных в Фивы ученых.

Надеясь на наше с вами плодотворное сотрудничество и в дальнейшем, спешу сообщить, что в конце этого года на первом же военном, идущем к Африке корабле, вам будет отправлен в дар груз золотых монет — с гонцом-охранником, который доставит его вверх по реке. Не в наших интересах портить добрые отношения с египетскими властями, уважаемым представителем каковых являетесь в данном случае вы, а посему я прилагаю к письму банковский чек на тысячу фунтов стерлингов для покрытия любых расходов, связанных с вашими наблюдениями за ходом экспедиционных работ (эта сумма не связана с золотом, о котором я упоминал выше). По досадному недоразумению этот чек не был вам выслан ранее — наш университет, как и множество подобных ему крупных организаций, не очень-то поворотлив. Уверен, вы не станете винить членов экспедиции в этой задержке. Тем более что и свою зарплату они получают вовремя далеко не всегда.

Хотя мы по-разному именуем и хвалим Всевышнего, надеюсь, он благословит вас и одарит своей благодатью — ведь досточтимый человек всегда приятен оку Господнему. А нам приятно иметь дело с официальным лицом, которое безукоризненно выполняет свой долг. Если в наших силах еще как-то помочь вам в вашей работе по наблюдению за экспедицией профессора Бондиле, незамедлительно сообщите об этом. Я прослежу, чтобы к любой вашей просьбе отнеслись с должным вниманием все вверенные моему попечению службы.

С искренними и самыми добрыми пожеланиями,


ГЛАВА 3

Мадлен де Монталье подкатила к роскошной вилле Ямута Омата часа через два после начала приема, приглашение на который она получила как участница экспедиции Бондиле.

Выйдя из экипажа, она бросила взгляд на кучера.

— Кюртиз, через два часа, будь добр.

Кучер дотронулся до полей шляпы.

— Разумеется, мадам, — сказал он, прежде чем свистом пустить тройку лошадей вскачь.

Слуги несколько растерялись, увидев, что к ним поднимается женщина с неприкрытым лицом и без приличествующего сопровождения. Тем не менее эта особа была явно достойна чести считаться гостьей хозяина, судя по дорогому платью бледно-лилового шелка и гарнитуру из драгоценных камней. Плечи незнакомки укутывала кисейная шаль, тонкая, как дуновение ветерка, темные волосы были уложены в изысканную прическу, из которой словно бы ненароком выбивались три завитка. Она взглянула на носителя самого пышного и большого тюрбана и мелодичным голосом произнесла:

— Сожалею, что я так опоздала.

— Мой хозяин будет рад вас принять, — поспешно ответил слуга и торопливо отвесил поклон. — К несчастью, вы пропустили ужин.

— Как прискорбно, — уронила надменно Мадлен. — Будьте любезны, представьте меня мадам Омат и ее мужу, если это удобно и если они не слишком уж заняты с другими гостями.

Слуга вновь отвесил поклон.

— Прошу вас следовать за мной, — произнес он на очень хорошем французском.

— Как тут красиво! — вполне искренне восхитилась Мадлен, входя в дом. — Ваш хозяин, должно быть, счастливец.

— Аллах проявляет к нему благосклонность, — уклончиво ответил слуга, указывая на небольшую приемную. — Если угодно, подождите здесь, я сейчас приведу мадемуазель Омат.

— Мадемуазель? — удивленно переспросила Мадлен. — Как это понимать?

— К несчастью, мой хозяин вдовец, — ответил слуга, изобразив нечто среднее между египетским и европейским поклонами.

— Печально, — отозвалась Мадлен, невольно опешив. От своих слуг ей было известно, что зажиточным мусульманам по законам Корана дозволяется иметь четырех жен. Куда же они подевались? Неужели ушли из жизни? Или это всего лишь поза, удобная выдумка для европейских гостей? Решив чуть позже сыскать ответы на эти вопросы, она с восхищением принялась разглядывать чашу, инкрустированную стеклом и камнями.

— Говорят, эта чаша из усыпальницы верховного жреца Исиды, — произнесла юная девушка, появляясь в дверях. — Вы мадам де Монталье? Я мадемуазель Омат.

Мадлен обернулась и поприветствовала вошедшую легким светским поклоном.

— Простите, что опоздала. Надеюсь, я не нарушила ваших планов?

— Ничуть. Полагаю, у вас не возникло каких-либо трудностей по дороге? — поинтересовалась Рида Омат и с видимым напряжением поклонилась.

— О нет, никаких. Просто мне обязательно нужно было доделать кое-какие дела, а на это ушло больше времени, чем я предполагала. — Мадлен обвела взглядом комнату. — Прелестная гостиная.

— Отец будет рад, что она вам понравилась, — сказала девушка, сделав несколько неуклюжих шагов. — Не привыкла пока к каблукам, — призналась она.

— Понимаю, — сказала Мадлен. — Кажется, вы первая египтянка, какую я вижу в европейском наряде. Это так неожиданно.

— Вас не оскорбляет мой вид?

Мадлен покачала головой.

— Ни в малейшей степени. Наоборот, мне даже приятно. Это платье вам очень идет.

— Правда? — искренне обрадовалась Рида. — У меня их так мало, и почти все они плохо на мне сидят. Отец уверяет, что это не так, но я-то ведь не слепая. — Она потеребила края наброшенной на плечи шали. — Это единственное, что мне привычно. Все остальное… такое необычное.

— И наверное, не очень удобное? — догадалась Мадлен.

— Не очень, — призналась Рида. — И потом, я все время помню, что стоит мне появиться в таком виде на улице, как меня тут же забросают камнями.

Мадлен вскинула руку в протестующем жесте, хотя в душе признавала, что это именно так.

— Значит, вы носите что-нибудь европейское только здесь — и больше нигде?

— Я одеваюсь так, когда меня просит отец. Он знает, как мусульмане относятся к этому, он ведь и сам мусульманин, хотя и не раб отживших свое догм. — Девушка произнесла последнее скороговоркой, словно не понимая значения слов, и в ее огромных глазах отразилось смятение. — Простите. Я забыла о своих обязанностях. Вы же гостья и должны чувствовать, что вам здесь рады.

— А я и чувствую, — сказала Мадлен. — Искренность лучшее проявление чуткости.

Рида замахала руками.

— Я злоупотребила вашим вниманием. Мне следовало бы проявить больше заботливости. Хотите, я прикажу принести угощение?

«Французский наш безупречен, но принимать комплименты мы еще не умеем», — подумала Мадлен про себя, а вслух быстро сказала:

— О нет, благодарю. К сожалению, я страдаю одним неприятным недугом, весьма обедняющим мой рацион. Я вообще стараюсь есть в одиночестве, чтобы ненароком не отправить в рот что-нибудь лишнее. — Она протянула руку молоденькой египтянке. — Получив ваше приглашение, я была польщена, но… вот ведь что любопытно. Мне казалось, у вас не принято… приглашать одиноких женщин на званые вечера.

Рида Омат взволнованно закивала:

— Вы правы, мадам, вы правы. Я хочу сказать, в большинство наших домов… вас без мужчины просто бы не впустили. Да и египетским семьям не часто доводится развлекать заморских гостей, но так уж вышло, что мой отец ведет дела с европейцами еще со времен вторжения Наполеона и кое-что из французских обычаев пришлось ему по душе. — Она показала на свое платье. — У моих соседок подобных нарядов нет. Они ходят в одежде, какую носили, наверное, и до потопа.

— Да я успела заметить, — кивнула Мадлен, но любопытство ее только усилилось. — Я могу понять, что мусульманин, имеющий дела с европейцами, может посчитать для себя удобным что-то у них перенять, но никогда не слышала, чтобы эти новые веяния затрагивали членов его семейства. Весьма необычно видеть мусульманскую девушку в таком облачении, даже если она всего лишь угождает отцу. — Увидев испуг на лице египтянки, Мадлен продолжила — Я не хочу расстраивать вас, мадемуазель Омат, но, должна признаться, это меня удивляет. Прошу вас, не думайте, будто мои слова заключают в себе насмешку или неуважение по отношению к вам. Не сомневайтесь, многих из сегодняшних ваших гостей терзают те же вопросы.

— Точно так же, как их терзают вопросы о вас, — неожиданно выпалила Рида Омат. — Да-да. Я слышала разговоры. Отец велел мне не обращать на них внимания, но… уши мои все равно остаются открытыми.

Улыбка Мадлен сделалась почти ангельской.

— Вот как? И что же обо мне говорят? Пожалуйста, расскажите.

Лицо Риды помрачнело.

— Говорят, что вы сбежали от мужа, что вы здесь для того, чтобы… чтобы… познать удовольствия. Говорят, вы ищете себе любовника, чтобы отомстить своему супругу.

Собственные слова привели девушку в такое смятение, что Мадлен невольно рассмеялась.

— У меня нет мужа, мадемуазель Омат, — сказала она ласково. — И никогда не было. И ни от кого я не убегаю. Никому не мщу. На самом деле я занимаюсь тем, что интересует меня больше всего: изучаю прошлое. — Она подошла к девушке. — А удовольствия, на которые тут намекают, касаются только меня.

Теперь Рида смутилась совсем, глаза ее — карие и огромные — излучали печаль. Она отпрянула от Мадлен, непрерывно теребя бахрому роскошной шали, укрывавшей ее полудетские плечи.

— Простите меня… я забылась. Даже не знаю, как это получилось. Отец очень расстроится…

Мадлен мягко ее перебила:

— Ваш отец ни о чем не узнает.

— Что? — Рида обернулась и уставилась на Мадлен.

— У меня нет причины обсуждать в беседе с хозяином этого дома то, что я услышала от вас. Я понимаю, обо мне ходят разные сплетни, и вполне естественно, что некоторые из них дошли до ваших ушей. Я могу лишь благодарить вас за прямоту, ведь вы отважились вслух произнести то, о чем другие предпочитают шушукаться втихомолку. — Она дала время Риде обдумать свои слова. — А теперь не окажете ли мне честь представить меня своему отцу?

Девушка удивленно сморгнула.

— Отцу? — Она встрепенулась. — Да-да, конечно. Буду рада. Прошу. — Рида пошла было к двери, но тут же остановилась. — Вы правда не сообщите ему о моем дурном поведении?

— Я ведь уже сказала, что не стану это делать, — с иронической строгостью ответствовала Мадлен.

— При других обстоятельствах я бы и рта не раскрыла. Просто… вы меня потрясли. Вы так молоды, так красивы. Я ожидала встретить даму постарше… ну… не такую, как вы.

— Я не так молода как вы думаете, мадемуазель, — сказала Мадлен.

Зал для приемов оказался огромным. Его величие подавляло. Колонны из зеленого мрамора, пол с мраморной головоломной мозаикой, четыре огромные хрустальные люстры — всего этого было словно бы чересчур много для полусотни гостей. Тут же играл небольшой ансамбль из пяти музыкантов, но танцевали всего несколько пар.

— Отец, — обратилась к хозяину дома Рида Омат, проведя Мадлен через зал, — пришла твоя последняя гостья.

Ямут Омат был одет в строгий вечерний костюм и, если бы не тюрбан, вполне мог сойти за итальянца. Он стоял чуть в стороне от гостей, сверля их пронзительным взглядом.

— Мадам де Монталье, наконец-то, — произнес он. — Вы не нуждаетесь в представлении.

Мадлен придержала резкое замечание, готовое слететь с языка, и в церемонном реверансе присела перед хозяином дома.

— Месье Омат, благодарю вас за любезное приглашение и прошу простить мне столь позднее у вас появление.

Властность, с какой египтянин поцеловал ее руку, дала понять, что с этим человеком надо держаться настороже. В нем ощущалось желание подчинять себе все и вся. Поэтому она улыбнулась. Дружелюбно, но без тени игривости.

— Прощать тут нечего, — с важным видом отвечал Ямут Омат. — Скорее, я должен выразить благодарность. — Он широким жестом обвел присутствующих гостей. — Мы ведь не знакомы, но вы все же приехали, чем оказали мне честь.

— Вы пригласили всю экспедицию профессора Бондиле, а я ведь тоже ее участница. — Мадлен с удовольствием отметила про себя, что все еще не утратила умения поддерживать светскую болтовню. — С вашей стороны весьма великодушно оказывать гостеприимство иностранцам, слишком многие из них некогда злоупотребляли радушием египтян. Осторожная сдержанность по отношению к европейцам, особенно к нам, французам, была бы простительна и понятна.

— Из-за Наполеона, вы хотите сказать? — уточнил Ямут Омат и, не дожидаясь ответа, театрально расхохотался, отчего кое-кто из гостей повернулся в их сторону. — Дорогая, я не из тех одержимых глупцов, что прятались по развалинам и швыряли в завоевателей камни. Я сразу понял, что любое сопротивление обречено и что лучше сотрудничать, чем сражаться. Мое процветание — Аллах велик! — служит тому подтверждением. — Он взял руку Мадлен, сунул себе под локоть и неторопливо двинулся к столикам в конце зала. — Позвольте предложить вам бокал шампанского, мадам. Сам я не пью, но для гостей держу лучшие вина. Сейчас я расскажу вам о самых удачных своих сделках.

Мадлен хотела было убрать руку, но поняла, что это будет воспринято как оскорбление.

— Я рада буду выслушать вас, месье, но, к сожалению, от шампанского придется все-таки отказаться.

— Почему? — Ямут Омат даже остановился.

— Иначе не получается. — Мадлен, воспользовавшись моментом, высвободила плененную руку. — Я не пью вина. — Она одарила магометанина самой очаровательной из своих улыбок.

— Хвала Аллаху, — сказал Омат озадаченно. При иных обстоятельствах он бы, возможно, пустился в расспросы, но сейчас это было неуместным. — Тогда что же мне вам предложить?

— С меня довольно и общества, какое у вас собралось, — ответила Мадлен, указывая на гостей. — Здесь столько новых для меня лиц, и уже одно это мне кажется просто чудесным. Я ведь в последнее время общаюсь только с коллегами, что работают у профессора Бондиле. Все они дивные люди, но… — Мило улыбнувшись, она сделала шажок в сторону. — Пожалуй, я слишком злоупотребляю вашим вниманием. Не годится отвлекать вас от остальных гостей.

Хозяину дома ничего не осталось, как изобразить на лице улыбку.

— Вы меня очень обяжете, мадам де Монталье, если соблаговолите в случае малейшей необходимости прибегнуть к моим услугам, — сказал он, слегка поклонившись, а затем направился к небольшой группе британцев; те со скучающим видом потягивали вино.

Предоставленная самой себе, Мадлен поспешила к маленькому оркестру, чувствуя, что стосковалось по музыке больше, чем ей бы хотелось признать. Она и сама музицировала, и довольно прилично, но не касалась клавиш рояля с момента отъезда из Монбюсси. Отыскав свободное кресло, Мадлен опустилась в него, чтобы в покое и без помех насладиться менуэтами Моцарта, но через пару минут ощутила, что за спиной ее кто-то стоит. Решив, что это хозяин дома, она резко встала и, обернувшись, уставилась в ярко-синие глаза незнакомца, одетого в строгий вечерний костюм.

— Я не хотел напутать вас, мадам, — произнес тот по-французски, но с явным немецким акцентом.

— А я и не испугалась, — не совсем правдиво ответила Мадлен. — Просто я думала, что ко мне подошел кто-то из наших, то есть из экспедиции профессора Бондиле.

Мужчина улыбнулся, и сеть мелких морщинок залучилась вокруг его глаз. «Сколько ему лет? — спросила она себя. — Тридцать пять? Или больше?» В блестящей каштановой шевелюре пробивалась седая прядь — словно отблеск свечи в отполированной дубовой столешнице. Незнакомец меж тем склонился к руке Мадлен.

— Мне сказали, что мы соседи. Учитывая ситуацию, я решил, что этого факта достаточно, чтобы представиться вам, не прибегая к помощи третьих лиц.

— Вы, должно быть, врач, — догадалась Мадлен, слегка присев, и добавила: — Мне рисовался совсем другой человек.

— Кругленький, бородатый, окутанный трубочным дымом? — предположил мужчина. — Так выглядел мой профессор. — Он опять улыбнулся, чуть иронично, но с долей усталости. — Эгидиус Максимилиан Фальке, к вашим услугам. Вы ведь мадам де Монталье, отважная исследовательница египетской старины?

— О, — удивилась Мадлен, вновь настораживаясь. — Почему вы так уверены, что это именно я?

— Оглянитесь вокруг, сколько здесь европейских женщин? — Фальке указал на присутствующих. — Десяток? Дюжина? А многие ли из их числа моложе меня? Две-три, не более. Теперь остается найти среди них одинокую, независимую и явно не стесняющую себя в средствах красавицу. — Он взглянул Мадлен прямо в глаза. — Это единственно вы.

— Вы вычислили меня методом исключения, — сказала Мадлен, испытывая странное замешательство.

— Что было нетрудно. Окажись здесь с пяток женщин вашего возраста и без спутников, я, возможно, и встал бы в тупик, а так эта задача не затруднила бы и восьмилетнего школяра. — Он замолк, прислушиваясь к оркестру. — Отлично. Они покончили с Моцартом.

— Вам не нравится Моцарт? — удивленно спросила Мадлен. — Мне казалось, что немцы патриотичны и в отношении к музыке.

— Моцарт — австриец, — парировал собеседник. — И его музыка давно устарела. Я предпочитаю что-нибудь поновее. А вы?

— Когда как. Теперь они взялись за Россини, — произнесла Мадлен, узнав заразительную мелодию из «Танкреда». — Вы знаете, в Венеции даже был принят закон, запрещающий напевать эту песню.

Фальке ухмыльнулся, отчего на щеках его вновь проступили две ямочки, а вокруг глаз залучились морщинки.

— Лишь итальянцы на такое способны.

— Что делать, ведь люди часами самозабвенно выводили ее, — пояснила Мадлен. — А запрет касался только юристов.

— Чтобы судебное производство не превращалось в пение хором? — спросил немец и, прислушиваясь, склонил голову набок. — Очень прилипчивая мелодия. Можно сказать, что-то вроде музыкальной чесотки, — добавил он и помрачнел. — Простите, мадам. Я позволил себе замечание в дурном вкусе. Если оно вас задело…

— Нет-нет, доктор Фальке, — поспешно запротестовала Мадлен. — Говоря откровенно, я с вами согласна.

Но он не принял поддержки.

— Сравнивать музыку, причем великолепную, с людскими болячками непростительно. — Фальке уставился на пустую чашку в своей руке. — Похоже, я перебрал пунша.

— Совсем не похоже, — возразила Мадлен.

— Надеюсь, что так. Сознание врача должно быть всегда ясным. — Он осторожно водрузил чашку на крайчик широкого горлышка большой вазы с пышным букетом цветных лилий. — Вот так. Чтобы не мучил соблазн. — Немец помолчал, с преувеличенным вниманием вслушиваясь в мелодию, затем снова заговорил — Наверное, я огрубел. Во всем виновата работа. Многие местные заболевания просто ужасны. И зачастую не знаешь, как к ним подступиться, ведь европейская медицина почти не сталкивалась с недугами, распространенными в стране пирамид. Я что-то делаю, но вслепую, на ощупь, и собственное бессилие подчас меня страшно злит.

— Вы смелый человек, господин доктор, — вырвалось у Мадлен. — Надеюсь, вы не пренебрегаете должными мерами предосторожности.

Он передернул плечами, совсем как француз или итальянец.

— Я делаю все, что разумно, но мне неизвестны средства, способные помочь бедолагам, каких я пытаюсь лечить. Все шло бы совсем по-другому, имей я у себя под рукой хоть какие-то наставления, могущие указать мне правильный путь.

Мадлен невольно вспомнился Сен-Жермен с его богатейшим опытом жизни в Египте. Наверняка многое из информации, какой он владеет, могло бы пригодиться этому отважному медику. Но… как ему объяснить, откуда взялись у нее эти сведения? Ответ тут же нашелся.

— Доктор Фальке, — заговорила Мадлен, — Экспедиция профессора Бондиле занимается расшифровкой настенных египетских текстов. Если среди них обнаружится нечто относящиеся к медицине времен фараонов, я буду рада вам о том сообщить.

Ей действительно стало радостно от сознания, что она сумеет оказать этому человеку реальную помощь, а заодно и его исстрадавшимся подопечным.

— Заманчивое предложение, — вскинулся Фальке. — Если такое возможно, дорога будет каждая мелочь.

— Я понимаю, — кивнула Мадлен. — Если какой-то древний метод лечения оправдает себя и сегодня, то он дважды сослужит хорошую службу.

— Вы хорошо вникаете в суть проблемы, — сказал с уважением немец. — Благодарю вас за столь обнадеживающее намерение и, будьте уверены, не премину, когда дело завертится, поблагодарить профессора Бондиле.

— Профессора? — Мадлен едва удержалась от вскрика. — Думаю, вам не стоит это делать, — с большим напряжением сказала она. — Профессор Бондиле так опасается конкуренции, что запрещает нам обсуждать с кем-либо наши находки, до тех пор пока их описание под его именем не появится в научной печати. Вряд ли он одобрит наш с вами план, ибо решит, что вы тут же используете полученные сведения в своих карьеристских целях.

— Тогда почему вы мне делаете такое щедрое предложение? — растерянно спросил Фальке.

— Потому что не вижу причин опасаться подвоха с вашей стороны. Или я не права? — Мадлен не дала собеседнику времени на ответ. — Профессор Бондиле, — сказала она, — ревностный исследователь старины. Для него любой расшифрованный древний текст является своего рода ступенькой для продвижения по научной лестнице. Ваши резоны он не станет учитывать.

Фальке был шокирован.

— Я вполне могу понять его устремления, но медицина…

— Медицина Древнего Египта — это такая же область столкновения научных амбиций, как любая другая, — заявила Мадлен. Она уловила внутреннее сопротивление Фальке и потому продолжила с большей настойчивостью: — Если хотите, заключим частное соглашение. Я попрошу вас не публиковать ничего из того, что я вам сообщу, а вы, в свою очередь, пообещаете держать наш договор в секрете ровно столько, сколько в Фивах пробудет экспедиция Бондиле. Такие условия вам подходят?

— Не знаю, — ответил немец. — Мне нужно подумать. Не хотелось бы компрометировать ни себя, ни вас, ни чью-либо работу, но…

— Но от шанса спасти умирающего или облегчить чьи-то страдания также нельзя отказаться, — закончила Мадлен его мысль. — Наверняка древние египтяне умели лечить болезни, перед какими сейчас пасуют европейские эскулапы. Нет ничего дурного в попытке применить эти знания в современных условиях.

Фальке, поколебавшись, кивнул.

— Буду откровенен. Мне бы очень хотелось сделать эту попытку. Однако вся эта таинственность… — Он внимательно и серьезно посмотрел на Мадлен. — Позвольте мне какое-то время подумать. Если я загляну к вам завтра под вечер, чтобы сообщить о своем решении, мой визит не вызовет неудобств?

— Конечно нет, — сказала Мадлен, вглядываясь в него. — Но мы бы уже сейчас могли обсудить детали. — «Тогда, — добавила она про себя, — я конкретно знала бы, чего тебе надо, и уже с вечерней почтой к Сен-Жермену ушел бы запрос».

— Нет. — Врач решительно мотнул головой. — Я должен подумать. Я понял, что ваши аргументы весомы, но требуется какое-то время, чтобы все окончательно себе уяснить. — Он склонился к руке собеседницы. — Я счастлив нашим знакомством, мадам.

— Как и я, доктор Фальке, — сказала Мадлен, думая, что в Париже ни о каком знакомстве без посредника не могло быть и речи. Впрочем, там и повода познакомиться с этим чересчур щепетильным медиком не возникло бы вообще.

— Значит, до завтра. — С этими словами немец кивнул и твердым шагом направился к столику англичан.

Какую-то секунду Мадлен смотрела ему вслед, потом вновь повернулась к ансамблю, но так и не сумела сосредоточиться на музыке Чимарозы. Мысленно она то и дело возвращалась к Эгидиусу Максимилиану Фальке, спрашивая себя, чем ее очаровали ямочки и морщинки, проявляющиеся при улыбке, и седая прядь в каштановых волосах. А может быть, дело в чем-то другом? Например, в ярко-синих глазах?

— Скучаете? — спросил Ален Бондиле, подходя к ней с наполовину пустым бокалом шампанского. — Наверное, вы привыкли к более изысканным раутам?

— Нет, отчего же, мне здесь хорошо, — сказала Мадлен, стараясь избежать нарочитости в голосе. — К слову сказать, высший свет меня не очень-то манит.

В последние тридцать лет, добавила она про себя. Пара встреч с престарелыми дамами, товарками своей юности, и сопряженные с этим расспросы отбили у нее охоту посещать великосветские званые вечера.

— А что же манит? Наука? — с издевкой спросил Бондиле. — Позвольте заметить, мадам, в это трудно поверить.

— Тем не менее это так, — надменно сказала Мадлен. — Вы видели мой послужной список, вам известно, что я здесь не из пустой прихоти, — чего ж вам еще?

Что б ты провалился, мелькнуло в ее мозгу. Но от Бондиле было не так легко отделаться.

— Завтра приезжайте к завтраку несколько раньше, чем остальные. Будете защищать свои предложения. — Его глаза жадно вспыхивали, ощупывая сапфиры и бриллианты ее ожерелья. — Я почти уверен, что ваши догадки ошибочны, но, если вы хоть частично докажете их состоятельность, мы, вероятно, сумеем кое-что для вас организовать.

Догадки эти полностью подтверждало последнее письмо Сен-Жермена, но, показав его оппоненту, Мадлен рисковала прослыть не только чудачкой, но и сумасшедшей.

— Договорились, — спокойно сказала она. — Я буду у вас получасом раньше. Но мне не нужен никакой завтрак — мне нужна дискуссия, профессор Бондиле.

— Хорошо-хорошо, — с подозрительной поспешностью согласился профессор. — И пусть Клод Мишель в этот раз сам найдет дорогу в мой дом.

— Как скажете, — кивнула Мадлен, тут же решив отправить записку к Жану Марку Пэю, чтобы не разговаривать с Бондиле с глазу на глаз. Она отошла на шаг, а затем спросила: — Кстати, профессор, вы не знаете, который теперь час?

Бондиле театральным жестом вынул из кармашка жилетки золотые часы.

— Десять пятьдесят три, — сказал он.

Ей удалось замаскировать облегчение огорченной гримаской.

— Боже! Мой возница уже меня ждет. — Время у нее еще было, но она знала привычку Кюртиза загодя подавать лошадей. — Я должна идти. Мне ведь завтра придется встать до рассвета.

Мадлен поклонилась и двинулась прочь — на розыски хозяина дома.

— Месье Омат, — сказала она ему. — Я должна поблагодарить вас за чудно устроенный вечер. Очень любезно, что вы меня пригласили.

— Уже уходите? — спросил Омат, опять завладевая ее рукой. — А я надеялся, что вы присоединитесь ко мне за вторым ужином, который подадут в полночь. Видите, у меня все здесь на европейский лад.

— Да, — сказала Мадлен, — организация просто отменная. Но мне завтра рано вставать, а кроме того, меня еще ждут кое-какие дела. — Она присела и высвободила свою руку. — Великолепный прием.

— В таком случае вы непременно должны еще раз у меня появиться, — сказал Омат, подзывая небрежным взмахом руки одного из слуг. — Проводи мадам де Монталье и проследи, чтобы все было в порядке.

Француз на его месте поступил бы точно так же, но почему-то Мадлен захотелось завыть.

— Вы очень любезны, — с трудом произнесла она и позволила слуге проводить себя к выходу. Выйдя на улицу, пленница ситуации облегченно вздохнула, заметив, что из-за угла выворачивает ее экипаж.

Кюртиз погнал лошадей от виллы Омата, и Мадлен вздохнула еще раз. Под сидением и полом кареты покоилась земля ее родины, от нее исходили волны энергии, бодрящие тело и вливавшие в душу тепло. И все же хорошо бы найти способ снабдить подобной защитой подошвы туфелек для таких вот приемов, прикрывая глаза, подумала вдруг она.

Письмо судьи Карифа Нумаира к профессору Алену Бондиле.

«Досточтимый профессор!

Я до сих пор не получил из Франции документов, подтверждающих ваши полномочия, а посему намерен лично проинспектировать ход экспедиционных работ, в связи с чем прошу вас предоставить мне полный список всех находок, сделанных вами за весь период вашего пребывания в Фивах. Я также прошу довести до сведения всех членов экспедиции, что они обязаны отвечать на любые мои вопросы, буде таковые возникнут. Если во время инспектирования кого-то из участников экспедиции не окажется на месте раскопок, я потребую от него отчет с подробным описанием того, чем он был занят.

Учтите, что в последние четыре дня я успел опросить нанятых вами землекопов с носильщиками корзин и запротоколировал эти беседы. Так что, если в предоставленных вами отчетах обнаружатся грубые разногласия с имеющимися у меня протоколами, мне придется установить постоянное наблюдение за вашей деятельностью, дабы, выяснить, каковы ее действительные результаты.

Я намерен осуществлять контроль за ходом раскопок с неусыпным вниманием, ибо мы не желаем, чтобы стены древних развалин, которые вы изучаете, претерпели еще больший ущерб. Известны также примеры, когда допущенные в Египет исследователи вели научные изыскания лишь для прикрытия, а на деле забирались в обнаруженные гробницы и присваивали все найденные там ценности, чего я безусловно не допущу.

Если вы усомнитесь в моих полномочиях, я обращусь с просьбой к хедиву, чтобы он взял инспекцию под свою руку.

Мы не безграмотный народ, профессор, мы не позволим ни вам, ни другим европейцам действовать скрытно и в целях наживы, оскорбляя тем самым достоинство нашей великой страны. Я намерен и далее оберегать Фивы, как главную сокровищницу Египта, от разграбления, я поклялся на Коране защищать эти древние камни.


ГЛАВА 4

Работа состояла в основном из расчистки. Юрсен Гибер и Жюстэн Лаплат приглядывали за землекопами, нагребавшими песок в большие корзины, и носильщиками, уволакивавшими их прочь. Когда наконец обнажался какой-то фрагмент руин, туда стекались остальные участники экспедиции, с блокнотами и альбомами для зарисовок. Мерлен де ла Нуа с неизменной трубкой в зубах, стоя на приставной лестнице, невозмутимо вглядывался в древние иероглифы, шумливый Ален Бондиле заламывал в нетерпении руки и громкими возгласами пытался его подогнать.

— Что вы об этом думаете? — спросил Клод Мишель, указывая на основание огромной колонны.

— Сразу не скажешь, — усмехнулась Мадлен. — Похоже… здесь что-то меняли. Вот, видите? — Она прикоснулась ногтем к той части камня, где рельефный рисунок был залит тонким слоем цемента.

Клод Мишель озадаченно покачал головой.

— Вы полагаете, это следы реставрации?

— Нет, коррекции, — возразила Мадлен. — Возможно, жрецы приказали что-то здесь переделать.

— Вы хотите сказать, что это дело рук египтян? — оторопело спросил Клод Мишель.

— Вполне допускаю, — кивнула Мадлен. — В любом случае сделайте зарисовку. Постарайтесь не упустить ни малейшей детали… Например, видите эти маленькие значки? — Она опустилась на колени, разглядывая резьбу, потом, взяв кисть, удалила мешающие песчинки. — Узор в виде лотоса. Это может быть важно. Вряд ли в нем заключена какая-нибудь конкретная информация, но лотос может что-либо означать, как, скажем, листья лавра у греков и римлян.

— Да, конечно. — Клод Мишель присел рядом с ней. — Я достаточно знаком с работами Шампольона, чтобы узнать некоторые обозначения. Открытая ладонь означает «т». Египетский крест с петелькой наверху — это…

— «Анх», — договорила Мадлен, — или «энх», знак жизни. — Она потерла ладони, стряхивая с них песок. — Я тоже кое-что изучала.

— Прекрасно, — сказал Клод Мишель. — Сокол смотрящий на нас, — буква «м». Горизонтальная ломаная линия — «н». — Он раскраснелся от возбуждения. — Пустующий трон и глаз, обведенный кругом, — это Осирис.

— А это? — Мадлен показала на следующую группу знаков в овальной рамке, так называемый картуш. — Что это?

Клод Мишель вгляделся в изображение, потом деловито кивнул.

— Это имя какого-то фараона. Я сейчас все зарисую. Солнечный диск, что-то вроде чаши или полукруга, человеческая фигурка с пером на голове и египетским крестом в руке. Вторая часть изображения: перо, четырехугольник с маленькими пиками на верхней грани, знак «н», затем идет четырехугольник поменьше с чем-то вроде кувшина на верхней грани, и последнее — крючок со стеблем какого-то растения. — Описывая картуш, он одновременно делал набросок. — Готово. Правда, я плоховато рисую. Нет способностей. Так сойдет?

Мадлен сравнила эскиз с реальным изображением.

— Фигурка с пером на голове держит «анх» под углом, отведя его от себя, — сказала она, указывая на колонну. — Надо спросить у де ла Нуа, не нашел ли он что-то подобное. Интересно, что это за фараон?

— Не знаю, — пожал плечами лингвист. — Уверен только, что не Рамзес: картуши с его именем нам известны. — Он снова погладил камень. — Представьте себе людей, работавших здесь. Годы шли, а они все сидели на солнце, выбивая иероглиф за иероглифом. Посетители этого храма, должно быть, молились под нескончаемый стук молотков.

— Весьма вероятно, — сказала Мадлен, — если, конечно, все делалось тут, а не прямо в каменоломнях. — Она поднялась с колен. — Когда выясните имя фараона, не забудьте мне сообщить — хорошо?

— Конечно, — ответил Клод Мишель, с трудом выпрямляясь. — В какой части храма вы будете сегодня работать?

— В самой тенистой. — Ответ прозвучал шутливо, хотя и не расходился с правдой.

— Займусь иероглифами портала у входа в маленький зал. Там их очень много, они могут сказать, для чего назначалось это укромное помещение.

— Обряды, жертвоприношения… — мечтательно подхватил Клод Мишель. — Вы считаете, все это происходило именно там?

— Не знаю, — уронила Мадлен. — И никто не знает… пока. Зал очень маленький. Возможно, он использовался для хранения культовой атрибутики и одеяний.

— Вы хотите сказать, там находилась всего-навсего кладовая? — Ужас в голосе Клода Мишеля был неподдельным.

— Возможно, и так, — сказала Мадлен, в душе забавляясь. — Должны же они были где-то хранить свои вещи. А может, этот зал являлся молельней, куда допускались лишь верующие особого ранга, что-то вроде боковых европейских часовен для знати. — Она засунула кисть за пояс. — Что бы там ни было, я намерена это выяснить, вот и все.

— Вам не понадобится моя помощь? — с надеждой спросил Клод Мишель.

— Нет, спасибо, — Мадлен улыбнулась. — Возможно, я обращусь к вам позже, когда скопирую все иероглифы и не сумею разобрать ничего, кроме «анх». — Ее фиалковые глаза лукаво сверкнули. Она находила влюбленность молодого ученого трогательной, но полагала, что весь этот романтизм в одно мгновение улетучится, стоит тому узнать, чем на деле является предмет его воздыханий. Ухаживания Клода Мишеля одновременно и очаровывали и действовали на нервы. Впрочем, возможно, такую реакцию провоцировала разница в возрасте. — Профессору Бондиле ваша помощь нужна больше, чем мне. К тому же он здесь руководитель.

— Да, — Клод Мишель перешел на деловой тон. — Вы правы, мадам. Мне самому следовало об этом подумать.

— Все в порядке. Вы очень мне помогли. — Мадлен дружелюбно помахала рукой и пошла к загадочному помещению храма, надеясь, что землекопы успели убрать из него весь песок.

— Будьте осторожны, мадам, — прокричал ей вслед Юрсен Гибер. — Здесь водятся змеи и всякая нечисть.

— Благодарю. Постараюсь не увлекаться, — присела в шутливом реверансе она.

Старший землекоп едва удостоил ее хмурым кивком и прокричал что-то своей команде.

— Хотите быть тут? — спросил он на таком скверном французском, что его едва можно было понять.

— Хочу, — сказала Мадлен, рассматривая настенные иероглифы. — Но подожду, пока вы закончите.

— Что? — не понял землекоп.

— Продолжайте, — сказала она, жестом повелевая ему вернуться к работе. — Я подожду.

— Подожду? — с недоумением повторил египтянин.

Мадлен покинула полузасыпанное песком помещение и пристроилась в тени гигантских колонн. Она вынула блокнот и принялась тщательно срисовывать знаки, теснящиеся вокруг входа, не обращая внимания на рабочих. Те, в свою очередь, игнорировали ее. Покончив с копированием, Мадлен сделала в блокноте пометку, что все это следует отослать Сен-Жермену. Для него исчезнувшая цивилизация не являлась загадкой — он знал очень многое о людях, некогда населявших эту страну.

— Какими вы были? — прошептала она, разглядывая таинственные письмена, но те хранили молчание. С трудом оторвав от них взгляд, Мадлен повернулась и… вздрогнула от неожиданности, увидев, что рядом стоит человек в какой-то странной накидке с капюшоном, надвинутым на лицо.

— Вы мадам де Монталье? — спросил он на очень правильном, старомодном французском, какого после потрясшей Францию революции уже нельзя было нигде услыхать.

В первую секунду она хотела позвать на помощь, но тут же взяла себя в руки. Ну что такого опасного в этом молча взирающем на нее незнакомце? Если он задумал недоброе, то выбрал неподходящее место — вокруг слишком много народу. А если пришел с миром, почему не поговорить с ним?

— Да, — наконец уронила Мадлен, сообразив, что от нее ожидают ответа.

— Мадам. — Незнакомец вежливо поклонился. Голос его звучал низко и музыкально. — Я Эрай Гюрзэн. Коптский монах, христианин.

— Слушаю вас, — произнесла она сдержанно.

— Меня прислал Сен-Жермен.

Мадлен уставилась на него, не веря своим ушам. Вдали от Франции, среди песков и руин сказанное звучало уж очень неправдоподобно.

— Что?

— Меня прислал Сен-Жермен, — повторил Эрай Гюрзэн и потянулся к рукаву своего балахона, вытаскивая оттуда письмо. — Возьмите. Это все объяснит. — Он смотрел, как она разворачивает конверт. — Я был уверен, что вы меня ждете. Сен-Жермен должен был написать вам, что…

— …Кто-то придет, — договорила Мадлен, глядя на восковой оттиск: крылатый диск, изображающий солнечное затмение. Его печать, его почерк. Чуть-чуть фантазии — и можно представить, что он сам где-то здесь.

— Как видите, он сообщает мне, что вас интересуют древние тексты времен фараонов, — сказал, покашляв, монах.

— Да, — кивнула Мадлен, вновь впиваясь в письмо. — Да. Они так долго находились в тени, немые, таинственные. Теперь появилась возможность разрешить их загадки.

— Но Сен-Жермен мог бы… — заикнулся Гюрзэн.

Она в третий раз перечитывала письмо и ответила не столько ему, сколько самому Сен-Жермену.

— Нет. Вопросы перед собой я ставлю не для забавы. И не для забавы интересуюсь историей древних времен. Познание не является развлечением — оно лежит в основе всего сущего. И если я задаюсь какой-то проблемой, она должна быть разрешена именно мной. — Лицо ее просветлело. — Я хочу знать правду о затерянных в толщах прошлого людях, а не выслушивать очередные легенды о них. Я хочу уловить через века их голоса, чего не случится, если…

Мадлен замолчала.

— Серьезные планы, — сказал монах.

— Да. — На лице ее промелькнула улыбка.

— Как видите, меня просят помочь вам. — Он бросил взгляд на обломки упавшей колонны и уточнил: — Мне велено ни во что не вмешиваться, лишь помогать.

Мадлен неохотно вернула монаху письмо.

— Благодарю вас, — произнесла она тихо.

Эрай Гюрзэн помолчал в нерешительности, потом сказал:

— До того как уйти в монахи, я служил у одного грека. Звали его Никлосом Аулириосом. Когда двадцать два года назад Сен-Жермен появился на первом пороге Нила, Аулириос был еще жив. Надо сказать, я многому у них научился.

— Не сомневаюсь, — сказала Мадлен, чувствуя, что в ней просыпается любопытство.

— Я бы приехал раньше, как просил меня граф, но монастырские непредвиденные дела не пустили. Скоро начнется подъем воды. Значит, времени у нас мало. Несколько дней до паводка. — Монах спрятал письмо. — Сен-Жермен просит меня оказать вам всяческое содействие. Что ж, я готов… по мере моих сил. Хотя бы ради него самого и в память о Никлосе Аулириосе. — Заверение прозвучало не очень сердечно, ибо перед Гюрзэном стояла прелестная молодая женщина, самый вид которой никак не вязался с какими-либо научными изысканиями.

— Я… постараюсь не очень разочаровать вас, — слегка иронично сказала Мадлен. — Надеюсь, вы, со своей стороны, не будете слишком строги.

Гюрзэн уловил подтекст и в первый раз улыбнулся.

— Так-так, я начинаю потихоньку понимать, что к чему, и нижайшим образом прошу меня извинить. Никогда не стоит спешить с выводами. — Он осенил Мадлен крестным знамением. — Буду рад, если мои скромные знания окажутся вам полезными. — Монах сделал паузу, ожидая, что ему скажут, затем, ничего не услышав, продолжил: — До заката еще четыре часа, мы могли бы начать прямо сейчас.

Мадлен беспомощно развела руками.

— Я теряюсь. Начать? Но с чего? Здесь так много всего, и…

— Да, — сказал Гюрзэн, когда собеседница осеклась. — С чего начать? Это всегда проблема. — Он оглядел храм. — Я не знаю всего и не кривлю душой, когда говорю, что мои знания ограниченны. Даже если бы мне было известно больше, гораздо больше, то и тогда я не смог бы всего объяснить. Впрочем, я, хвала Господу, обладаю кое-каким умением сравнивать и сопоставлять, но, безусловно, уступаю в том Сен-Жермену. — Он задумчиво сдвинул брови. — Вы, кажется, понимаете древние письмена?

— Немного, совсем немного, — сказала Мадлен и добавила: — Да и никто не разбирается в них полностью. Первые переводы появились всего несколько лет назад. Я изучала работы Шампольона, но, чтобы освоить язык хотя бы в зачаточно-необходимом объеме, нужны время и постоянная практика. — Она указала на иероглифы, которые только что зарисовала. — Начнем отсюда, раз уж мы должны с чего-то начать. Я хочу знать, что это за помещение. Я хочу знать, что в нем делали. — Она спрятала блокнот в полевую рабочую сумку. — Я хочу знать, чей это храм, когда он построен и зачем. Я хочу знать, какие жрецы здесь служили. Я хочу знать, какие люди сюда приходили и как они молились.

Гюрзэн сочувственно поджал губы.

— Одним словом, вы хотите знать, каково это быть египтянином, но никого из них не осталось, чтобы вам о том рассказать.

Остались. Например, Сен-Жермен, подумала Мадлен про себя, но вслух ничего не сказала. Если ее возлюбленный не счел нужным проинформировать монаха о своем долголетии, то и ей не пристало выдавать его тайны.

— Вы правы: именно этого я и хочу, — согласилась она. — И раз уж не в моих силах переродиться в ровесницу сфинксов, то желательно, чтобы древние египтяне сами поведали мне о себе. Через свои письмена, скульптуры и фрески.

— Сделаю все, что смогу, — заявил Эрай Гюрзэн, глядя на свою собеседницу с все возрастающим интересом. — Язык древних египтян был предшественником нашего, коптского, языка. Мне кажется, я сумею вам кое-что подсказать, если вы, конечно, не против.

— Лучше так, чем никак, — сказала Мадлен, затем поспешно прибавила: — Простите, я не хочу вас обидеть. Но от этой работы подчас просто голова идет кругом. Каждое новое открытие — всего лишь очередная загадка, а стоит что-либо для себя прояснить, как тут же возникают десятки новых вопросов.

— Такова участь исследователей, — сказал Гюрзэн, оглядывая расчищенные площадки. — Как по-вашему, сколько еще копать?

— Не знаю, — призналась Мадлен. — Все зависит от того, что прячется под толщей песка. Если эта колоннада именно то, чем она кажется, тогда, скорее всего, к началу паводка большая часть храма будет обнажена. Но если обнаружатся новые статуи или что-то еще, дело затянется. — Она указала на пояс. — Последние наслоения мы удаляем кисточками…

— Очень разумно, — вставил Гюрзэн.

— Да, но весьма трудоемко. Нас также заставляют вести бесконечные записи, фиксирующие каждый наш шаг. Университеты, финансирующие, экспедицию, хотят знать, на что уходят их деньги. Мало того, местный судья уже успел побывать здесь с инспекцией и в скором времени, вероятно, заявится снова. Он подозрителен до враждебности. — Мадлен печально вздохнула. — А меня словно бы и не видит. Я пыталась ознакомить его с кругом своих проблем, но он даже не стал меня слушать.

— Он добрый мусульманин, мадам, и не привык… к европейским обычаям, — дипломатично ответил Гюрзэн, страшась даже представить, что испытал правоверный магометанин, когда к нему обратилась молодая женщина с неприкрытым лицом. — Вам еще повезло, что на вас посмотрели сквозь пальцы. Могли бы потребовать, чтобы вы прикрыли лицо или вообще удалились.

— Понимаю, — сказала Мадлен. — И, появляясь на городских улицах, обвязываю лицо шарфом. Но здесь эта мера предосторожности кажется мне излишней. Я знаю, что землекопам не нравится такое мое поведение, я знаю, что кое-кто из участников экспедиции также предпочел бы видеть меня за шитьем или, скажем, на кухне. — Она задохнулась, но тут же продолжила: — Не хочу никого обижать, но я намерена и впредь ставить во главу угла только свою работу. Ради нее я сюда и приехала. Живут же в этой стране другие европейские женщины. Не может быть, чтобы все они вели себя точно так же, как мусульманки.

Гюрзэн задумался.

— Женщины Египта в большинстве своем не получают даже начаточного образования. Считается, что учить женщину читать и писать — значит идти против веры. А вы щеголяете своей образованностью, чем раздражаете многих. И еще. Вы очень молоды, мадам Монталье, что больший грех, чем ученость. Египтяне легче смирились бы с вашим интересом к древностям, будь вы сама древней старухой.

— Но я вовсе не молода, — сказала Мадлен. — Честное слово.

— Сен-Жермен также утверждал, что он много старше, чем выглядит, — кротко заметил Гюрзэн. — И если он вам каким-то краем сродни…

— Сродни, — поспешила заверить она.

— …Тогда, вероятно, время вас мало старит. — Его голос звучал низко и тихо, как педальные ноты органа. — И все же, глядя на вас, я не могу дать вам более двадцати пяти лет. И то с огромной натяжкой.

— К сожалению, внешность обманчива, — вздохнула Мадлен. — Благодарю вас за комплимент, но могу сообщить лишь одно: из тех двадцати пяти лет, что вы мне столь любезно даете, я занимаюсь научными изысканиями долее полувека.

Пока монах, открыв рот, переваривал услышанное, на пороге храма появился тощий, жилистый египтянин с корзиной. Бросив на Мадлен ядовитый взгляд, он пробурчал несколько слов и поплелся, сгибаясь под тяжестью ноши, к телегам, на которых песок увозили в пустыню.

— Что он сказал? — спросила Мадлен, когда носильщик удалился настолько, что не мог ее слышать.

— Это уж точно не комплимент, — предупредил Гюрзэн, затем пояснил: — Он назвал вас проклятием этого места и демоном.

Мадлен только кивнула.

— А еще помянул жабье отродье и верблюжье дерьмо. Я права? — Она улыбнулась, заметив, как вытянулось лицо копта. — Я почти не знаю местного языка, но кое-что все-таки понимаю.

— А эти люди догадываются о том? — поинтересовался монах.

— Землекопы? Полагаю, что нет. Я стараюсь не подавать виду, что понимаю их болтовню. Мои коллеги тоже ничего не подозревают. Кроме, впрочем, Клода Мишеля, тот как-никак лингвист.

— Будет лучше, если и впредь никто не узнает об этом, — осторожно посоветовал копт. — Возможно, наступит момент, когда в вашем присутствии будет сказано нечто для вас важное. — Он свел в молитвенном жесте ладони. — В такой стране, как эта, хорошо иметь несколько талантов про запас. А у иностранки больше причин скрывать свои знания, чем у иностранца.

— Похоже, вас заботит моя безопасность, — с нарочитой беспечностью сказала Мадлен.

— Вы правы, — кивнул Гюрзэн и принял серьезный вид. — Итак, позвольте мне взять с собой последние ваши записи и эскизы.

— Зачем?

— Для того чтобы поискать известные мне иероглифы, разумеется, — ответил монах. — На это уйдет какое-то время, но к заходу солнца, мне думается, я уже сумею вам кое-что сообщить.

— Хорошо, — сказала Мадлен, решаясь, и достала блокнот. — Я вырву страницы, не потеряйте их. — Она аккуратно подписала каждый вручаемый копту листок. — Вы знаете, где я живу? Встретимся у меня на закате. Кстати, вы сможете там и поужинать, правда, с прислугой. Если позволит ваш сан.

— А вы, как и Сен-Жермен, предпочитаете трапезничать в одиночестве? — осмелился поинтересоваться Гюрзэн.

— Что-то в этом роде, — кивнула Мадлен. — Я хочу знать, имя какого фараона занесено в картуш, и… если можно, определите имена упомянутых здесь богов. Я не слишком многого требую?

— Пока не могу сказать. — Эрай Гюрзэн принялся сличать иероглифы копии с оригинальными изображениями. — А вы хороший каллиграф, мадам, — похвалил он, прежде чем скрыться за колоннадой.

— Спасибо, — рассеянно пробормотала Мадлен, прикидывая, не заглянуть ли внутрь помещения. Песок от входа наверняка уже отгребли, а время шло, и терять его не хотелось. Она почти срисовала все иероглифы, окружавшие дверной проем изнутри, когда свет померк и раздался начальственный голос.

— Что новенького? — поинтересовался Ален Бондиле.

Мадлен внутренне чертыхнулась.

— Ничего из того, что поддавалось бы прямой расшифровке. Разгадка придет позже.

— Вы очень уверены в себе, мадам Монталье, — произнес Бондиле, придвигаясь к ней ближе и практически превращая собеседницу в пленницу: теперь она не могла шевельнуться, чтобы его не задеть. — Тут появился какой-то тип в капюшоне, заявляющий, будто он ваш помощник.

— Вы имеете в виду монаха? Он копт, — пояснила Мадлен, призывая на помощь все свое внутреннее спокойствие. За ее спиной землекопы побросали лопаты и кто-то послал ругательство в адрес дурня, перекрывшего вход.

— Копт? — спросил Бондиле, чуть качнувшись вперед. — Где вы его разыскали?

— Вообще-то, разыскал меня он, — сказала Мадлен. — Мой знакомый, о котором я вам говорила, тот, что прожил в Египте довольно долгое время, порекомендовал ему сделать это. — Она извернулась и отступила на шаг. — Я решила, что помощь довольно образованного и грамотного местного жителя будет вовсе не лишней.

— Хорошо, но его услуги вы должны оплачивать сами, — заявил Бондиле, пытаясь завладеть рукой собеседницы. — Эти лишь справедливо. Раз вам помогают, то и расходы, соответственно, ваши.

— Разумеется, — сказала она.

— Отлично. — Его пальцы скользнули вниз — к ее кисти. — Вы очень красивы, мадам.

— А вы очень любезны, но я уверена, что ваша жена гораздо привлекательнее меня, — парировала Мадлен и слегка передвинулась, надеясь, что профессор даст ей пройти. Однако надежды ее были тщетны.

— Но жена моя далеко. Я не видел ее уже несколько месяцев, — с игривой многозначительностью произнес Бондиле. — Теперь с грядущими паводками к нам приближается и вынужденное бездействие. Разве вам никогда не бывает одиноко?

— Это, профессор, касается лишь меня, и вам не стоит о том беспокоиться. — Неужели у него хватит наглости поцеловать ее прямо здесь, на глазах у наемных рабочих? — Побеспокойтесь лучше о своей репутации.

Бондиле только хмыкнул.

— Я умею быть очень осторожным, мадам. Дайте мне шанс — и я это вам докажу.

Мадлен услышала, как в глубине зала кто-то из землекопов сплюнул и проворчал что-то о чужеземных шлюхах.

— Если все здесь происходящее отвечает вашим представлениям об осторожности, то на меня они не производят благоприятного впечатления, — твердо сказала она. — Я никому, и вам в том числе, не позволю скомпрометировать ни меня, ни мою работу. Стоит вам дотронуться до меня — и я, клянусь, закричу. Тогда вам придется объясняться с коллегами.

Несколько секунд Бондиле молчал, потом поклонился.

— Полагаю, один ноль в вашу пользу, — сказал он, отступая. — Вы отлично сыграли в первом раунде. Возможно, я вас недооценил. — Профессор хищно осклабился. — Но следующее очко вполне может оказаться моим. — Он потянулся к ее руке, но она резко дернулась в сторону. — Ах-ах, сколько в нас гнева!

Мадлен, не удостоив его ответом, вышла из помещения и привалилась к ближайшей колонне. Солнечный свет и безжалостная жара стали ей вдруг бесконечно милы.

Проходя мимо нее, Бондиле на миг задержался и прошептал с клятвенным придыханием:

— Я не привык сдаваться, мадам.

Письмо Онорин Магазэн, адресованное Жану Марку Пэю и отправленное из Пуатье в Фивы через посредничество ее орлеанского кузена Жоржа.

«Мой дорогой Жан Марк! Жорж приехал на несколько дней и пообещал лично отправить это письмо, так что отец ничего не узнает. Какой он все-таки милый и с каким бескорыстием держит мою сторону в столь непростых для меня обстоятельствах. Ты был прав, утверждая, что мой кузен — самый надежный союзник, какого только можно желать. Я бесконечно благодарна ему за все, что он для нас делает в не очень-то благосклонные к нам времена.

Письма твои, которые он привез, меня интригуют. Трудно поверить, что такие грандиозные сооружения могут таиться в песках. Ваши раскопки, ваш храм на дне гигантского котлована — все это не укладывается у меня в голове. Я попыталась представить, что в наших прибрежных дюнах зарыт какой-нибудь, например Шартрский, собор, но у меня так ничего и не вышло.

Наверное, ты помнишь, что незадолго до твоего отъезда в Египет моя сестрица Соланж обручилась. Тогда точная дата свадьбы была еще неизвестна, но теперь все в порядке. Жорж потому к нам и приехал. Торжества состоятся через четыре дня. Будет бал, грандиозный, на три сотни гостей, а невеста у нас — просто чудо! Соланж к своим восемнадцати расцвела, ей все завидуют. И ее приданому тоже. Отец при каждом удобном случае корит меня тем, что я все сижу в старых девах, тогда как его младшая дочь уже устроила свое будущее. Ее жених — вдовец тридцати восьми лет с двумя детьми, мальчиком и девочкой, двенадцати и девяти лет. Дела у него идут хорошо, он совладелец торгового банка. Все наши родственники приветствуют выбор Соланж, а завидев меня, сокрушенно вздыхают. Им ведь не объяснишь, что мое сердце уже занято и что только упрямство отца не дает мне пойти под венец. Они видят что-то почти непристойное в том, что Соланж выходит замуж первой, — она ведь моложе меня на целых семь лет. Хотя я и знаю, что мы с тобой в один прекрасный день тоже поженимся, эти шепотки за спиной ужасно меня огорчают, но я держусь бодро, чтобы не портить сестре праздник. Я никому не доставлю удовольствия видеть меня озабоченной или печальной, тем более что сегодня состоится званый обед. Сопровождать туда меня будет Жорж, чтобы мое одинокое положение не было столь очевидным.

Как я скучаю, Жан Марк! Я часами перечитываю твои письма, пришедшие из таинственных и полных опасностей мест. Меня поражает твоя храбрость, и я молю Господа, чтобы он защитил тебя в той стране, где так мало христиан.

Тетушка Клеменс пригласила меня пожить у нее в Париже пару недель, и отец не возражает. Две недели в Париже без родительского надзора! Тетушка пообещала обновить мой гардероб. Кто может отказаться от парижских нарядов?! Последний раз я гостила в Париже два года назад, но с родителями, а те ничего мне не позволяли. Сейчас все пойдет по-другому, ведь моя тетушка — самая щедрая душа на земле. Правда, отец попросил ее устроить мне знакомства с мужчинами, подходящими на роль женихов. Он, наверное, думает, что я отвернусь от тебя, но ты можешь не волноваться. Я, конечно, обещала отцу не отказываться от новых знакомств и сдержу свое слово, но авансов не дам никому. И прекрасно проведу время, выбирая наряды, посещая театры и музыкальные вечера.

Я взялась было читать одну из тех книг, что ты переслал мне, но, боюсь, это чтение не для меня. Прочту несколько строк — и голова идет кругом. В ней просто не умещаются все эти сведения. Описания пирамид с обелисками еще впечатляют, но все остальное из памяти ускользает. Не знаю, право, как ты ухитрился столько всего заучить, чтобы, тебя взяли в научную экспедицию, но очень тобой горжусь и уверена, что когда-нибудь, когда мы будем вместе, ты лучше любых умных книг расскажешь мне о том, что сумел найти и открыть.

По случаю свадьбы Соланж я надену, с позволения отца, те прекрасные жемчуга, что мне оставила матушка. Это часть его плана — заставить меня захотеть выйти замуж, чтобы получить полное право владеть ее драгоценностями. Кроме жемчугов мне позволят украсить себя золотым браслетиком с изумрудами и брошью той же работы. Эти вещицы, правда, несколько старомодны, но все равно хороши. Я с удовольствием щегольну в них. Браслет и брошь придется вернуть в адвокатскую контору — это часть фонда, — но отец решил позволить мне взять в Париж жемчуга. Я, кажется, уже описывала тебе это колье: тройная нить, довольно длинная, с жемчужинами одинакового размера, отделенными друг от друга крошечными золотыми бусинками. Замочек из золота также украшен мелкими жемчужными зернами, но с розоватым оттенком, что делает их, как мне сказали, более ценными. А вот бриллиантовая тиара, которая всегда мне так нравилась, переходит к Соланж. Сестра, кроме того, наследует жемчужный воротник из пяти нитей с камеей в золотом обрамлении — его подарил нашей бабке наш дед по случаю рождения у них первенца. Конечно, в сравнении с теми сокровищами, что ты, должно быть, нашел в Египте, все это кажется пустяками, но я все равно в восторге, что наконец могу назвать жемчужное ожерелье своим. Когда мы встретимся, я надену его, и ты увидишь, что я не менее великолепна, чем любая из жен какого-нибудь великого фараона.

Каждое утро я думаю о тебе и каждый вечер произношу твое имя в молитвах. С нетерпением жду того часа, когда ты будешь реабилитирован в глазах моего отца и принят им как герой, каким на деле являешься. Тогда ты сможешь безоговорочно претендовать на мою руку. Кстати, я тут где-то прочла, что Нил вскоре разольется. Как ты этого не страшишься? Я не перестаю тобой восхищаться. Какой ты смелый, Жан Марк! Уверена, когда ты покинешь Египет и продемонстрируешь всем свои достижения, наши соотечественники тут же отдадут тебе должное и тоже начнут тобой восторгаться, а я, скорее всего, примусь ревновать — ведь ты превратишься в настоящую знаменитость.

Шлю тебе тысячу поцелуев!


ГЛАВА 5

Восточный берег Нила заливало меньше, чем западный, а вилла Мадлен покоилась на искусственном каменном возвышении, так что вода не достигла жилых помещений: она лишь залила цоколь дома всего на фут от земли. Пристройки двора и конюшни были также защищены от паводка, но не от крыс, собравшихся сюда, кажется, со всего побережья. Им объявили войну, и слуге, уничтожившему за день наибольшее число грызунов, полагалась награда. По ночам вокруг виллы курились горшки с ладаном, который, по слухам, отпугивал хвостатых тварей.

Стояла ночь, запах ладана пропитывал воздух. В верхних комнатах горели светильники, и дверь на галерею, опоясывавшую весь дом, была распахнута настежь. Почти все слуги давным-давно спали, но молодая уроженка Сардинии терпеливо ждала, когда хозяйка угомонится.

А Мадлен беспокойно расхаживала по галерее. Несмотря на то, что под всеми полами виллы покоилась земля Савуа, вода, подступавшая со всех сторон, вселяла чувство тревоги. И все же Мадлен была бы не прочь, бросив вызов стихии, явиться в сновидения одного достаточно юного англичанина, хрупкого, нервного, с поэтическим складом мышления, который ласкал ее в своих ночных грезах с той страстью, на какую никогда не решился бы при свете дня.

Что-то коснулось ее ноги, и Мадлен наклонилась.

— Ойзивит, — сказала она, беря на руки полосатого кота. — Что ты здесь делаешь, а?

Кот обмяк, замурлыкал, зажмурился, боднул ее головой.

— Что ты за создание? — бормотала Мадлен, почесывая полосатого дурня за ушком. — Много поймал крыс? Или нет? — Она переложила кота поудобнее и двинулась дальше. — Скажи, как ты все это выносишь? Разве вода не сводит тебя с ума?

Из глубины гардеробной раздался голос:

— С кем это вы, мадам?

— С котом, — ответила Мадлен и добавила — Ради Бога, Ласка, ступай спать. Ну зачем тебе бодрствовать? Если мне что-то понадобится, я прекрасно найду все сама.

— Так не годится, мадам, особенно в этих краях. — С момента своего приезда в Египет молоденькая итальянка непрестанно подчеркивала, что ей не по нраву обычаи мусульман. Ее недовольство было сравнимо только с дотошностью в выполнении тех обязанностей, какие она посчитала необходимым взвалить на себя. — Вы здесь хозяйка а моя задача — служить вам. К тому же я должна вас охранять — иначе пойдут разговоры. А разговоры ни вам, ни мне ни к чему.

— Разговоры уже идут, — сказала Мадлен, укладывая голову кота на плечо. — Их не остановишь.

— И все же я знаю свой долг и знаю, как мне поступать, — возразила с твердостью Ласка. Она вышла из гардеробной и остановилась в дверях. — Вы не должны давать им повода для пересудов, мадам. Когда умер мой муж, пошли слухи, будто я его уморила. Я в жизни не сделала ничего плохого, но мой муж умер всего через пять недель после свадьбы, и вскоре весь город сплетничал обо мне. Берегитесь, мадам, иначе вас тоже в чем-нибудь обвинят.

— Но с какой стати? — возмутилась Мадлен и, прежде чем Ласка успела ответить, продолжила: — Только потому, что у меня есть дело, каким я хочу заниматься? Да, понимаю, я одинока. Но в моем доме живет коптский монах. В его благочестии не сомневаются даже мусульмане. Разве это само по себе не говорит ни о чем? — Вступив с Эраем Гюрзэном в деловое сотрудничество, Мадлен при каждом удобном случае давала понять окружающим, что монах для нее лишь помощник, а не духовный наставник, чтобы никто не мог усомниться в ее преданности католической церкви. — Ты и Кейла при мне вроде дуэний, а кроме того, хозяйство ведут еще девять слуг. Которые, кстати, могут в случае надобности засвидетельствовать безукоризненность моего поведения. Что тут нужно еще?

Ласка уставилась в пол.

— Вы молодая женщина, и очень хорошенькая. Каждому ясно, что мужчины мечтают о вас. У вас красивые глаза, и они читают в них то, что хотят прочитать. — Служанка подняла голову. — А в таком месте, как это, следует быть особенно осторожной.

— Хорошо, — Мадлен устала от спора, — но это вовсе не означает, что ты должна бодрствовать, пока я не лягу. Я ведь не собираюсь… прыгнуть в воду и куда-то уплыть. — Ласка лишь дернула плечиком, показывая, что шутками ее не умаслишь. — Ну ладно, допустим, ты уложишь меня. Но скажи, что помешает мне снова встать и пробродить здесь полночи? Ты тогда тоже встанешь со мной?

— Это мой долг, — решительно заявила Ласка. — Вы привезли меня сюда, чтобы не доверяться местным служанкам. Это понятно, но если так, то уж позвольте мне отрабатывать свои деньги. — Она бросила взгляд на запад, откуда прибывала вода. — Что делается на реке?

Прогулка в утлой открытой лодчонке была ужасно неприятной: сверху припекало солнце, под днищем плескалась вода, и только родная земля в подошвах рабочей обуви противостояла этим напастям. Но все равно Мадлен осталась довольна, кружа вокруг статуй и въезжая в порталы храмов.

— Все… необычно. Храмовые статуи на том берегу похожи на маяки. Я бы отправилась к ним, но никто из коллег не захотел тратить время. — Мадлен потрепала кота по спине. — А у ног одного из богов вода обнажила статую кошки. Или какого-то кошачьего божества. Могут же тут быть и такие? — Она почесала увальню шейку, приговаривая: — Хороший котик, хороший.

— Я не лягу, пока не ляжете вы, — заявила Ласка, не реагируя на отвлекающие маневры. — И если мне придется потом встать пораньше, не сомневайтесь, я встану. — Она говорила совсем тихо, но в ее голосе звучали бунтарские нотки.

— Только не завтра, — вздохнула Мадлен, надеясь, что в эту ночь ей удастся как следует отоспаться. Все же кроватный матрац щедро наполнен землей, способной уменьшить изнуряющее воздействие водной стихии. — В этом году разлив Нила начался позже, с трехнедельной задержкой. Если вода спадет слишком быстро, Египту грозит голод.

— Прямо как в Библии, — удовлетворенно заметила Ласка.

— Там говорится о семи голодных годах, — уточнила Мадлен. — Будем надеяться, этого не случится.

Кот на ее руках вдруг задергался, вырываясь, и Мадлен, покорно вздохнув, отпустила его, а он, обретя свободу, тут же вскочил на перила, ограждавшие галерею, и двинулся прочь.

— Если передумаешь, Ойзивит, для тебя у меня всегда найдется местечко в ногах, — добавила она.

— Пошел ловить крыс, — сказала служанка, подавляя зевок.

— Наверное, — согласилась хозяйка, а кот тем временем спрыгнул на козырек крыльца служебного входа в дом. — За что большое ему спасибо. — Она облокотилась на перила и принялась вглядываться в темную блестящую воду. — Кажется, что мы на острове. На необитаемом острове, да?

— Уже очень поздно, мадам, — завела свое Ласка.

Мадлен не ответила. Ей вдруг припомнился Сен-Жермен и приступы одиночества, каким он был подвержен. Сегодня такое же чувство охватило и ее. Проникло, как лихорадка, в каждую клеточку тела и колыхалось там, как вода, окружившая дом. Обернувшись к служанке, Мадлен отрешенно глянула на нее.

— Действительно, где моя ночная сорочка? — Река шептала, плескалась, притягивая к себе, как магнит. Чтобы хоть как-то противостоять этой тяге, Мадлен унеслась мыслями далеко-далеко. Ей восемнадцать, она в Париже, и Сен-Жермен подъезжает к ее карете…

— На месте, — сказала Ласка. — Я расчешу вам волосы.

— Нет, — отказалась Мадлен. — Сейчас я сама это сделаю, а ты поможешь мне утром. Обещаю, — сказала она уже с большей живостью, — проваляться в кровати подольше.

Ласка благодарно присела.

— Я приберу вашу одежду, — заявила она, входя вслед за хозяйкой в спальню.

— Лучше сразу отдай ее в стирку, — велела Мадлен, снимая прозрачную кружевную накидку.

Просторная спальня была четвертой по величине комнатой виллы — после приемной, гостиной и столовой. Одна ее дверь была стеклянной и выходила на галерею, другая, почти неприметная, вела во вторую спальню, третья, обычная, — в гардеробную, смежную с комнатой горничной, а четвертая выводила в коридор, общий для всех помещений верхнего этажа. Еще эта спальня имела альков, где стараниями специально выписанных из Европы рабочих была установлена ванна. Бросив взгляд на огромное ложе под цветастым муслиновым балдахином, Мадлен принялась расстегивать длинный ряд мелких пуговиц, нашитых вдоль лифа.

— Это платье уже истрепалось и нуждается в мелкой починке. Обязательно просмотри все оборки и заштопай, что порвалось. Хотя зачем я ношу здесь оборки, не представляю.

— Вам не пристало одеваться бедно, — заметила Ласка.

— Какое это имеет значение здесь, в Фивах? — вздохнула Мадлен, позволяя служанке заняться остальными пуговками, завязками и застежками. — Ну как бы я выбралась из этого платья, если бы не ты?

— А вы и не должны раздеваться сами, — прозвучал безапелляционный ответ. — Благородные дамы не разъезжают по свету без горничных.

— О, разумеется, — сказала Мадлен. — Хотя я понимаю, почему некоторые из европейцев, достаточно долго здесь проживших, начинают отдавать предпочтение местной одежде.

— Включая чадру? — поинтересовалась Ласка.

Мадлен покачала головой.

— Нет. Тут ты меня поймала. — Она помогла горничной стянуть с себя платье и пожаловалась: — Не понимаю, почему он так въедлив, этот песок. Корсет просто скрипит от него. Проследи, чтобы его тщательно вымыли, а то он натирает мне кожу.

— Я сама его вымою, — заявила служанка, откладывая в сторону платье. — Сейчас подам пеньюар.

— Не нужно, — сказала Мадлен, — только ночную сорочку. — Она принялась распускать шнуровку корсета. — И почему мы должны мучиться в этих удавках?

Ласка чуть призадумалась, потом заявила, решительно тряхнув головой:

— Потому что это красиво. Только нищенки расхаживают распустехами. А потом, таков заведенный порядок, которым вам страшно хочется пренебречь.

— Ни в коем случае, — возразила Мадлен, расстегивая последний крючок. — Я всего лишь подвергаю его сомнению. — Корсет с легким треском упал на постель. — Но все же странно себя перевязывать, словно ты и не женщина, а какой-то пшеничный сноп. — Она потянулась к сорочке. — Вот эта одежда по мне.

— Мне кажется, мадам, вы делаете скандальные заявления лишь для того, чтобы меня поддразнить, а сами ведете себя на редкость достойно. — Горничная собрала вещи хозяйки. — Я о них позабочусь и прослежу, чтобы все было чистым.

— Благодарю, — сказала Мадлен, отводя в сторону балдахин. — Ты очень терпелива со мной, Ласка. Надеюсь, тебе не придется о том сожалеть. — Откинув верхнюю простыню, она ощутила волны целительной ауры, исходящие от матраца. — Утром меня не буди. Я просплю, сколько проспится.

Ласка замерла на пороге.

— А если заявятся визитеры? Профессор Бондиле или господин Пэй?

— Если они и заявятся, то никак уж не спозаранку. — Мадлен откинулась на подушки. — Скажи слугам, что я хочу утром принять ванну, пусть приготовят воду.

— Слушаюсь, — отозвалась Ласка и осторожно закрыла дверь.

Мадлен полежала какое-то время, оглядывая спальню и стеклянные двери. Сейчас она чувствовала себя особенно странно, ибо Египет от нее ускользал. Тот Египет, воспоминаниями о котором дышало письмо Сен-Жермена. Дом Жизни и главный египетский врачеватель — бог Имхотеп. Где его обиталище, в каких зарыто песках? Мадлен вздохнула, глядя на ткань балдахина. Тот англичанин утолил ее голод, но она не насытилась. Для настоящего насыщения нужен был совсем другой род отношений, а тут ей приходилось довольствоваться ролью ночного видения, без перспективы что-либо к лучшему изменить. Разумеется, в экспедиции были мужчины, какие ей нравились, но Мадлен не испытывала желания усложнять и без того непростую ситуацию. Стоило ей только оказать предпочтение кому-нибудь из коллег, как той терпимости, с которой к ней относились, пришел бы конец. Даже хорошо, что все тут больше специалисты своего дела, чем ловеласы, и что сблизиться с ней попытался лишь Бондиле. Его одного легче держать на почтительном расстоянии. Она не питала никаких иллюзий в отношении этого типа. Связь с ним не сулила каких-либо выгод, а шанс потерять лицо и в одночасье вылететь из Египта ее никак не манил.

Господи, как здесь одиноко! Какая длинная ночь…

К утру Мадлен сумела убедить себя, что все не так уж и плохо. Она встала в начале одиннадцатого и около получаса нежилась в теплой ванне, после чего вымыла голову и, усевшись на галерее, позволила Ласке себя причесать.

— Вы когда-нибудь думаете о Франции, о Европе? — спросила служанка, закручивая ее волосы в тугой узел.

— Довольно часто, — призналась Мадлен. Она все пыталась решить, какое платье ей выбрать, чтобы хотя бы сегодня не испытывать больших неудобств.

— Хотите вернуться? — Ласка принялась укреплять узел шпильками.

— Иногда. Я скучаю по Монталье… там я родилась. — Перед мысленным взором Мадлен встал родовой замок. — Очень уединенное место. Туда редко кто наведывается.

Ласка отступила назад, чтобы полюбоваться своей работой.

— У вас прелестные волосы, мадам. Каштановые, с рыжинкой. Такие нечасто встречаются.

— Да, наверное, — печально усмехнулась Мадлен, не видавшая себя в зеркалах лет восемьдесят, даже больше, с чем она уже свыклась как с данностью, но смириться все еще не могла.

Внизу раздался какой-то шум, и Мадлен поднялась, чтобы глянуть через перила. Сначала она не узнала ни лошадь, ни седока, но потом поняла, что это ее сосед, доктор Фальке, и в удивлении отшагнула назад. Странно, зачем он явился? Они не виделись с того вечера, то есть с момента знакомства. Достаточный срок, чтобы решить, что немец отнесся к ее предложениям как к ничего не значащей болтовне.

Несмотря на эти соображения, Мадлен бросилась в комнату и, скинув халат, потянулась к разложенному на кресле корсету.

— Милая, помоги мне. Так будет быстрее.

Ласка поспешила на помощь хозяйке, приговаривая:

— Я всегда должна это делать, а не только сейчас.

— Да, но ты туго шнуруешь, — сказала Мадлен. — А в здешнем климате это просто невыносимо. — Она огляделась. — Где платье?

— Разве вы не хотите выбрать? — спросила Ласка, огорошенная вопросом.

— Хочу, но не знаю, что вернулось из стирки, что нет. Розовое муслиновое успели отгладить?

— К сожалению, нет, мадам.

— А голубое кисейное, с гофрированными манжетками? — Это платье не очень ей нравилось, но для утреннего приема могло и сойти.

— Оно в гардеробной, — оживилась служанка. — Очень удачный выбор, мадам.

— Да, — кисло кивнула Мадлен. — Неси же.

Ласка убежала за платьем, и тут послышался стук.

— Это ты, Реннет?

— Мадам, — произнес за дверью слуга, — к вам посетитель.

— Доктор Фальке? Я видела как он подъехал. — Она жестом велела вернувшейся горничной поторопиться. — Пожалуйста, проследи, чтобы ему подали угощение, и скажи, что я сейчас выйду. — Последние слова прозвучали глухо из-под накинутой на голову кисеи.

— Слушаюсь, мадам, — раздалось из-за двери. — Мне сходить за монахом?

— Постучись к нему, скажи, что приехал доктор Фальке, и узнай, не желает ли он поговорить с ним, — велела Мадлен, одергивая платье и разглаживая широкий пояс. — Ласка, где лазуритовые серьги?

— Перед вами, мадам, — ответила Ласка, продолжая застегивать пуговки на спине. Перейдя к поясным лентам и сооружая из них пышный бант, она словно бы невзначай спросила: — Это тот самый доктор, что живет по соседству?

— Да. Мы познакомились с месяц назад на странном приеме, что устраивал месье Омат. Я удивлена его визитом. — Приятно удивлена, могла бы добавить она, но не сделала этого даже в мыслях. Надев серьги, Мадлен прикоснулась к шее. — Сюда ничего, пожалуй, не нужно.

— Можно бы, — осторожно высказалась служанка, заканчивая возню с застежками.

— Но не обязательно, — решила Мадлен. — Сойдет и так. — Она помедлила. — Я не растрепалась?

— Немного, — кивнула Ласка. — Через секунду поправлю.

— Тогда не медли, — велела Мадлен, шаря по полу глазами. — Где мои черные замшевые ботинки?

— Здесь, — тут же откликнулась Ласка, открывая ближайший шкаф. — Вы волнуетесь, как дебютантка перед своим первым балом.

— Чепуха, — сказала Мадлен, не желая признать, что это почти правда.

Опустившись на колени, чтобы зашнуровать хозяйке ботинки, Ласка с невинным видом спросила:

— Этот мужчина вам интересен, мадам?

— Постольку поскольку, — отмахнулась Мадлен, но никого этим не обманула.

— Он красив?

— Недурен, как мне кажется. — Только сейчас ей припомнились ею взгляд и улыбка, резко обозначавшая лучики вокруг глаз и ямочки на щеках. — Спросила бы лучше, порядочный ли он человек?

— А он такой? — расширила глаза девушка.

— Не знаю, — призналась Мадлен. — Мы виделись только раз. Разговаривали совсем недолго… о музыке, о Россини.

— Так вы помните разговор? — продолжала подтрунивать горничная.

— Больше никто о том не проронил ни слова. Естественно, я запомнила, — резко парировала Мадлен. Горничная вздернула носик и занялась ее локонами. — Не обращай на меня внимания, Ласка. Я так долго вращалась в узком кругу коллег, что, наверное, обрадовалась бы и приходу Дантона. — С этими словами Мадлен достала из шкафа шелковую шаль и перекинула ее через плечо. — Задрапируюсь на лестнице, — пообещала она, выбегая из комнаты.

Внизу ее уже поджидал Реннет.

— Я отвел гостя в маленькую гостиную и подал ему кофе. Он не пожелал сообщить о причине визита.

— Ладно, — кивнула Мадлен.

— Я объявлю о вас, — заявил Реннет тоном, не терпящим возражений.

— Если считаешь необходимым, — покорилась хозяйка, следуя за слугой.

— Мадам де Монталье, — произнес тот, широко распахнув дверь, и удалился в сторону вестибюля.

— Доброе утро, мадам, — поздоровался Эгидиус Максимилиан Фальке, вставая с дивана и вытирая платком пальцы. Он смотрел ей прямо в лицо и улыбался — совсем такой, каким она его помнила.

— Доброе утро, господин доктор, — ответила Мадлен, протягивая руку. — Какой приятный сюрприз. — Она опустилась на стул, оставляя диван в полном распоряжении гостя.

— Вы очень любезны, — произнес Фальке немного смущенно и сел. Улыбка его померкла. — Ваш слуга хорошо вышколен. Примите мои комплименты. — Он указал на поднос с кофейником, выпечкой и горкой фруктов.

— Благодарю, — уронила Мадлен, пытаясь понять, зачем он приехал. Сложив руки на коленях, она выжидательно замерла.

— Вы присоединитесь ко мне? — спросил гость.

— Нет, благодарю, — отказалась Мадлен. — Я позавтракала чуть раньше.

— Да конечно, — сказал Фальке. — Тогда с вашего позволения, я допью кофе. Как странно, — заметил он, ставя пустую чашку на блюдце. — Я почему-то убежден, что вы меня поймете, хотя этот приезд дался мне нелегко.

— Очень рада, что вы все же решились, — вежливо улыбнулась Мадлен.

Фальке нетерпеливо отмахнулся, словно желая покончить с обменом любезностями.

— Даже не знаю, с чего начать.

— Говорите прямо, — последовало предложение. — Вы хотите о чем-то меня попросить?

— В общем, да, — неуверенно произнес Фальке. — Если таковое возможно.

— Если вы скажете, о чем речь, я дам ответ.

— Я понимаю. — Гость вновь наполнил свою чашечку кофе и добавил сахару, прежде чем сделать глоток. — Видите ли, дело очень важное, иначе я бы не стал вас обременять.

— Вы пока ничего не сказали, — чуть резковато заявила Мадлен. — Поэтому я не уверена, так ли уж тяжело это бремя. Я лишь догадываюсь, что ваши затруднения связаны с вашей врачебной практикой, так? — Она помолчала и, не услышав ответа, храбро продолжила: — Боюсь, я мало могу вам помочь, если в виду имеются современные достижения медицины.

Фальке вдруг оживился и закивал.

— Вот-вот, в самую точку. Вопрос в том, что было известно врачевателям прошлого. В последнее время я то и дело сталкиваюсь с недугами, о которых Европа понятия не имеет. — Он вновь взглянул ей в глаза. — Когда мы познакомились, вы сделали мне предложение, о каком, наверное, сейчас и не помните.

— Отчего же, прекрасно помню, — прозвучало в ответ.

— Вот как? — Врач нервно заулыбался. — Что ж, моя задача в какой-то степени упрощается.

— Вы хотите знать, как древние египтяне боролись с болезнями? — теряя терпение, спросила Мадлен. Ситуация одновременно и забавляла, и раздражала ее. — Доктор Фальке, не тяните резину. Я ведь уже предлагала снабжать вас переводами любых нами обнаруженных текстов, связанных с медициной. Вы обещали подумать, но так и не дали мне знать о том, что решили. Должна ли я расценить ваш визит как желание возобновить прерванный разговор?

Фальке выпрямился, словно с плеч его спал тяжкий груз.

— Мне не следовало в вас сомневаться, — произнес он с облегчением. — Вы просто золото, и я был бы бесконечно признателен, если бы вы не отказались знакомить меня с полезной мне информацией, получаемой вами в ходе ваших раскопок.

— Как я могу отказаться от собственных слов? — спросила Мадлен чуть обиженным тоном.

Он молча склонился к ее руке.

— Мадам, я веду себя как последний болван. Простите мою неучтивость.

Глаза их встретились, и на лице гостя вновь заиграла обезоруживающая улыбка. Точнее, убийственная, сказала себе Мадлен.

Письмо Мадлен де Монталье, посланное из Фив графу де Сен-Жермену в Швейцарию.

«Любовь моя, Сен-Жермен! Представь, каково мне обретаться в краю, где ты так долго прожил. Я смотрю на колонны и статуи и думаю: „Вот. Он наблюдал, как они воздвигались. А под этой стеной он скрывался от солнца“. Конечно, вряд ли все так и было, ведь, судя по твоим письмам, ты редко выбирался из Дома Жизни, хотя…

А то гляжу на осколки древнейшей цивилизации и сравниваю ее историю с историей Франции. Египет, каков бы он ни был, сохранял на своей земле мир. Я до сих пор не нашла ни одного свидетельства разгула насилия, ничего похожего на то, что творилось во Франции — во времена революции, например. Фараоны, похоже, больше любили покой, чем войну. Я права или все это мои романтические фантазии?

Если бы не одиночество, я чувствовала бы себя абсолютно довольной, ведь здесь я могу заниматься тем, что мне более всего по душе. Копошиться среди развалин, тратить время на поиск минувшего. Я счастлива, что могу исследовать храмы, крыш и порталов которых долгое время не касался солнечный луч. Очень долгое время. Чуть ли не половину твоей жизни. Я много об этом думаю. Боже, как бесконечно длинна твоя жизнь! Только в Египте, где есть что с чем сопоставить, я стала это наконец понимать, и ты сделался мне еще дороже. Я хочу больше знать о том, как ты жил тут, как менялся, как постигал азы врачевания. А еще мне хочется отыскать храм Имхотепа. Правда, я понимаю, что эта задача практически неразрешима, однако надеюсь, что мне повезет.

Да, спасибо тебе за Гюрзэна. Он очень мне помогает в расшифровке старинных надписей, хотя некоторые ему неподвластны, так же, впрочем, как и нашему лингвисту Клоду Мишелю Иверу. Мы пока не достигли полного взаимопонимания, но наш дуэт весьма продуктивен, и нас похваливает даже сам Бондиле. Он уже успел переправить в университеты и разные издательства несколько отчетов об экспедиции, чем страшно доволен. Этот блестящий исследователь старины, подозреваю, втихомолку присваивает заслуги коллег, но, как меня тут уверили, такова обычная практика. Не могу сказать, что мне она симпатична, ибо амбиции Бондиле разрастаются день ото дня. Недавно он завел моду уединяться с Жаном Марком Пэем, который играет при нем (полководце) роль верного адъютанта. Поначалу я думала, что лишь меня не зовут на подобные совещания, но вот уже трое ученых мне жаловались, что их игнорируют тоже, а значит, за этой политикой кроется нечто большее, чем рядовое проявление начальнического самодурства.

Ответь, что в этой стране заставляет меня изнывать по тебе? А может быть, дело совсем не в Египте? Но почему же тогда ты стоишь за каждым срисованным мною иероглифом, за каждой малостью, отвоеванной у песка. Мне бы хотелось, чтобы ты писал мне почаще, но тогда я, наверное, тосковала бы еще сильней, чем сейчас, хотя это кажется невозможным. Неужели передо мной разверзается та самая бездна вселенского одиночества, подстерегающая каждое существо, подобное нам? Тогда напиши, как ты справлялся с этой напастью. Если никак, все равно напиши, чтобы мы стали еще ближе друг к другу, пусть даже в муке.

Вечно твоя и больше того, если это возможно,


Часть 2
СЕНХЖЕРЕН. РАБ

Письмо графа де Сен-Жермена, адресованное Мадлен де Монталье и отправленное из Швейцарии в Египет 4 октября 1825 года.

«Мадлен, дорогая! К этому времени наводнение должно пойти на убыль. Хапи возвращается в свою пещеру в устье Нила, которая называлась „атур“ или „атур-нир“, когда я жил в Египте под именем Сенха, а затем Сенхжерена и Санхкерана. Как давно никто не произносил эти имена!

Ты пишешь, что все еще находишься в Фивах, поэтому туда я и отправляю это письмо. Насколько я знаю, богатства Фив превосходят всякое воображение, если, конечно, город не был полностью разорен и разрушен. Помни, сокровища, там таящиеся, несметны как в переносном смысле, так и в прямом.

Отвечаю на твой вопрос, как и обещал: меня перевезли из Мемфиса в фиванский храм Имхотепа после того, как я прожил в стране, именуемой Черной Землей, чуть долее века. В то время Египтом правил фараон Аменхотеп III, а Фивы являлись столицей, где он проживал. Это был способный, энергичный и честолюбивый правитель, собравший вокруг себя внушительный двор. Он приближал к себе всех, кто мог прибавить ему славы. Среди его избранников оказался и верховный жрец Имхотепа Мерезеб, который для пущей помпы привез с собой большое число рабов.

На новом месте мне повелели ухаживать за тяжело больными людьми, что считалось привилегией в сравнении с присмотром за умирающими. То, что рабу-чужеземцу поручили подобное дело, было совсем не в порядке вещей. К счастью, жрецы не догадывались в полной мере о моей истинной сущности, иначе меня бы забили камнями».

— Фараону нездоровится, — сообщил Бак, раб-цирюльник, во время еженедельной процедуры бритья.

— Фараон немолод, — лаконично откликнулся Сенхжерен.

— Он правит более тридцати лет, и Черная Земля процветает, — восхищенно заметил Бак. — Боги к нему благосклонны. — Он оглянулся, а потом внимательно посмотрел Сенхжерену в глаза. — А как они относятся к тебе, чужеземец?

— Я не пытаюсь понять богов, Бак, — ответил Сенхжерен тоном, означавшим, что он не намерен обсуждать эту тему.

— Хозяина вызвали к фараону, чтобы он нашел причину болезни. — Бак покосился на молчаливого чужака. — Хозяин избавит фараона от всех недугов.

— Пусть ему сопутствует успех, — произнес Сенхжерен, понимая, что Мерезебу не справиться с неумолимостью возрастных изменений. Обернувшись к молодому рабу, ловко управлявшемуся с бритвой, он сказал: — Грудь я побрею сам.

Юноша потупился.

— Я бы это сделал, чужеземец, но твои шрамы…

Сенхжерен машинально прикрыл рукой белые рубцы ниже ребер, и его вновь кольнуло воспоминание о ножах и крюках.

— Старые раны, — сказал он.

— И очень тяжелые, — отозвался Бак, считавший себя тонким знатоком медицины.

— Когда-то были, теперь — нет. — Сенхжерен взял у раба бритву и выполнил за него остальную работу. Юноша съежился, принимая свой инструмент.

«Когда Аменхотеп III умер, он оставил после себя процветающую страну и сына, Аменхотепа IV, жаждавшего занять место среди богов или основных сил природы. Он также стремился покончить с интригами жрецов, сосредоточивших к тому времени в своих руках такую огромную власть, что они могли потягаться с могуществом фараона. Аменхотеп IV отменил всех богов, кроме единого бога Египта Атона, и, оставаясь единовластным правителем государства, сделался еще и верховным его жрецом, повелев впредь именовать себя Эхнатоном и заложив новую столицу на том месте, что теперь зовется Амарной.

Так как Имхотеп не считался Атону соперником, Мерезебу было позволено вместе со своими жрецами переехать в Дом Жизни в новой столице. Он был одним из немногих священнослужителей, каким разрешили поклоняться своим богам, а потому сразу нашлось много завистников, готовых при первом удобном случае подставить ножку тому, кого относили к любимчикам нового фараона».

— Ненавижу это место, — прошептал Мерезеб, совершая ежедневный обход умирающих. — Эти люди, уходящие в иной мир, — они насмехаются надо мной.

Сенхжерен, шагавший рядом, удивленно взглянул на жреца.

— Насмехаются? Каким образом?

— Каждый из них являет собой доказательство, что Имхотеп слаб, — пояснил Мерезеб, косясь на небо. — Очень многие радуются, когда мы посылаем за жрецами Анубиса. Для них это лишний повод упрекнуть фараона. Они говорят, будто боги, каких мы обидели, лишили нас силы.

— Теперь существует только один бог, Атон, — напомнил ему Сенхжерен.

Мерезеб неприятно рассмеялся.

— Только потому, что фараон объявил это. А ведь он сам… — Жрец умолк, завидев приближающегося Бака. — Ты не станешь повторять мои слова.

Сенхжерен вздохнул.

— Ты господин, я твой раб.

Старые кости побаливали, но Мерезеб приосанился.

— Да, это так. — Он снова понизил голос. — А все эта хеттка. Она буквально околдовала его. Фараон так ослеплен ее красотой, что не видит священных теней, а боги этого не прощают. — Он махнул рукой, отпуская раба. — Ступай. Здесь полно тех, кому нужна твоя помощь.

— Повинуюсь, — кивнул Сенхжерен и тут же пошел прочь. Он был уверен, что знать слишком много о жизни двора опасно.

«Как мне объяснить, что я почувствовал, когда в Дом Жизни доставили Хесентатон? Жрецы Имхотепа даже не попытались ее исцелить — они ничего не могли сделать.

Это была дочь скульптора, отказавшаяся выйти замуж за человека, который успел заплатить за нее выкуп. Она предпочла другого. Отец девушки попытался вернуть жениху деньги, но тот отказался их взять. А девушка тем временем сбежала со своим избранником. К несчастью, отвергнутый поклонник погнался за ними и, когда настиг, убил своего соперника, а девушку приказал отнести на вершину высокой скалы и подвесить там на веревках, чтобы она погибла от жары или жажды. Если бы отец не нашел ее, то к заходу солнца она бы умерла, что было бы для нее милосердием. Но вышло не так: она обгорела, ослепла — и ее оставили на мое попечение».

Кожа девушки казалась обугленной, на нее нельзя было наложить даже легкий компресс, не увеличив при этом в десятки раз ее муки. Поначалу она просто стояла, не разрешая к себе прикоснуться.

Сенхжерен подошел к ней.

— Я принес тебе воды, выпей.

— Не… могу, — проскрипела она.

— Я стою прямо перед тобой, — продолжал Сенхжерен. — Протяни руку, и я передам тебе чашку.

У нее даже не было сил сморгнуть.

— Не могу, — сказала она и качнулась.

— Без воды у тебя закружится голова и ты упадешь, — предостерег страдалицу Сенхжерен. — Это будет больнее, чем взять чашку. — Он выжидал, терпеливо, спокойно.

— Ты где? — спросила она чуть погодя, с трудом шевеля языком.

— Все еще прямо перед тобой, — ответил он. — Подними руку, и я отдам тебе чашку.

Больная отпрянула.

— Нет. Стоит мне согнуть руку… — На ее глаза навернулись слезы, но не скатились.

— Позволь тебе помочь, — произнес Сенхжерен, не сознавая, что впервые предлагает такое. Он сделал шаг вперед, поднимая чашку и стараясь не прижимать ее к потрескавшимся губам. — Пей, — велел он, наклонив чашку.

Девушка сделала глоток, но тут же качнулась и стала падать. Сенхжерен, вытянув вперед руку, не дал ей упасть.

— Я поддержу тебя, — сказал он, когда она попыталась вывернуться. — Перестань. Я поддержу тебя.

Она вздрогнула и усилием воли заставила себя выпрямиться, но у нее вырвался тягостный стон.

— Не-е-ет, — протянула она.

Вытянутая рука раба не дрожала, хотя Хесентатон была рослой девушкой.

— Стой смирно, — велел Сенхжерен.

Она начала жалобно поскуливать, хотя старалась сдерживаться. Обожженное лицо ничего не выражало, но Сенхжерен сумел что-то прочесть в незрячих глазах.

— Дай мне умереть, — наконец прошептала она.

Эти слова пронзили его, как горячий ветер пустыни, хотя ему приходилось слышать их раньше бессчетное количество раз. Он снова протянул ей чашку с водой и произнес в смятении:

— Пей!

На этот раз ей удалось выпить немножко больше, но она тут же закашлялась.

— Я хочу умереть, — сказала она, когда вновь смогла заговорить.

— Почему? — невольно вырвалось у него.

— Разве можно так жить? — прозвучало вместо ответа.

У него не нашлось слов утешения, зато была выносливость, позволявшая поддерживать эту девушку сколько угодно, — больше он ничем не мог ей помочь. Оглядывая двор Дома Жизни, раб попытался вспомнить, сколько раз он сталкивался со столь же безнадежными случаями, как этот, и сказал:

— Вода еще есть.

Из ее горла вырвался звук, который когда-то мог превратиться в смех, но солнце выжгло в ней смех, как и все остальное. Голова ее запрокинулась, щека коснулась его руки, и девушка тут же вскинулась с внезапным ужасающим воплем.

— Нет!

— Сделай глоток, — велел Сенхжерен, пытаясь поднести к ее губам чашку, но девушка рывком оттолкнула ее, пролив на себя воду и тем самым усугубив свои муки. Ему оставалось лишь поддерживать умирающую, которая брыкалась и извивалась.

— Перестань, — монотонно повторял он, не опуская руки.

Наконец она беспомощно обвисла на ней и со стоном перевела дыхание, а потом очень отчетливо произнесла:

— Положи меня.

— Нет, — сказал он.

— Ты ведь не можешь держать меня так все время. Положи меня.

— Нет, — повторил он, — и не проси.

Она расставила ноги пошире.

— Я могу стоять сама. Посмотри. — Ее тело содрогнулось, когда она попыталась выпрямиться.

— Ладно, — решился наконец Сенхжерен, — я подведу тебя к стене, и ты сможешь на нее опереться. Потом принесу тебе снадобье. Оно облегчит твою боль, если ты сумеешь сделать хоть пару глотков.

Она посмотрела на него невидящими глазами.

— Сумею.

Он помог ей сделать несколько шагов до стены и упереться руками в ребро небольшой ниши.

— Я скоро вернусь. Держись. Или кричи. Я сразу же прибегу. — Обезображенное лицо мало что выражало. — Мужайся.

Сенхжерен понимал, что слова его звучат глупо, но ничего лучшего не придумал и поспешил к Дому Жизни, надеясь, что у нее хватит сил продержаться. Входя в храм Имхотепа, он ударил в ладоши, подзывая кого-нибудь из рабов, и первому, кто подбежал, сообщил:

— Мне нужно попасть в комнату с лечебными травами.

Раб пошел впереди него, громко оповещая всех, что в храме находится Сенхжерен. Возле двери в хранилище дремал молодой жрец. Его лишь недавно допустили к несению храмовой службы. Заслышав шаги, он заставил себя проснуться и выслушать, что понадобилось рабу, который служил при Доме Жизни, но никогда в него не входил.

— Против правил, — коротко бросил он, когда Сенхжерен умолк.

— Тут все против правил, — кивнул Сенхжерен. — Девушку нельзя спасти, так зачем же ей мучиться? Если дать ей настой, о котором я говорю, она легко расстанется с жизнью.

Молодой жрец покачал головой.

— Не слишком ли легко? — спросил он, с подозрением глядя на чужеземца.

Сенхжерен горестно рассмеялся.

— Настой ускорит ее уход всего на полдня. Разве это имеет большое значение? Либо мы все это время будем выслушивать вой обезумевшей умирающей, либо она во сне перейдет на попечение бога мертвых Анубиса.

— Не мне решать, — отрезал молодой жрец, озираясь по сторонам.

— Не тебе, ибо я все решил, — не отступал Сенхжерен. — Или иди и сам приглядывай за несчастной.

— Я? — молодой жрец попятился, потом облизнул губы. — А вдруг кто узнает?

— Тогда и ответ держать мне, — сказал Сенхжерен. — Я приму наказание. — За все годы службы при храме Сенхжерен подвергался порке лишь дважды, и молодой жрец о том знал.

— Я дам тебе настой, — сдался он. — Но если верховный жрец начнет расспрашивать, куда он девался, я сошлюсь на тебя.

— Хорошо, — согласился Сенхжерен и принялся ждать, когда юноша вынесет керамический сосуд с жидкостью, выжатой из корней и листьев карликовой хеттской яблони.

«Насколько я помню, этот настой состоял в основном из белладонны и еще одного ингредиента, скорее всего, грибной вытяжки. Жрецы всегда держали в секрете рецепты своих снадобий, и только прошедшие вторую стадию посвящения, допускались к изготовлению лекарств. В то время я еще не интересовался, как делаются настои и что в них входит, а когда сам стал жрецом, то многое в этом искусстве успело перемениться. Кстати, тот молодой жрец через двадцать лет сделался в храме главным лицом и однажды приказал меня высечь в отместку за пережитое им унижение. Он часто напоминал мне, что я тогда преступил границы дозволенного и что, будь его воля, он высек бы меня в тот же день. Но эта возможность у него появилась только двадцать три года спустя, а я… я и впрямь в тот день впервые осмелился перейти границы дозволенного и потребовать то, на что не имел права. Теперь, оглядываясь на прошлое, я не могу сказать, что именно заставило меня действовать так и почему именно Хесентатон пробудила во мне столь острую жалость. Впрочем, возможно, я и не испытывал никакой жалости и мое чувство было гораздо сложнее. Я тогда не сумел в нем разобраться, не могу и теперь, когда между мной и прошлым встали тысячелетия».

Она умерла под утро, когда в небе едва забрезжил рассвет. Обезображенное лицо было спокойно, девушка лежала на тюфяке, не испытывая ни боли, ни душевных страданий. Пока настой творил свое волшебство, она что-то напевала — звуки были ужасными, но ей они, видимо, нравились. Потом из груди умирающей вырвалось нечто похожее на прощание или имя, затем она снова легла, и огонек в глазах ее тихо угас.

Сенхжерен опустился возле тюфяка на колени и долго оставался недвижным. Со стороны могло показаться, что он тоже умер.

— Бедное, бедное дитя, — произнес он наконец на языке исчезнувшего народа.

«Отец девушки подошел ко мне после того, как она была подготовлена к погребению, и спросил, чем он может отблагодарить меня за заботу о его дочери. Впервые кто-то предлагал мне награду за мой труд, и я даже несколько растерялся. В конце концов я попросил его сделать изваяние Нефертити, жены фараона, и подарить его ей в память о Хесентатон. Как я слышал, Эхнатон остался доволен бюстом, надеюсь, эта работа смягчила и отцовское горе.

После этого случая я не мог больше спокойно наблюдать за умирающими. Их муки угнетали меня, разрушали мне душу. Я менялся, но не в один миг, а в течение нескольких лет. Я стал пытаться целить тех, кого высылали из Дома Жизни, и время от времени кто-то из моих пациентов выздоравливал. Не будь я чужеземцем и рабом, кто знает, возможно, мне разрешили бы изучать тексты самого Имхотепа. Как бы там ни было, меня к ним не допускали, но я не особенно горевал. Я шел и шел наугад, как несмышленый ребенок, впервые покинувший пределы отчего дома, и, будь у меня чуть больше свободы, наверное, повернул бы назад.

Не суди меня слишком строго, любовь моя. Я ведь тебе много раз говорил, что стал, чем стал, лишь пройдя через многие испытания. И хотя теперь я сожалею о многих своих поступках, это уже сожаление цивилизованного человека, а не раба. Египет — наковальня, где ты либо обретаешь закалку, либо разлетаешься на куски.

С нетерпением жду твоего очередного письма. Странная вещь: я рад, что ты занимаешься делом, к какому давно стремилась, и одновременно хочу, чтобы ты была рядом, хотя это и неразумно. Твоя смелость и целеустремленность наполняют меня гордостью за тебя, и в то же время я жажду защитить тебя, укрыть от всех невзгод и опасностей этой жизни. Сколько в этом тщеты и противоречий!

Если бы я не любил тебя столь глубоко, все могло сложиться иначе: у каждого из нас появились бы лучшие перспективы. Однако без этой любви, я впал бы в отчаяние, еще более горькое, чем то, что мне довелось пережить в Вавилоне.

Ты для меня свет, рассеивающий мрак, ты пламя моей души.


Ноябрь 1825 — октябрь 1826 года

Письмо профессора Бондиле, отправленное из Фив в Каир Ямуту Омату.

«Дражайший месье Омат! Позвольте вновь поблагодарить вас за гостеприимство, оказанное мне на прошлой неделе. В глубине души я чувствую, что злоупотребил им, ибо слишком часто наносил вам визиты, впрочем, оправданные вашими заверениями, что мое общество вас нисколько не тяготит. Вилле вашей нет равных ни в Фивах, ни в окрестностях Фив (если не брать в расчет строения времен фараонов), а ваше радушие превосходит все европейские представления о таковом. Празднество же, на которое я был приглашен, лишь упрочило мое высокое мнение о вас, вашей дочери и достоинствах вашего дома.

Рассмотрев ваши претензии, выдвинутые на днях, я должен признать, что полностью разделяю вашу точку зрения. Ваши аргументы вполне убедительны и совпадают с тем, о чем я подумываю давно. Несомненно, ценности, обнаруживаемые экспедициями вроде моей, в большей мере принадлежат вам, как египтянину, нежели заграничным университетам. Я склонен серьезно отнестись к вашему предложению и обсудить с вами после вашего возвращения ту форму сотрудничества, которая удовлетворила бы нас обоих. Я готов предоставить вам в полной мере свои услуги, но так, чтобы не скомпрометировать экспедицию в глазах властей и не бросить тень ни на одного из моих коллег.

Позвольте мне подробнее остановиться на этом пункте. Местный судья, некто Кариф Нумаир, с невероятным тщанием наблюдает за деятельностью моей экспедиции, так что, боюсь, нам придется учитывать рвение этого достойного человека, если мы хотим, чтобы наше частное соглашение принесло ожидаемые плоды. Досточтимый судья наезжает на место раскопок с инспекциями, просматривает все наши записи, что создает проблему, урегулировать каковую способны лишь вы. Лично я не знаю, как лучше всего действовать в данном случае, но надеюсь на вашу опытность в подобных вопросах, ибо было бы неосмотрительно начать реализацию нашего плана без предварительной нейтрализации служебных амбиций упомянутого судьи.

Теперь, когда паводок спал, раскопки опять можно будет вести полным ходом, да и сезон относительной прохлады, нам на руку, и непросохший песок. С ним управляться легче, чем с мелкой сыпучей пылью, в какую его превращают сезоны жары. Не сомневайтесь, я буду держать вас в курсе всех наших достижений в области изучения прошлого вашей страны. У меня есть все основания полагать, что мы стоим на пороге великих открытий. Их обещают каждая напольная плитка, каждый фут отвоеванной у пустыни стены. Почту за честь принять вас у себя, когда вы вернетесь, чтобы оговорить условия нашего соглашения.

С наилучшими пожеланиями и убежденностью, что наши совместные усилия послужат залогом нашего дальнейшего процветания,

искренне ваш


ГЛАВА 1

— Что это за фараоны, о которых он пишет? — потрясая письмом, вскричала Мадлен и тут же повернулась к Эраю Гюрзэну: — Что вам о них известно?

— Практически ничего, — ответил тот. — Я слыхал о Рамзесе и еще кое о ком. Все остальные — загадка. — Коптский монах стоял у высокой конторки, разглядывая древнюю надпись. — Первую половину я еще могу как-то понять, но конец фразы, — он постучал карандашом по листу, — совершенно непостижим.

— Почему? — спросила Мадлен. — Что вас ставит в тупик?

— Мне кажется, все дело в стиле. Эта фигурка, например, совершенно не похожа на те, что встречались мне прежде. Она может означать непереведенное до сих пор слово или просто являться вариантом уже известного нам понятия. Как это узнать? — Гюрзэн отошел от конторки и устремил взгляд в окно, словно ответ висел где-то там — в полуденном воздухе Фив.

Они находились в приемной виллы Мадлен, превращенной в большой кабинет путем перемещения диванов и всей остальной мебели в столовую и одну из спален. Теперь тут главенствовали широкий раскладной стол и два запирающихся секретера.

— Эхнатон, — сказала Мадлен, заглядывая в письмо. — Этот фараон нам поможет. Если верить тому, что говорит Сен-Жермен, мы еще с ним столкнемся. Он перенес столицу — должно же об этом хоть где-то упоминаться.

— Если только последующие правители не повелели стереть с камней его имя, — заметил Гюрзэн. — Такое случалось.

— Да, вы говорили, — кивнула Мадлен. — Тем не менее, если бы нам удалось сыскать одну-единственную зацепку, мы сумели бы разобрать очень многое и, может быть, даже восстановить хронологию. — Ее фиалковые глаза засияли. — Как бы мне хотелось использовать это письмо! Каждое слово в нем ценно. Но как объяснить, откуда оно у меня? Как на него ссылаться, не создавая при том… трудностей ни для себя, ни для Сен-Жермена?

— Никто не поверит ни вам, ни ему, — проворчал коптский монах. — Скажут, что все это выдумка, да и только. Всегда легче сомневаться, чем верить. — Какое-то время он сосредоточенно делал пометки на полях лежащего перед ним листа, потом отложил карандаш. — Сен-Жермен со мной никогда особо не откровенничал, но я почему-то верю, что он знает прошлое не понаслышке. И то, что у вас в руках, служит лишним тому подтверждением — разве не так?

— Да, — настороженно согласилась Мадлен. — Более или менее служит.

Гюрзэн, помолчав, склонился над иероглифами. Через какое-то время он снова заговорил.

— Дитя мое, все, что вы сочтете нужным доверить мне, останется тайной, как если бы это было доверено Господу. Я не сделаю ничего, что могло бы повредить вам или Сен-Жермену. Я вполне сознаю, что и вы, и он в чем-то не похожи на остальных людей.

Мадлен сложила письмо и спрятала в сумочку, с которой не расставалась.

— Разумное предположение, — сказала она негромко.

— Видите ли, я учился у Сен-Жермена. Он появился здесь в тысяча восемьсот третьем году, если считать по вашему календарю, и пробыл до тысяча восемьсот девятнадцатого года. За все это время я не заметил в нем никаких перемен. Речь не о том, что мы не замечаем перемен в близких людях, ибо ежедневно видимся с ними. Он действительно совершенно не изменился. Когда мы с ним познакомились, на вид ему было лет сорок пять, а когда уезжал, я бы дал ему столько же. — Гюрзэн отошел от стойки. — Он ничего не объяснял, а я не выпытывал.

— Он старше, чем выглядит, если на то пошло. И я тоже, как уже говорила, — отрезала гневно Мадлен, надеясь, что никто из прислуги их не подслушивает.

— Никлос Аулириос, — кротко продолжил монах, словно не замечая ее раздражения, — успел рассказать мне — до того, как его расстреляли французы, — что помнит еще времена римского императора Диоклетиана и что именно Сен-Жермен подарил ему столь долгую жизнь. — Монах в коптской манере осенил себя крестным знамением. — У него не было причин лгать.

— Я не знала Никлоса Аулириоса, — сказала Мадлен, — но слыхала о нем. — Она и вправду слыхала. И теперь ее вдруг кольнул вопрос: почему Сен-Жермен счел необходимым снабдить Оливию Клеменс верным слугой, а для нее ничего такого не сделал? Как-нибудь, сказала она себе, надо будет его об этом спросить. Набраться смелости и спросить… приблизительно через полвека.

— У Сен-Жермена был слуга, светловолосый, худой, — продолжал Гюрзэн, словно заглянув в ее мысли. — За время жизни здесь он тоже не состарился ни на год, хотя выглядел чуть постарше хозяина.

— Роджер, — кивнула Мадлен. — Я его знаю.

— Аулириос сказал, что Роджер родился в эпоху Флавиев и что Сен-Жермен много его старше. — Монах потер глаза. — Мне нужно бы отдохнуть. Если позволите, я прервусь… ненадолго.

— О, конечно, — оживилась Мадлен. — Хотите чашечку кофе?

— А вы присоединитесь ко мне? — поинтересовался Гюрзэн, так вежливо и невинно, что это походило на вызов.

— Нет, но… спасибо. — Она взяла в руку колокольчик. — Итак?

Гюрзэн рассмеялся.

— Кофе — моя слабость. — Он с хрустом потянулся, потом спохватился: — Простите, мадам. Утром я отбивал поклоны, и мне казалось, что скрип моих старых суставов разбудит весь дом.

Мадлен сочувственно закивала.

— Тогда вам нужен не кофе, а чай. С корой ивы. У меня есть запас. И трецветка тоже найдется. — Колокольчик весело зазвенел. — Только мигните — и вам это все принесут.

— Благодарю, но все-таки не сейчас. — Копт улыбнулся.

— Как пожелаете, — сказала Мадлен и развернула свиток. Длинная полоса бумаги, подклеенная во многих местах, норовила свернуться. — Эти две птички почему-то всегда изображаются вместе. — Мадлен наморщила лоб. — Как бы уговорить молодого британца помочь нам? — Она имела в виду вовсе не юношу, в чьи сновидения время от времени ей доводилось вторгаться, а его товарища, отменного аналитика, умевшего нестандартно мыслить.

— Вы говорите об Уилкинсоне? — поинтересовался Гюрзэн.

— Да, кажется, его так зовут. Он здесь пятый год, мне сказали. — Мадлен ноготком прикоснулась к одному из рисунков. — Видите, эти люди собирают камыш, а ниже идет подпись. Дальше трое египтян измельчают камыш — и опять подпись.

— Они изготовляют папирус, — прокомментировал коптский монах и умолк, ибо в дверях возник слуга-мусульманин.

— Чего желает мадам? — почтительно, однако без лишнего подобострастия спросил он и поклонился.

— Я хочу, Реннет, чтобы вы выслушали брата Гюрзэна и принесли то, что он вам закажет. — Мадлен потянулась к мешочкам, набитым песком, и стала осторожно переносить их на свиток, чтобы прижать непокорную бумагу к столу и умудриться при этом не повредить места склеек.

— Принесите кофе, пожалуйста, и немного вина, а к ним какую-нибудь выпечку, но без фруктов и меда, — сказал монах. Он сделал благословляющий жест и прибавил: — Благословение последователя Святого писания не оскорбляет Аллаха.

— Вы живете по Библии, — произнес бесстрастно Реннет, отвешивая второй поклон. — Ваше повеление будет незамедлительно выполнено. — Он повернулся и вышел.

Гюрзэн пожевал губами.

— Ему наверняка не понравилось, как мы здесь праздновали Рождество, ведь он живет не по Библии, а по Корану.

Мадлен пожала плечами.

— Если он обращает на это внимание… Разве не достаточно того, что я чужестранка?

— Более чем достаточно, потому-то он так пристально и следит за каждым вашим шагом. Очень разумно с вашей стороны, что вы не даете ему повода для пересудов. — Гюрзэн внимательно посмотрел на Мадлен. — Очень разумно.

— Вы полагаете, он… подслушивает? — спросила Мадлен после длительной паузы.

— Не он, так кто-то другой, — ответил монах. — Вы чужеземка, и вы в Египте. Разумеется, вас подслушивают. — Он прошелся по комнате и остановился возле одного из секретеров. — Какие материалы вы здесь храните?

— Полевые дневники, переводы, отчеты, — пробормотала Мадлен, сосредоточенно изучая рисунки. — Зачем вы спрашиваете? Вам это известно и так.

— Вы уверены в прочности этих замков?

— Ключ я ношу с собой, — ответила она, поднимая глаза. — А что? Вы думаете, они ненадежны?

Гюрзэн какое-то время молчал.

— Я думаю, тот, кому по плечу обчистить чью-либо усыпальницу, легко с ними справится. Я думаю, будь у меня такие шкафы, я бы хранил что-то ценное в другом месте. — Он повернулся к Мадлен. — А здесь я бы поместил что-то второстепенное, но имеющее первостатейный вид.

— Как приманку? Или для отвода глаз? — уточнила Мадлен, усмехаясь.

— И как первое, и как второе, — серьезно ответил Гюрзэн. — Вы никогда не замечали, что с запорами что-то неладно?

— По-моему, нет, — сказала Мадлен, но тут же сдвинула брови. — Постойте, примерно неделю назад мне показалось, будто ключ в одном из замков слишком легко провернулся. — Она склонила голову к плечу. — Вы думаете, кто-то из слуг пытался его вскрыть?

— Весьма вероятно, — с тяжелым вздохом ответил Гюрзэн. — Прискорбно, когда прислуга ведет себя столь недостойно. — Он сложил молитвенно руки. — Я для них, впрочем, тоже чужой.

— Потому что вы христианин, а не мусульманин? — удивленно спросила Мадлен. — Вы ведь, как и они, местный житель. Неужели различия в отправлении религиозных обрядов достаточно, чтобы видеть в земляке чужака?

— Для некоторых из них — да. Для других — это вопрос скорее удобства, нежели веры. — Копт на секунду прикрыл глаза, потом другим тоном спросил: — Кто-нибудь из коллег заходил к вам в последнее время?

— Профессор Пэй и профессор Ивер. Пять дней назад, вы должны помнить. Сначала мы прочли рождественские молитвы, а потом работали здесь допоздна. — Она обвела взглядом приемную. — Часы в вестибюле били одиннадцать, когда они уходили.

— Я имею в виду нечто более неформальное. Кто-нибудь наведывался к вам… частным образом? — Монах подошел к окну. — Вы как-то обмолвились, что профессор Бондиле демонстрирует… гм… неравнодушие к вашей особе.

— Да, но он не такой дурак, чтобы заявиться сюда. Нет ничего триумфального в рандеву, когда кавалер в доме дамы. Вот если дама рискнет навестить кавалера под вечерок, тогда торжество его будет полным и абсолютным. — Мадлен натянуто улыбнулась. — Бондиле не хватает женского общества, а я здесь единственная европейка, с какой он, можно сказать, на короткой ноге.

— Это вас беспокоит? — спросил Гюрзэн и умолк, ибо в комнату вошел Реннет с подносом в руках.

— Куда поставить, мадам? — спросил слуга.

Мадлен оглянулась.

— Думаю, на квадратный сундук. Его крышка достаточно широка. — Она жестом пригласила Гюрзэна к импровизированному столу. — Спасибо, Реннет.

— Мадам, — с поклоном ответил тот и удалился.

Придвигая к сундуку стул, Гюрзэн сказал:

— Может быть, не мое это дело, мадам, но поведение вашего Бондиле внушает тревогу. Он присвоил вашу работу, выдав ее за собственную, он домогается вас. От таких добра не жди.

— Как и от многих, — отмахнулась Мадлен, опять наклоняясь к свитку. — Он хочет взять надо мной верх, но, к счастью, у него очень скудное воображение.

Гюрзэн на то ничего не ответил и занялся кофе, но позже, когда дальняя колоннада стала отбрасывать длинные контрастные тени, он решил высказаться еще раз:

— Если вы отдадите предпочтение кому-то другому, это не обрадует Бондиле. Он не из тех, кто мирится с поражением.

Мадлен рассмеялась, но смех ее был печальным.

— В романтических устремлениях Бондиле нет личностной нотки. Я сама не интересую его, я нужна ему лишь как женщина, чтобы не испытывать неудобств. Там, где нет страсти, нет и почвы для ревности.

— Не сбрасывайте его так легко со счетов, — не отступался монах. — Он жаден, а значит — опасен.

— Ладно, — сказала Мадлен и, встав со стула, огладила платье, — если у меня появится кавалер, я буду соблюдать осторожность, а пока постараюсь держать профессора на расстоянии. — Она поморщилась, вспомнив об инциденте в маленьком зале старинного храма.

— Вот и прекрасно, — улыбнулся Гюрзэн, закрывая рабочий блокнот. — Полагаю, на сегодня достаточно. Время вечерних молитв.

— Да, — кивнула Мадлен. — Мне тоже пора отдохнуть. Правда… — Она осеклась и умолкла.

— Что-то не так? — спросил участливо копт.

— Нет, все в порядке. Я просто забыла, что нынешним вечером ко мне обещал заглянуть доктор Фальке. — Она подошла к секретеру, побарабанила пальцами по полировке, потом подергала дверцу. Неужели кто-то подбирается к ее записям? Но зачем? — Я послала ему записку с сообщением, что в текстах, какие мы успели перевести, пока что не обнаружилось ничего, относящегося к медицине, но он все же попросил разрешения их просмотреть. Он приедет, как только закончит прием больных. Где-то к восьми, я полагаю.

— Доктор Фальке, — повторил Гюрзэн. — Вы виделись с ним в последнее время?

— Последний раз — две недели назад, — ответила Мадлен с деланным безразличием, надеясь, что голос ее не выдаст.

— А Бондиле знает об этих визитах?

— Понятия не имею. Наверное, да. — Она внимательно оглядела импровизированный кабинет, словно вопрос монаха относился к его убранству. — В столь маленькой европейской общине, как наша, все знают все обо всех, и ни для кого не секрет, что доктор Фальке иногда меня навещает.

— Да, конечно, — пробормотал брат Гюрзэн, потом жестом благословил собеседницу и, не сказав больше ни слова, прикрыл за собой дверь.

Мадлен вернулась к столу и снова уткнулась в рисунки, но сосредоточиться на них не смогла. Сознание, что за ней следят, особенно в собственном доме, отравляло ей душу. Это так отвратительно — обдумывать каждое свое слово, каждый свой жест, вечно быть начеку. Она вдоволь этого нахлебалась в ужасные дни революции, пока Сен-Жермен тайком не вывез ее в Верону. Их жизни дважды висели на волоске, и оба раза причиной тому было предательство слуг. С тех пор прошло более тридцати лет, но у нее до сих пор холодело в груди при одном лишь воспоминании об этом бегстве.

— Мадам, — произнес Реннет, появляясь в дверях.

Мадлен обернулась и только тут поняла, что наступил вечер.

— Прикажете зажечь лампы? — бесстрастно спросил слуга, словно в том, что его госпожа сидит в темноте, не было ничего необычного.

— Да, пожалуй. — Она изобразила зевок. — Я, должно быть, заснула.

— Мадам слишком много работает, — сказал Реннет, доставая из рукава кремень и огниво. Мадлен поначалу пыталась уговорить его пользоваться спичками, но скоро сдалась.

Возясь с лампами, Реннет произнес:

— Приехал господин Фальке. Он сейчас на конюшне. Куда прикажете его проводить?

Вопрос ее удивил. Значит, Фальке уже здесь? И она, не задумываясь, сказала:

— Проводите сюда и, пожалуйста, позаботьтесь, чтобы гостю был подан ликер.

Мадлен дотронулась до волос в надежде, что те не слишком растрепаны. Великое неудобство — не знать, как ты выглядишь, подумалось ей. Приходится полагаться на осязание и на внимательность слуг. Спросить бы Реннета, что там с прической, но он оскорбится. Звать Ласку поздно. Когда зажглась последняя лампа, Мадлен смирилась с мыслью, что ей придется встречать Фальке в том виде, что есть.

Из коридора донеслись шаги, и через секунду Реннет объявил о приходе гостя.

— Я не помешал? — спросил вежливо немец.

— Напротив, — сказала Мадлен, которой наконец удалось взять себя в руки. — Мне в любом случае нужен был повод, чтобы прервать работу. — Она отошла от стола. — Я подумала, что вы, скорее всего, предпочтете переговорить здесь, где мы заодно сможем просмотреть последние переводы. — Взгляд ее обратился к Реннету. — Ликер для гостя, будьте любезны. — Последовал поворот к визитеру. — Не возражаете?

— Ни в коей мере, — ответил Фальке с улыбкой.

«Что он творит!» — ужаснулась Мадлен. Эти лучики в углах глаз, эти ямочки на щеках сводили с ума, лишали защиты.

— Реннет, вы еще здесь?

— Как будет угодно мадам, — помедлив, ответил слуга и вышел.

— Он не привык к европейским обычаям, — пояснила Мадлен с деланным хохотком. — Считает, что мне не следует беседовать с вами наедине. — В Европе немало людей разделили бы точку зрения мусульманина, и она это знала, как знал и тот, кто стоял сейчас перед ней.

— Вы не хотите послать за?.. — осторожно поинтересовался гость, но не успел договорить, так как его перебили.

— Нет уж, благодарю вас. Вы достаточно джентльмен, чтобы не выходить за рамки приличия. — Мадлен опять хохотнула. — К тому же это мой дом, и, случись что, мои слуги мигом вас урезонят.

— Не сомневаюсь, — сказал Фальке, подходя ближе. — Что вы сейчас изучаете?

— Рисунки и надписи фриза. Вот копия. — Она сняла с полки лампу и поднесла к столу.

Фигурки в мягких отблесках пламени казались почти живыми. Фальке был очарован.

— Вы разобрались с подписями, мадам? Что в них говорится?

Мадлен покачала головой.

— Не совсем, — честно призналась она. — Возможно, это рассказ о том, как изготовляют папирус. А здесь, судя по всему, показывается, как разделывать дичь. А вот эти рисунки, возможно, имеют какое-то отношение к лечению ран. — Она указала на другую часть свитка. — Вы сами видите: у одного египтянина окровавлена рука, у другого сломана нога, а ниже рука уже забинтована и на ногу наложена шина.

— Отлично, просто превосходно, — произнес Фальке с заинтересованным видом. — Надо же, как любопытно. — Он склонился над свитком и словно бы невзначай коснулся руки Мадлен. Но не сделал попытки ни отстраниться, ни извиниться. — Как вы думаете, вам удастся найти еще что-то подобное?

— Кто знает? — произнесла Мадлен, наслаждаясь его близостью. О, как же давно у нее не было настоящей любовной связи! Почти двадцать лет! Те, кого она посещала в ночных сновидениях, никак не могли сравниться с этим спокойным, уверенным в себе человеком, обладавшим к тому же чарующей, неотразимой улыбкой. Мадлен подавила невольный вздох и вдруг поняла, что от нее ждут ответа. — Стены храма просто усыпаны древними текстами, нам их и в несколько месяцев не разобрать. Впрочем, раскопки должны продлиться еще по крайней мере два года. За этот срок мы, вероятно, обнаружим такие ценности, что никому и не снились. Они, я уверена, всех нас безмерно обогатят.

— Обогатят? — переспросил врач, отстраняясь, и лицо его вдруг помрачнело. — Вот, значит, каковы ваши цели, мадам?

— Да, — резко сказала Мадлен, — но речь идет не о золоте. — Она положила ладонь на эскиз. — Вот ценности, что дороже всякого золота, если нам только удастся проникнуть в их смысл.

Фальке тут же смягчился.

— Понимаю, — кивнул он. — Да. Это ценности. Настоящие ценности, — повторил врач и, оторвав взгляд от фигурок, посмотрел на Мадлен долгим взглядом, словно собираясь прибавить что-то еще.

— Я принес ликер, — объявил Реннет, входя в кабинет с небольшим подносом из серебра, на котором рядом с серебряным графинчиком стояла крошечная серебряная рюмочка размером с наперсток. Слуга держал поднос так, словно то, что находилось на нем, вот-вот должно было взорваться.

— Поставьте сюда, — отрывисто повелела Мадлен. — И благодарю вас, Реннет. Понимая, что доброму мусульманину спиртное претит, я не сержусь на заминку.

Реннет чопорно поклонился и поставил поднос на край стола.

— Что-нибудь еще, мадам?

— Пока нет. Я позвоню. — Она жестом отпустила слугу и потянулась к графину. — Месье, вы позволите?

— О, безусловно. А что же вы сами? — поинтересовался Фальке, принимая из ее рук угощение.

— Увы, я не пью, — просто сказала Мадлен.

— Да, помню, — кивнул немец и, подняв рюмочку в знак уважения, сделал глоток. — Превосходно! — В его ярко-синих глазах зажглись огоньки.

— Вот и прекрасно, — едва слышно прошептала Мадлен.

Большие часы в холле звякнули и затихли.

— Мне пора, — сказал Фальке чуть приглушенным голосом, сорвавшимся от волны накатившего чувства.

— Нет, — произнесла Мадлен, кладя руку ему на плечо. — Вы остаетесь.

Очень медленно Эгидиус Максимилиан Фальке отставил в сторону рюмку и взял в ладони ее лицо.

Записка Риды Омат, адресованная Мадлен де Монталье.

«Дочь Ямута Омата, Рида Омат, обращается к Мадлен де Монталье с просьбой доставить ей удовольствие, приняв участие в прогулке на западный берег Нила. Цель прогулки — осмотр древних памятников, после чего запланирован ленч, а по возвращении — дружеский ужин.

Мадемуазель Омат заверяет мадам де Монталье, что предполагаемая прогулка будет совершена с соблюдением всех правил приличия, залогом чему послужит присутствие месье Омата, а также участников экспедиции профессора Бондиле и прочих европейцев, проживающих в настоящее время в Фивах. Если мадам де Монталье сочтет нужным, она может взять с собой свою горничную или коптского монаха, проживающего в ее доме, или избрать себе в спутники любое другое лицо.

Прогулка намечена на среду следующей недели. Рида Омат просит мадам де Монталье, если это удобно, сообщить имя своего будущего сопровождающего посыльному, который доставит ей данное приглашение с самыми теплыми пожеланиями мадемуазель Омат.


ГЛАВА 2

В тот день из Каира прибыло каботажное судно, на котором Юрсен Гибер привез необходимые припасы. Вечером профессор Бондиле пригласил всех участников экспедиции на борт, чтобы провести приятный вечер в европейском стиле. Единственным египтянином среди присутствовавших был Ямут Омат, явившийся в пышном национальном наряде, расшитом золотыми и серебряными нитями.

— Великолепный пир, — объявил под конец Мерлен де ла Нуа. — Бог знает сколько месяцев я не ел хорошей говядины. А каплун, фаршированный яблоками и изюмом, был настоящим произведением искусства. — Он отсалютовал собравшимся бокалом портвейна, и те последовали его примеру.

— Согласен, — произнес Омат, выпивая наравне с европейцами. — В моей стране не принято задавать столь великолепные пиршества. Участие в вашем празднике — большая честь для меня. — Он поднялся, держась в сравнении с остальными удивительно прямо. — Позвольте поздравить вас, профессор Бондиле, с удавшимся вечером. Я сегодня узнал, что ваша просьба о привлечении к работам дополнительных землекопов одобрена.

— Как вам удается первому узнавать все новости? — удивленно спросил Жан Марк Пэй. Голова его работала не очень ясно, но он был преисполнен дружелюбия, которым не отличался в обыденном поведении.

— Это ведь моя страна, — очень вежливо ответил Омат.

Его замечание встретил дружный смех, чуть, правда, более громкий, чем надо бы. Впрочем, Омат, похоже, не обратил на это внимания.

— Ваша и фараонов, — сказал Клод Мишель, заглядывая на дно бокала и силясь припомнить, когда тот успел опустеть. Он даже перевернул его и потряс, а затем вновь возвратил в прежнее положение.

— Да, — сказал Омат, — но я пока жив.

Он улыбнулся и направился к двери каюты, дав знаком понять, что сейчас же вернется.

Лаплат ударил по столу тяжелой квадратной ладонью и объявил, что Омат ничуть не хуже любого француза.

— Вы пьяны, Жюстэн, — уронил Бондиле.

— Да, пьян и рад этому, — со смешком парировал Лаплат. — Великолепный портвейн. Надо выпить еще. — Слегка покачиваясь, он поднял бокал. — За тайны древней цивилизации и процветание нашей экспедиции. Завтра я пожалею о том, что творю, но сегодня я — властелин мира.

Бондиле подал знак слугам.

— Откройте еще одну бутылку портвейна, а также мускат — и можете быть свободны. — Он вручил три серебряные монеты тому, кто стоял ближе. — Это вам за работу.

Старший официант почтительно поклонился.

— Да благословит вас Аллах.

— И вас также, — произнес Бондиле, прежде чем жестом отослать всю прислугу.

— Теперь нам придется самим прислуживать себе, — с довольным видом сказал Жан Марк. — Но это даже неплохо, ведь вино развязывает язык, а откровенничать при слугах не стоит. Вполне возможно, они мотают все нами сказанное на ус.

— Большинство из них понимают не больше одного слова из десяти, — сказал Юрсен Гибер, приканчивая свой бокал с «Кот Соваж». — А те, кто понимает, никогда не признаются в этом. — Он оглядел каюту. — Капитан пробудет на берегу еще час. Навещает трех своих жен.

— Три жены! Проклятые язычники! — беззлобно выругался Тьерри Анже. — Живут как обезьяны.

— Тем не менее мы в них нуждаемся, — заметил Бондиле. Он умолк, ожидая, когда вернувшийся официант откупорит принесенные из трюма бутылки, и заговорил, лишь когда тот ушел. — Без них нас бы, во-первых, здесь не было, а во-вторых, мы никогда бы не справились с такой прорвой работы. То, что нам дают дополнительных землекопов, очень важно — вы не находите, а?

Лаплат энергично закивал.

— Да, они нам очень нужны, и носильщики тоже. Им ведь, как ни крути, предстоит перелопатить еще тонн десять песка. Сейчас для раскопок самое благоприятное время, но с каждым днем становится все жарче, и… — Он помрачнел. — В общем, как только наступит великая сушь, работа совсем застопорится.

Омат, появившийся в дверях каюты и слышавший конец разговора, сочувственно улыбнулся.

— Я посмотрю, что можно сделать. Возможно, вам и не придется снижать свои темпы из-за летней жары.

— Я у вас в неоплатном долгу, месье Омат. — Бондиле бросил на египтянина красноречивый взгляд.

— Это всего лишь дружеская услуга, — сказал, вновь усаживаясь, Омат. — Мы с вами, Бондиле, очень похожи, во всяком случае я льщу себя этой мыслью. Мы с вами знаем, что значит взаимовыручка. Возьмем, к примеру, это вино. — Он плеснул в свой бокал немного муската. — Я мусульманин и верю в Аллаха, но вовсе не собираюсь по этой причине не пить! Аллах одарил человека гибкостью, и я восхваляю его мудрость. — Последовал звучный глоток. — Говорят, сладкие вина коварней других — что скажете, а?

— Скажу, что предпочел бы шампанское, — заявил Бондиле, — но его у вас не достать. Пришлось по неимоверной цене довольствоваться мускатом. К тому же, заметьте, за приличную мзду. Не все ваши соотечественники разделяют вашу терпимость к спиртному. — Он налил себе вина и поднял бокал. — За наше взаимопонимание!

— Великолепнейший тост.

Бутылку портвейна пустили по кругу, и вскоре она почти опустела. Клод Мишель хмуро уставился на нее.

— Понять не могу, почему вино исчезает? — пьяно пробормотал он.

— Потому что ты его пьешь, — заметил Лаплат, забирая в кулак темное горлышко. — Дай сюда, забулдыга.

Клод Мишель раздул ноздри.

— С чего это ты зовешь меня забулдыгой? — поинтересовался вкрадчиво он.

— А ты и есть забулдыга, — отрезал Лаплат. — Сегодня мы все забулдыги. — Он громко расхохотался, приподнимая бутылку. — Тут наберется еще по глотку. Эй, забулдыги, сдвигайте посуду! — Вино с бульканьем полилось в протянутые бокалы. — Юрсен, тебе достаются последки!

— Как и всегда, — пробурчал Юрсен Гибер, но бокал не убрал.

Жан Марк вдруг встревожился.

— Они не могут нам навредить? — капризно спросил он.

— Кто? — прищурился Бондиле.

— Рабочие, — пояснил Жан Марк. — Они нас не любят.

Омат рискнул ответить за друга.

— Не тревожьтесь о том, месье Пэй. Они только слуги. А в мусульманской стране слуги знают свое место. Мы ведь не во Франции, где чернь свергает Божьих помазанников.

Анже покачал головой.

— Вы не правы, Омат, — возразил он сурово. — Прежний режим, безнравственный и прогнивший, изжил сам себя. Не будь революции, кто знает, что сталось бы с французским народом! Революция была необходима.

— Кому-то да, а кому-то — нет, — вскользь заметил египтянин.

— Революция пролила море крови, — пробормотал Клод Мишель, игнорируя его реплику. — Повстанцы оказались на деле ужаснее свергнутой ими знати.

— Неправда, — вмешался Лаплат. — Аристократы веками тянули из народа все соки, и сами виновны в том, что наша свобода завоевана столь дорогой ценой.

— Какая свобода? — презрительно фыркнул Жан Марк. — Францией и поныне правит король. Что это за свобода?

— Король правит с оглядкой, — стоял на своем Анже. — Как и остальные теперешние монархи. Революция всем им преподала хороший урок.

Бондиле постучал по бокалу вилкой.

— Господа, господа, — с упреком сказал он, — давайте не будем ссориться. Каковы бы ни были наши взгляды, революция уже в прошлом. — Он кивнул Ямуту Омату. — И потом, не очень-то вежливо обсуждать нашу внутреннюю политику в присутствии гостя.

— Совершенно верно, — согласился с патроном Жан Марк. — Мы забыли о правилах хорошего тона. — Он внезапно зевнул. — Прошу меня извинить.

— Уже очень поздно, — заметил Лаплат, доставая из жилетного кармашка часы. — После одиннадцати меня всегда клонит в сон.

— Как и меня, — согласно кивнул де ла Нуа. — Впрочем, мы все клюем носом. Со стороны может показаться, что мы изрядно наклюкались, но дело тут не в вине. Или не только в вине. — Он хитро улыбнулся коллегам. — Пора на берег, друзья. Иначе рассвет придет слишком рано. — С его губ сорвалось хихиканье, которое повторилось, ибо попытка встать и выйти из-за стола удалась ему не сразу. — Чудесный вечер, Бондиле. Я, несомненно, примусь проклинать вас после восхода солнца, но сейчас… — Де ла Нуа, спотыкаясь, направился к двери и, выйдя на палубу, громко провозгласил: — Пора восвояси, хабиб.

Вдохновленный примером товарища, Тьерри Анже с трудом встал со стула.

— Полагаю, Мерлен прав, — задумчиво произнес он. — Отличный вечер, Бондиле. Прекрасное угощение. Как и вино. — Он хотел было поклониться, но передумал. — До завтра, друзья.

— Велите слуге приглядывать за собой, — посоветовал ему Гибер. — А дома выпейте чаю с перцем. Утром голова будет меньше гудеть.

Жан Марк тоже было засобирался, но Бондиле ухватил его за запястье.

— Останьтесь, вы мне нужны.

— Как скажете. — Молодой человек уселся на место и приосанился, охваченный приступом гордости: начальник что-то задумал и хочет довериться только ему.

Клод Мишель и Лаплат вывалились из каюты в обнимку и, пошатываясь, затянули «Le Berger et la Nubile». В конце концов они кликнули слуг и повелели тем помочь им спуститься по сходням.

— Первые разумные слова, произнесенные ими в последний час, — заявил Бондиле. — Гибер, проследите, пожалуйста, чтобы нам не мешали.

Юрсен Гибер легко встал со стула. Речь его звучала на удивление трезво:

— Как прикажете, профессор. — Он слегка поклонился и покинул каюту, тщательно прикрыв за собой дверь.

— Ну что ж, — сказал Ямут Омат, когда затих шум последнего отъехавшего экипажа. — Получилось очень удачно, мы можем поговорить без помех. — Он посмотрел на Бондиле. — Вы ловко управляетесь со своими людьми, профессор. Как и пристало человеку вашего положения.

Бондиле скромно потупился.

— Благодарю, — сказал он. — Если мы хотим успешно осуществить задуманное, подобное умение нам только на руку — разве не так?

— Безусловно, — отозвался Омат, откидываясь на спинку стула и открывая ящичек для сигар. Выбрав сигару, он чиркнул спичкой и умело ее раскурил. — Вряд ли нам в ближайшее время выпадет возможность поговорить, так что давайте ею воспользуемся.

— Нам нужно обсудить очень многое, — произнес Бондиле, косясь на Жана Марка, — а времени у нас мало.

— Справедливо, — кивнул Омат. — К тому же не хочется давать повод для сплетен. — Он хищно осклабился.

— Я ничего не понимаю, — пробормотал молодой человек. — О чем тут, собственно, идет речь?

— О том, что принесет всем нам пользу, — тихо сказал Бондиле. — О нашем будущем процветании. — Он вылил в свой бокал остатки муската. — Мне почему-то кажется, что вы станете нашим союзником. — Последнее было сказано дружелюбно, но что-то во взгляде патрона заставило молодого ученого нервно поежиться и промолчать.

— Видите ли, — мягко заговорил Ямут Омат, — я испытываю тягу к редким и красивым вещам. Я очарован всем, что мне удалось узнать о вашем народе, и считаю себя в огромном долгу перед вами за все, что вы делаете для моей страны. Но я в то же время вижу, что кое-кто из французов, да и не только из них, вовсе не думает о Египте, а одержим лишь стремлением вывезти отсюда все, что попадается под руку. Это меня тревожит.

— Некоторые наши коллеги были бы рады вывезти и пирамиды Гизы, если бы сумели их сдвинуть, — съязвил Бондиле. — Так что обеспокоенность египтян отнюдь не беспочвенна.

— Египтяне не все одинаковы, — вздохнул Ямут Омат, вскидывая руки в сожалеющем жесте, отчего золотое шитье на его одеянии заиграло. — Например, некоторые считают, что древние обитатели этой земли не знали ни Пророка, ни Аллаха и потому об их наследии нечего печься. Я не сомневаюсь в важности наставлений Пророка, да благословит Аллах всех, кто следует его заповедям, но не думаю, что религиозные устремления древних египтян уменьшают значимость памятников, сохранившихся с тех времен.

— Многие наши ученые с вашим мнением согласятся, — закивал Бондиле.

— Да… я тоже так думаю, — осторожно высказался Жан Марк.

— Хорошо. Очень хорошо, — одобрительно улыбнулся Омат. — Полагаю, вам легко будет понять, почему мы с профессором Бондиле заключили частное соглашение. — Он подался вперед. — И не сомневаюсь, что вы захотите помочь мне.

Жан Марк бросил взгляд на Бондиле.

— Помочь?

— Месье Омат предлагает свое покровительство и финансовую поддержку в обмен на нашу помощь, — сообщил Бондиле, безмятежно потягивая вино. — Мне одному такое дело не провернуть.

— Вы очень щедры, — произнес Жан Марк, обращаясь к Омату, хотя так и не мог взять в толк, чего от него ожидают.

— Естественно, наш гость имеет право рассчитывать на понимание с нашей стороны, — продолжал Бондиле, понижая голос. — Все это мы и должны сегодня обговорить.

За бортом внезапно послышался всплеск — громкий и ясный в мягкой ночной тишине.

— О каком понимании идет речь? — спросил Жан Марк с подозрением. Он так резко запустил пальцы в жилетный кармашек, что чуть было его не порвал. — О чем пойдет разговор?

— Об одолжении, — пояснил Омат. — О дружеской услуге, оказываемой французами одному египтянину.

Жан Марк огляделся, в его душу закралось дурное предчувствие.

— Вы хотите сказать, что эта частная сделка касается наших находок?

— Не всех из них, — с умиротворяющим жестом ответил Омат. — Те, что имеют научную важность, разумеется, должны стать достоянием гласности. Но некоторые из обнаруживаемых на раскопках предметов мало достойны даже упоминания в научных трудах, зато я оценил бы их весьма высоко. К примеру, у меня хранятся три золоченых сосуда, давным-давно извлеченных из некой усыпальницы. Я приобрел их у одного мошенника, который облапошил другого мошенника, а тот, в свою очередь, украл эти вещи у третьего жулика. Как видите, концов уже не сыскать. — Он издал короткий лающий смешок. — Я вовсе не жду, что получу от вас что-то в дар. Я окажу всяческое содействие, чтобы вам разрешили продолжить раскопки, причем в таких местах, куда другие экспедиции не допускаются. Я также берусь покрывать многие из расходов, связанных с увеличением объема работ.

— Но это возмутительно, — произнес Жан Марк с решительным видом.

Бондиле покачал головой.

— Жан Марк, Жан Марк, думайте что говорите. Вы ведь даже не сознаете, чем это может обернуться для нас. В особенности для вас. — Последние слова были произнесены так выразительно, что Жан Марк повернулся и уставился на профессора. — Вы хотите жениться, но вам отказано в руке вашей избранницы, потому что вы не обладаете достаточным состоянием. Я все правильно говорю? Вы ведь сами рассказывали.

— Правильно, — подтвердил Жан Марк, его волнение усиливалось с каждой секундой.

— Я вовсе не ожидаю, что вы станете мне содействовать безвозмездно. Я не настолько лишен совести и даю вам шанс устроить свое будущее. — Бондиле цинично улыбнулся. — Пораскиньте мозгами, молодой человек. Египтяне без малейших колебаний сбыли бы нам все древние ценности, если бы сами их откопали…

— Что часто случается, — вставил Омат.

— Так зачем поступаться удачей, которая сама плывет в руки? — Бондиле оперся локтями о стол и подался вперед. — Подумайте немного, Жан Марк. Всего каких-то два года — и вы разбогатеете так, что вам не придется больше работать, если только сами не захотите. Вам больше не нужно будет преподавать, чтобы не умереть с голоду. — Он допил вино и продолжил: — Вы потрясены, потому что рассуждаете как ученый, ни разу не покидавший аудитории. Мы оба с вами ученые, но сейчас вокруг нас отнюдь не университет. У нас нет студентов, ибо мы сами в таковых превратились. И нам необходимо доброе расположение людей, подобных месье Омату, если мы стремимся выполнить все задачи, какие перед нами поставлены, и продолжить исследование древней страны. Раз уж месье Омат предоставляет нам такую возможность, то почему, по-вашему, неразумно всеми мерами укреплять нашу с ним связь?

— Но то, что вы предлагаете, это ведь… воровство, — заявил Жан Марк, не сумев подобрать более мягкого слова.

— А у кого и что мы крадем? — рассудительно поинтересовался Ямут Омат. — Какой фараон или жрец сможет нас обвинить? Все они превратились в прах, а их мумифицированные останки разбросаны по пустыне. — Он пренебрежительно махнул рукой. — Теперь нет никакой разницы — что подобрать камень на морском побережье, что сосуд, печать или ожерелье среди развалин храмов.

— А как же быть с этикой научного поиска? Разве мы не обязаны сообщать обо всех наших находках властям? — спросил Жан Марк, обращаясь к Бондиле. — Ведь поступая иначе, мы можем дискредитировать нашу работу.

— Каким образом? — с наигранной мягкостью поинтересовался Бондиле. — Это может случиться лишь в том случае, если кто-то из нас проговорится о сделке. — Он принялся мерно раскачиваться на стуле, откидываясь на его высокую спинку. — Послушайте, Жан Марк, вы ведь человек одаренный и обладаете аналитическим складом ума. Так неужели же вам не ясно, почему месье Омат желает, чтобы мы часть находок переправляли в его адрес? Ответ прост: он заботится о сохранении целостности своей родины. Вы не раз говорили, что мы, европейцы, раздеваем эту страну догола. Вот вам способ уменьшить грабеж.

— Я… мне это как-то не приходило в голову, — признался Жан Марк. — Но… разве мы не обязаны отсылать все находки в какой-нибудь правительственный департамент?

— Любой чиновник продаст все, что попадет к нему руки, тому, кто предложит хорошую цену, — заявил безапелляционно Омат. — Такое, поверьте, у нас сплошь и рядом. — Он принялся разглядывать Жана Марка с той откровенной бесцеремонностью, на какую редко решился бы европеец. — Можете быть уверены, все реликвии, ко мне перешедшие, будут тщательно оберегаться и уже не уйдут из семьи. И кто знает, вполне возможно, мои потомки поместят эти вещи в специально учрежденный музей.

— Веский аргумент, месье Омат, — похвалил Бондиле. — Очень прогрессивная перспектива.

Омат согласно кивнул.

— Все в воле Аллаха.

— Разумеется, — сказал Бондиле, — и все же вы достойны похвалы за то, что ставите перед собой столь благородные цели. — Он вновь посмотрел на Жана Марка. — Вот видите! Наши находки ожидает лучшая участь, чем та, что им уготована, окажись они в лапах нечистых на руку бюрократов.

— А как же местный судья? — поинтересовался Жан Марк, вспомнив о мрачном, вечно нахохленном египтянине, от придирок которого в последнее время на раскопках не стало житья.

— Я займусь им, — заверил французов Омат. — Он человек не очень далекий, но все-таки не дурак.

— Еще одно благое деяние? — с сарказмом поинтересовался Жан Марк. — А что мы, по-вашему, сможем вам предоставить?

— Даже не знаю, — с наивной миной ответил Омат. — Но в том-то и вся интрига. Никому не дано угадать, что таится под слоем песка, пока он не снят. Разве вы не считаете, что в стремлении к неизведанному и заключается высшее наслаждение?

Жан Марк невольно кивнул.

— Да, это так.

— Вот видите, — опять вступил в разговор Бондиле, изображая высшую степень благожелательности. — И у нас появится шанс пройти этот путь, если мы с вами, Жан Марк, вы и я, проявим капельку прагматизма, толику здравомыслия и пустим в ход научную прозорливость. — Он потер подбородок. — Большие находки, естественно, должны регистрироваться как местными учреждениями, так и нашими университетами, но среди руин попадается, как вы знаете, и множество мелких вещей, каковые учитывать вовсе не обязательно.

— Только не говорите, что вы отказываетесь, — взмолился Омат. — Вы ведь пока не знаете, что найдете, так есть ли причины упрямиться? Предположим, вы обнаружите сумку с окаменевшими фруктами. Какой в них прок для ваших ученых или наших египетских крючкотворов? В самом деле, какой? Даже простые грабители не позарятся на подобную ерунду. Зато меня такое приобретение весьма перед вами обяжет.

— Мне не хотелось бы ставить под удар свою репутацию, — заявил молодой человек, но уже не столь решительно, как с минуту назад. — Вдруг кто-то что-то узнает?

— Что ж, в этом случае вы будете все отрицать. А я вас поддержу, если вдруг запахнет паленым. — Бондиле покровительственно усмехнулся. — А вы, в свою очередь, защитите меня. Если мы сами не станем бросать тень друг на друга, кто сможет скомпрометировать нас?

— Слушайте профессора Бондиле, — посоветовал Ямут Омат. — Он человек разумный и многоопытный. Он дольше пробыл в Египте и хорошо понимает нашу страну.

Ни тот ни другой француз не уловили в голосе собеседника презрительные нотки.

— А что, если я дам вам слово молчать, но все-таки не вступлю в эту сделку? — спросил вдруг Жан Марк, неожиданно для себя отыскав выход из затруднительной ситуации.

Омат устало покачал головой.

— Вам известно, сколь много несчастий обрушивалось на европейцев в этой стране? Кто-то стал инвалидом, а кто-то погиб — и все от пренебрежения к специфике египетской жизни. Кто знает, вдруг скорпион проберется в ваше жилище? Как вы сможете противостоять атаке этого насекомого или, допустим, аспида? А на месте раскопок что сможете вы поделать, если вдруг рухнет расшатанная плита? — Улыбка Омата была просто ангельской, но глаза оставались серьезными.

Жан Марк невольно отпрянул.

— Вы не посмеете, — пробормотал он, не понимая, верить своим ушам или нет.

— Я? — воскликнул Омат. — Разумеется, я ни на что подобное не способен. Я человек мирный, месье Пэй. Но это не значит, что вы застрахованы от всякого риска. — Он покосился на Бондиле. — Ваш руководитель знает, как обходить эти опасности. Доверьтесь ему.

— Месье Омат абсолютно прав, Жан Марк, — кашлянув, произнес Бондиле. — В этом вопросе я не стал бы с ним спорить.

Жан Марк ощутил холодок в животе.

— Так, значит, вы с ним заодно?

— Мне казалось, что это и так ясно, — парировал Бондиле. — Но я заодно и с вами. И буду стоять на ваших позициях, если кто-то осмелится выступить против вас. — Он кивком указал на араба. — Мы оба желаем вам только добра, Жан Марк, но нам нужно знать, что вы нас не подведете.

— Тогда успех гарантирован, — заверил Омат.

Жан Марк судорожно кивнул, с трудом выдыхая воздух и надеясь, что видит спьяну дурной сон, от которого поутру останутся лишь головная боль и тошнота.

— Конечно, я вас не подведу, — произнес он упавшим голосом, понимая, что утро не принесет никакого спасения.

— Чудесно! — воскликнул Ямут Омат.

— Я ничего иного от вас и не ждал, — сказал Бондиле и протянул своему подопечному руку.

Письмо Эрая Гюрзэна, посланное из Фив графу де Сен-Жермену в Италию, на озеро Комо.

«Моему глубокоуважаемому учителю Сен-Жермену именем Господа и Святого причастия!

Надеюсь, это письмо дойдет до вас до того, как вы вернетесь в Швейцарию, но если нет, не волнуйтесь — такая заминка не повлечет за собой никаких неприятных последствий.

Пусть это и странно, но я благодарен вам за то, что вы свели меня с мадам де Монталье. К моему удивлению, она и впрямь оказалась знающим и хорошо образованным исследователем жизни древних народов, не хуже любого из тех, с кем я знаком, хотя поначалу мое впечатление было резко противоположным. Я признал это перед Богом, как признаю и перед своими монастырскими братьями, когда к ним вернусь, а пока попытаюсь найти способ испросить у этой достойной дамы прощение за свое предвзятое мнение о ней, оказавшееся в корне неверным.

Мы деятельно участвуем в изысканиях фиванской экспедиции профессора Бондиле. Большая часть времени уходит на раскопки развалин и копирование всех обнаруженных текстов. Мадам де Монталье в восторге от этой работы, результаты раскопок ей кажутся более чем удовлетворительными, однако временами она признает, что с расшифровкой древних надписей не все пока гладко. Экспедиция пока не нашла ничего сенсационного, но тем не менее информация, считанная со стен почти не затронутого временем храма, все накапливается и в конечном итоге может дать ожидаемые плоды.

Профессор Бондиле проявляет большой интерес к мадам де Монталье, но вовсе не как к коллеге. Это потуги ревнивца. Мадам говорит, что ее они не волнуют, но я все же тревожусь, ибо упомянутый Бондиле не из тех, кто способен смириться с отказом. Я пытаюсь внушить это ей, но она не внимает подобным советам и выслушивает их только из вежливости, полагая, что увлеченность профессора не более чем кратковременное поветрие, не влекущее за собой никаких серьезных последствий. Я же настроен менее оптимистично, ибо опасаюсь беды. Бондиле имеет здесь вес, и, стоит ему узнать, что предмет его вожделений отдает предпочтение кому-то другому, бури, я думаю, не миновать.

Кстати, о предпочтениях. В последнее время мадам де Монталье дарит свое внимание одному немцу, поселившемуся на соседней вилле. Этот врач, зовут его Фальке, не принадлежит к клану охотников за древностями, но часто проводит время в их обществе, ибо число европейцев здесь очень невелико. Человек он достойный, не легкомысленный, способный сделать мадам предложение, но, когда я ей на то намекнул, она рассмеялась и заявила, что о супружестве не помышляет, ибо оно несовместимо с избранной ею профессией. Я попытался напомнить ей, что каждая христианка, как носительница наследия Евы, обязана выйти замуж и народить детей, но мадам стоит на своем. Рассуждения о нравственных последствиях ее действий также не принесли результата. Мадам сказала, что подобная нравственность для нее пустой звук. Она согласна на любовную связь, но не более, да и Фальке пока помалкивает, очевидно, подозревая, что ему дадут от ворот поворот. Вот ситуация, которая меня тяготит. Подскажите, что можно тут сделать. Я буду рад любому совету, а до того пусть все остается как есть.

Вернемся к исследованиям. Три дня назад мадам де Монталье сообщила мне, что почти закончила снимать копии с текстов некоего небольшого и очень загадочного помещения внутри храма. Завершив работу, она намеревается посвятить все свое время расшифровке старинных надписей, после чего хочет просить меня отвезти этот труд в Каир, ибо не доверяет профессору Бондиле. Тот непременно присвоит часть монографии, прежде чем дать разрешение на ее публикацию, а мадам это возмущает, хотя ей и известно, что такова практика множества экспедиций, во главе которых стоят не очень-то чистоплотные люди. Научный мир закрывает на это глаза, ибо с исторической точки зрения все равно, тот или иной человек совершил открытие, но мадам так не считает, как, впрочем, и ваш покорный слуга. Так что примерно через месяц я еду в Каир, о чем и уведомляю.

Временами до нас доходят известия о войне греков с турками. Поговаривают, будто в прошлом или позапрошлом году там, сражаясь за греков, погиб английский поэт. Мы все гадаем, правда ли это или выдумка, симпатичная всей Европе. Мой опыт общения с британцами (независимо от того, поэты они или нет) подсказывает, что не в их правилах принимать сторону угнетенных. Если вы что-либо о том знаете, сделайте милость, проясните этот вопрос. К тому же разгорающийся в Европе конфликт тут многих тревожит: война может перекинуться и в Египет, последствия чего будут более разрушительными, чем это можно себе представить.

Я молюсь за вас, мой учитель. Молюсь и надеюсь, что Бог защитит вас и выведет на единственно правильный путь. Я также молюсь и за мадам де Монталье, которая стала мне дорога и как человек, и как преданный науке ученый. Такая преданность и есть своего рода мирская праведность, которая не может не вызвать сочувствие в людях религиозного толка. Если бы мадам с тем же пылом обратилась к религии, то на нее, полагаю, вскоре снизошла бы особая, подобная осеняющей всех святых благодать.

Именем Господа


ГЛАВА 3

Сути, старший землекоп экспедиции, сидел у подножья колонны и лениво жевал жареного цыпленка, приправленного лимоном и розмарином. Он почти покончил с едой и уже собирался вздремнуть, когда заметил четырех всадников-европейцев. Проклиная в душе всех неверных, рабочий встал на ноги и, отвесив неуклюжий поклон, пробормотал по-французски:

— Добро пожаловать на раскопки профессора Бондиле.

— Боже, какой жуткий выговор, — уронил один из подъехавших верховых. — Как только французы его разбирают?

— Думаю, им не часто доводится это делать, — ответил самый высокий из всадников. Он соскользнул с седла и, взяв под уздцы свою лошадь, обратился к Сути на сносной версии местного диалекта. — Мы хотим поговорить со здешним начальником.

— Над землекопами или над всеми? — уточнил Сути. — Есть разница.

— Несомненно, — сказал верзила-чужак, знаком предложив своим спутникам спешиться. — Нам нужен начальник над всеми.

Сути жестом показал направление.

— Вон там. Трое людей. Начальник тот, что снял сейчас шляпу. — Он вновь поклонился, но очень небрежно и привалился к колонне, ожидая, когда назойливые неверные от него отойдут.

— Да будет к тебе благосклонен Аллах. — Англичанин слегка покраснел и обратился к друзьям — Пошли представляться.

— Пусть Мастерз за нас это сделает, он хорошо знает французский, — проворчал очень полный молодой человек, которому едва ли перевалило за двадцать. Спрыгнув с седла, он похлопал лошадь по шее. — Хорошая девочка, если кто понимает, хотя я и не охотник до чалых.

— Троубридж, ну сколько можно о лошадях? — взмолился его сосед. — Вы хуже графа, у которого на уме одни скачки.

— Если вы, Халлидей, не наездник, а куль с мукой, то это все-таки не дает вам права затыкать рот тем, кто родился в седле. Боже, ну как можно не восхищаться таким прелестным созданием? — Троубридж вновь похлопал кобылу. — Не обращай на него внимания, девочка.

Халлидей кое-как сполз со своей понурой лошадки.

— Как болтать, так все мастера, а вот помощи тебе никто не окажет, — пробурчал он раздраженно.

Высокий англичанин недовольно поморщился.

— Эй вы, двое, перестаньте пикироваться, иначе мы тут же вернемся к себе.

— Чтобы опять выслушивать лекции зануды Уилкинсона о фресках, какие он откопал? — вскинулся Халлидей. — Нет уж, увольте. Лягушатники все-таки лучше. Они даже держат при экспедиции даму, что, если вдуматься, очень практично.

— Сделайте одолжение, Халлидей, помолчите! — произнес последний из верховых. Он не спеша покинул седло и подошел к высокому англичанину. — Так что мне, по-вашему, им сказать, Кастемир?

— Будь я проклят, Мастерз, если имею об этом понятие, — последовал быстрый ответ. — Скажите, что мы хотели бы ознакомиться с тем, чем они тут занимаются. А там поглядим.

Бондиле, уже заметивший визитеров, встал в позу командующего, готового бросить в бой армию. Кивком головы он повелел Жану Марку убраться подальше и дал знак Юрсену Гиберу держаться настороже.

— Добрый день. — Приветствие прозвучало резко, как выстрел, и англичане, опешив, остановились. Начало было не очень-то обещающим.

— Добрый день, — откликнулся на безупречном французском Мастерз. — Надеюсь, мы вам не помешали. Нам хотелось бы побеседовать с вами. — Он улыбнулся, изображая добросердечие. — Но, должен признаться, в нашей группе одни только новички.

— Тут все новички, — буркнул Бондиле неучтиво.

— Ну разумеется, — поспешил согласиться Мастерз, — однако вы здесь успели освоиться, а мы еще нет. Мы совершенно огорошены окружающим, а более опытные наши товарищи только и делают, что копируют какие-то древние надписи и рисунки. Это не совсем то, к чему мы стремились, если вы меня понимаете. — Он многозначительно усмехнулся. — Поскольку мы познакомились в доме у господина Омата, то нам подумалось, что вы не откажете нам в небольшой любезности, то есть поможете осмотреться и понять, что к чему.

— Вполне разумно, — заметил невпопад Кастемир.

— Нет, — уронил Бондиле, — я этого не сказал бы. У англичан свое дело, у французов — свое.

— Мы приехали к вам вовсе не как шпионы, если вас это беспокоит, — заявил с долей раздражения Мастерз.

Бондиле мотнул головой.

— Раз уж вы сами завели о том речь — да, мое мнение именно таково. Вы приехали, чтобы чем-нибудь тут поживиться. Среди конкурентов это обычная вещь.

Мастерз с трудом заставил себя рассмеяться.

— Чтобы шпионить, нужно хотя бы мало-мальски в чем-либо смыслить, мы же профаны во всем, что касается египетской старины.

— Почему я должен верить вам на слово? — сурово спросил Бондиле. — Нет лучшей маскировки, чем показное невежество. — Он уже повернулся, чтобы уйти, но англичанин заговорил другим тоном.

— Ладно, месье, скажу напрямую: наша экспедиция в нас не нуждается, мы для нее — бесполезный балласт. Наши познания о Египте не превосходят уровня расхожих о нем представлений, нас скорей привлекает экзотика, чем иероглифы и черепки. Мы уже повидали мир, объехав полсвета, но не пожелали задержаться в России, равно как и в Китае, ибо страны эти показались нам неуютными. Что касается Индии, то это отдельный вопрос. Все мы старшие отпрыски именитых семей, а потому нам не пристало толочься там, где снуют одни лишь искатели счастья. — Мастерз поймал одобрительный взгляд Кастемира и с еще большим жаром продолжил: — А Египет — другое дело. Это загадочная страна. Таинственная, ни на что не похожая. Но скажу еще раз: мы не ученые и не хотим вечно путаться под ногами у тех, кто приехал сюда не за впечатлениями, а за знаниями.

— А почему вы решили, что французы возьмутся вас развлекать? — возмущенно спросил Бондиле.

— Мы подумали, что, возможно, вы сами не прочь поразвлечься. Всем известно, что французы отнюдь не зануды, а сейчас как раз время отдыха. Мы надеялись, что общение с новыми лицами придется по вкусу и вам. — Последнее было сказано с подкупающей прямотой. — Разве вас иной раз не тянет поболтать с кем-либо еще, кроме своих коллег?

Бондиле то ли кашлянул, то ли хмыкнул.

— Что ж, в этом есть резон, — нехотя протянул он, оглядывая четырех молодых англичан с любопытством, сдобренным долей презрения.

— Мы же не в первый раз с вами видимся, — продолжал гнуть свое приободрившийся Мастерз, — и на приеме у господина Омата вы были более чем дружелюбны.

— Светские приемы располагают к общению, здесь же идет работа, — строго заметил профессор. — Ладно, если вы согласитесь держаться подальше от новых раскопов, то, возможно, кто-нибудь из моих сотоварищей возьмет на себя роль вашего гида и покажет некоторые диковинки, уже, правда, многократно описанные. — Это был компромисс и одновременно проверка. — Как вам такое?

— Отлично, — кивнул Мастерз и по-английски сообщил остальным: — Нам разрешают остаться.

— Хорошо, — выдохнул Троубридж. — А то пришлось бы тащиться к себе по жаре. Моей кобылке это бы не понравилось. — Он снял шляпу и принялся ею обмахиваться. — Не понимаю, как это аборигены живут в таком пекле.

— Они здесь родились, — проворчал Халлидей. — Посмотрите на них — и все тут же поймете.

Мастерз меж тем, перейдя на французский, вновь повернулся к хозяину положения.

— Я рад, что вы не гоните нас. Конечно, неприлично навязывать свое общество, тем более без предварительной договоренности, но, видите ли, этот Уилкинсон совсем перестал уделять нам внимание.

— Вы, значит, связаны с группой Уилкинсона? — опять настораживаясь, спросил Бондиле. — Это весьма одаренный ученый.

— Вполне возможно, — согласно кивнул Мастерз. — Но он — человек одержимый и по утрам забывает нам даже кивнуть. Отличный исследователь Уилкинсон, что говорить, но занят он только собой и работой. А мы ни копать не умеем, ни рисовать и потому умираем от скуки.

— Понимаю, — сочувственно покивал Бондиле. — Что ж, сейчас я кого-нибудь позову. В этой части храма имеются уголки, исполненные особой экзотики. — Но нет ничего, что бы сгодилось Уилкинсону, добавил он про себя.

— Даже если это не так, все равно мы будем вам благодарны, — заулыбался Мастерз, а Кастемир важно добавил на сносном французском: — Главное — это эффект новизны.

— Навеянный стариной? — хохотнул Бондиле и громко крикнул: — Де ла Нуа! У вас найдется какое-то время?

Ответ пришел из-за самой дальней колонны:

— Я хотел бы закончить эскизы. Покорнейше прошу подождать.

— Да, конечно, — прокричал Бондиле и принялся звать Жана Марка, но тут же осекся, ибо его осенила блестящая мысль. — Мадам де Монталье. Вот кто наверняка нам поможет. — А заодно прервет свою собственную работу, чтобы развлечь англичан. Профессор мысленно усмехнулся. — Гибер, сделайте одолжение, найдите мадам де Монталье. Она должна находиться где-то за колоннадой.

Юрсен Гибер отвесил поклон, пробормотал несколько слов и поспешил удалиться.

— Уверен, вы знаете, что в нашей группе имеется женщина, — продолжал Бондиле. — Способная в своем роде особа но, как многие представительницы ее пола, мыслит не очень ясно. Вбила себе в голову, что где-то поблизости обретается храм медицины, и вознамерилась его отыскать.

— Разве египтяне поклонялись Аполлону? — с удивлением спросил Кастемир.

— Нет абсолютно никаких причин думать так, но мадам де Монталье считает, что поклонялись — ему или какой-то его ипостаси. По ее убеждению, это было что-то вроде больницы, где недужные верующие надеялись найти исцеление и где их врачевали жрецы. Мадам заявляет, что у нее есть свидетельства, удостоверяющие ее правоту, но до сих пор мне их не представила, отделываясь туманными ссылками на россказни какого-то типа, якобы прожившего в Египте чуть ли не всю свою жизнь. Я не раз опрокидывал эти смехотворные доводы, но ее ничем не проймешь. Вы же знаете, таковы все женщины мира.

Хотя никто из четверки молодых англичан не обладал достаточным опытом общения с дамами, чтобы иметь право на какое-то о них мнение, тем не менее все единодушно кивнули, а Кастемир, покачав головой, заключил:

— Чудесные создания эти женщины, но не очень надежные.

Бондиле рассмеялся громче, чем требовалось.

— Именно это я и имею в виду. Тем не менее я уверен, что в ближайшие полчаса мадам де Монталье сумеет ответить на все ваши вопросы, если, конечно, они не потребуют от нее большого умственного напряжения.

Мастерз слегка поклонился и бросил взгляд на тех своих сотоварищей, что не владели французским.

— Нас будет сопровождать женщина, — сообщил он им на родном языке.

— Великолепно! — обрадовался Троубридж. — Эта француженка просто красотка. Я пытался подъехать к ней на приеме у господина Омата, но она в два счета отшила меня.

— И была права, — сказал Кастемир. — Нужно же ей заботиться о своей репутации.

— О чем тут заботиться? — спросил Халлидей. — Женщина много месяцев копошится в песке, окруженная группой французов. Я бы сказал, что она уже создала себе репутацию.

— Будьте благоразумны, — принялся урезонивать приятеля Троубридж. — Мы ведь не хотим, чтобы нам надавали пощечин.

Мастерз открыл было рот, но, завидев, что из-за колонны выходит француженка, тут же захлопнул его и отвесил приближающейся к нему даме столь церемонный поклон, словно они находились на каком-нибудь лондонском рауте, а не среди фиванских развалин.

— Добрый день, мадам.

— И вам, господа, — произнесла француженка, держась несколько настороженно, хотя и вполне дружелюбно. — Что-то стряслось? — обратилась она к Бондиле.

— Не совсем, — сказал тот, отводя ее в сторону. — Эти молодые люди интересуются нашей работой. Мне показалось, что вы будете рады ознакомить их с нашими достижениями. С прошлыми достижениями, а не с недавними — это мне хотелось бы особенно подчеркнуть.

— Но я сейчас занята с…

— Это не важно, — оборвал ее Бондиле. — Гостеприимство важнее. Или вы не согласны, мадам?

— Не согласна, но, видимо, это не имеет значения.

— Не имеет, — подтвердил Бондиле раздраженно. — Нельзя же несолоно хлебавши отправить обратно людей, что проделали такой долгий путь. Полагаю, вы понимаете, что я имею в виду?

— Да, конечно, — кивнула Мадлен, приседая как девочка перед строгим папашей. — Вы ведь знаете, как уважительно я отношусь ко всем вашим желаниям.

Она шагнула к присмиревшим британцам и заговорила уже по-английски — довольно правильно, но с сильным французским акцентом:

— Рада вновь с вами увидеться, господа. Прошу прощения, нас, вероятно, знакомили на приеме у господина Омата, но я по женской забывчивости не запомнила ваших имен. Меня зовут Мадлен де Монталье. — Она протянула руку, надеясь, что та не повиснет в воздухе.

Первым опомнился Мастерз и галантно поцеловал даме пальцы.

— Очень приятно, мадам де Монталье. Я достопочтенный Артур Хиллари Сент-Айвз Мастерз. — Он редко подчеркивал свою принадлежность к английской знати, но сейчас сделал это с истинным удовольствием. — А это Хорас Теодотус Пелем Кастемир.

Высокий англичанин чопорно поклонился.

— К вашим услугам, мадам.

— Вы очень любезны, господин Кастемир. — Мадлен посмотрела на Халлидея. — А вы, насколько я помню, барон?

— Вернее, баронет Халлидей, — ответил тот, впервые опешив. — Мне льстит, что вы запомнили это, мадам.

— Пустое, — сказала Мадлен и обернулась к тучному юноше, вперив в него вопросительный взгляд.

Тот, несмотря на свою полноту, с такой грациозной ловкостью склонился к ее руке, что в глазах остальных загорелась откровенная зависть.

— Позвольте представиться: Фердинанд Чарлз Монтроуз Алджернон Троубридж. Мой дядюшка — граф Винкастерский, а я — ваш покорный слуга.

— Очень мило, — одобрила его ловкость Мадлен, слегка приседая. Потом оглянулась через плечо: — Профессор, что вы прикажете показать нашим английским гостям?

— Проведите их по тем частям храма, что нами изучены. Расскажите, что знаете, и ответьте, как сможете, на вопросы. Если что-то пойдет не так, дайте мне знать. — С этими словами Бондиле повернулся и пошел прочь таким решительным шагом, словно за ним захлопнулась незримая дверь.

Мадлен скрыла раздражение за слабой улыбкой.

— Что ж, господа, — сказала она, — начнем с противоположного конца колоннады. — Легкая женская фигурка заскользила вдоль ряда огромных колонн, за ней гуськом двинулись англичане. — Эти опорные элементы древнеегипетской архитектуры отличаются от подобных столпов Рима и Греции компоновкой, диаметром и высотой. Но не только, ибо их капители украшены растительными орнаментами. Обычно это листья — то ли лотоса, то ли папируса. Какая версия правильная, никто не может сказать. Лично мне больше нравится второй вариант, потому что папирус играл важную роль в жизни этой страны. — Мадлен приостановилась у подножия одной из колонн и указала рукой на картуш размером в свой рост. — Здесь зашифровано имя одного из египетских фараонов. Мы полагаем, оно произносится, как Бэнрехотепхирмаахт.

— Откуда вы это знаете, ведь тут одни иероглифы? — с сомнением в голосе спросил Халлидей.

— Каждый символ соответствует слогу, а иногда — просто звуку. Этот знак в виде пера — буква «и» или «й». Если хотите, я могу подарить вам одну из работ Жана Франсуа Шампольона, и тогда вы сами во всем разберетесь. Метод, предложенный этим ученым, очень изящен… — Она вдруг поймала веселый взгляд Троубриджа и на секунду умолкла. — Или все это, любезные судари, вам ни к чему?

— Ваш рассказ напомнил мне дни, проведенные в Оксфорде, — ответил вежливо Троубридж. — Лично я из уроков и наставлений вынес одно: тягу ко всему занимательному. — Он толкнул локтем Мастерза. — Я правильно говорю или нет?

Тот пристыженно улыбнулся.

— Я с ним согласен, мадам.

Мадлен обвела молодых людей внимательным взглядом.

— В таком случае, что вас сюда привело? Мы все тут копаемся в древних руинах и мало чем отличаемся от английских коллег. — Ей вдруг захотелось уйти, и она уже стала подыскивать подходящую к ситуации фразу, но тут заговорил Кастемир.

— Вообще-то, мадам, мы надеялись, что сумеем у вас разжиться… какими-нибудь пустячками, сувенирчиками на память или чем-то таким. — Он деликатно откашлялся. — Вы меня понимаете?

— Более чем, — холодно уронила Мадлен. — Вы вознамерились обокрасть мертвых.

— Боже нас упаси от подобного ужаса, — запротестовал Троубридж. — Нет-нет, мадам. Мы совсем не хотим тревожить чей-либо прах. Мы готовы довольствоваться обломком какой-нибудь вазы или разбитым горшком, или каким-то незатейливым украшением.

— Вы вознамерились обокрасть мертвых, — повторила Мадлен.

Мастерз вновь попробовал улыбнуться.

— Но они умерли так давно, — сказал он. — Кто из них выступит с возражениями — спустя столько веков?

Мадлен потребовалось большое усилие, чтобы подавить в себе ярость.

— Ничем не могу вам помочь, господа.

— Но почему? — полутрагическим шепотом возопил Кастемир. — Мы ведь не претендуем на что-либо ценное. Да и потом, скажите по чести, разве каждый исследователь сдает все свои находки местным чиновникам или иному начальству? Вспомните итальянского изыскателя, нажившего состояние на торговле тем, что в Египте прилипло к его рукам.

— Отвратительный факт, — сказала Мадлен, загораясь холодным гневом.

— А почему вы считаете, что он не имел права на то, что сам где-то там откопал? — вскинулся вдруг Халлидей, отбрасывая все правила этикета. — Вы ведь знаете, дай египтянам волю — они тотчас бы продали все свое хваленое прошлое первому европейцу с тугим кошельком. — Он задрал голову, оглядывая колонну. — А эта махина уже красовалась бы в Риме, Лондоне или Париже.

— Это не делает воровство менее отвратительным. — Мадлен, сдвинув брови, поморщилась и подумала: нет, пора уходить.

— У нас есть разрешение местного судьи на вывоз небольшого количества древностей, — быстро проговорил Троубридж. — Можете с ним снестись, если желаете убедиться. Его имя Кариф Нумар… Или Нумир?

— Нумаир, — уточнила Мадлен. — Я его знаю.

— Вот и прекрасно. Разрешение касается лишь мелких вещиц, не востребованных наукой. Ученые ведь разбираются, какие находки им следует сохранить. Мы на них и не претендуем. Нам нужны пустячки, остающиеся после двойной или даже тройной сортировки. — Троубридж прижал ладонь к сердцу. — Мадам, мы совсем не контрабандисты. Мы действуем не тайком, а в открытую, и ничего дурного в наших умыслах нет.

Мадлен на секунду прикрыла глаза. Как вразумить этих юнцов, которыми правят невежество и наивность?

— Сколько с вас взял судья Нумаир? — спросила она.

Мастерз прокашлялся.

— Для таких, как мы, у него невысокая такса. Каждый из нас выложил по двенадцать гиней. Не то что, например, ваш начальник. Он уплатил не менее ста гиней и теперь может вывезти из Египта практически все, что захочет.

— Вот где настоящий грабеж, — пробурчал Халлидей.

— Кто уплатил сто гиней? Бондиле? — бесстрастно поинтересовалась Мадлен. — За что? За право проводить здесь раскопки?

Троубридж рассмеялся.

— Разумеется нет. За это уже заплатил университет. И тоже, кстати, судье Нумаиру.

— Этот чиновник благоволит к лягушатникам, — заявил Кастемир. — Простите, мадам, я не хотел оскорбить вас.

Мадлен отмахнулась.

— Позвольте мне все выяснить до конца, — ровно сказала она. — Вы, кажется, полагаете, что профессор Бондиле подкупил судью, чтобы иметь возможность распоряжаться древними ценностями по собственному усмотрению?

— Естественно, — подтвердил Халлидей. — Все так делают.

Мадлен пропустила его замечание мимо ушей.

— Какие у вас имеются доказательства?

— Откуда им взяться? — спросил Мастерз с цинизмом, никак не вяжущимся с юным обликом. — Такое обделывается негласно и быстро. Они ударили по рукам, вот и весь сказ.

— Вы просто напускаете тут туману, пытаясь соблюсти свою выгоду, — упавшим голосом сказала Мадлен, не сводя глаз с англичан.

— Мы все не прочь напустить немножко туману, — вкрадчиво произнес Троубридж. — Например, испрашивая у матушки незамужней особы позволения пригласить ее чадо на танец. Здесь тоже так.

— Нумаир сколотил кругленький капитал на подобных пассажах, — безапелляционно заявил Халлидей. — Мой дядюшка бывал в этих краях лет двадцать назад. Мздоимство местных чиновников превзошло все его ожидания. С тех пор ничего не переменилось, разве что в худшую сторону, ибо приток европейцев в Египет возрос.

— Я готова признать, что все вами сказанное справедливо, но лишь в отношении искателей приключений, — пробормотала Мадлен. — Однако ни один настоящий ученый не захочет скомпрометировать свое дело.

— Чем же? — вежливо осведомился Кастемир. — Подобная предприимчивость лишь означает, что ваш Бондиле сможет предъявить всему миру нечто более значимое, чем монографии, каким суждено пылиться в университетских библиотеках. Очень разумно с его стороны. Он нашел способ продолжить раскопки, что, несомненно, упрочит его репутацию. — Англичанин прислонился к колонне, перечеркнув своей долговязой фигурой картуш с именем фараона. — Не понимаю, что вас так потрясает, мадам?

— И как все это назвать? Практичностью? Прагматизмом? — с вызовом спросила Мадлен, но тут же махнула рукой. — Нет, господа, простите, я не хотела читать вам нотацию. — Она пошла было прочь, кусая губы и сожалея, что брат Гюрзэн отправлен в Каир, потом неожиданно для себя повернулась. — Позвольте сказать вам еще пару слов. Месье, вы сами себе хозяева и, безусловно, можете воспользоваться имеющимся у вас правом здесь что-то присвоить. Однако даже и не пытайтесь проделать это в моем присутствии, ибо я воспротивлюсь такому варварству, несмотря на благоволение к вам судьи Нумаира и содействие профессора Бондиле. — Ее фиалковые глаза ярко вспыхнули, затем потемнели. — Если я вас задела, извините меня. Как потомок очень древнего рода, я, возможно, более трепетно, чем вам хотелось бы, отношусь к старинным вещам.

— Я тоже принадлежу к древнему роду, — заметил Троубридж. — Мой дед любил повторять, что мы вторглись в Англию с Вильгельмом Завоевателем, хотя никаких доказательств тому нет. Кроме того, насколько я понимаю, это совсем не великий повод для гордости. Тем не менее, когда Стивен с Матильдой устроили игру в догонялки, наш замок уже стоял. Думаю, мне бы не очень понравилось, если бы кто-то принялся что-либо отковыривать от нашего родового гнезда. — Он почтительно поклонился. — Улыбнитесь, мадам! Ваша улыбка просто очаровательна.

— Благодарю вас, мистер Троубридж, — сказала Мадлен, впервые задумавшись, правильным ли был ее выбор. Фердинанд Чарлз Монтроуз Алджернон Троубридж с его проницательным взглядом и свободной манерой держаться вдруг показался ей гораздо более привлекательным, чем Магнус Оберон Дедалус Херн, лорд Мейлльярд, с каким она время от времени позволяла себе путешествовать по царству ночных грез.

— Это мы должны быть вам благодарны, — возразил Троубридж, весело посверкивая глазами. — Мадам, вы пристыдили нас, и настолько, что наши руки не прикоснутся ни к одному древнему камешку. Я готов в том поручиться за каждого из нас четверых, но, разумеется, не отвечаю за действия профессора Бондиле.

— Да, конечно, — пробормотала Мадлен, несколько огорошенная таким поворотом событий. Краем глаза она вдруг увидела, что неподалеку отирается Сути. «Что, если этот малый знает английский?» — мелькнуло в ее мозгу.

Мастерз расхохотался, и громкое эхо зазвенело среди колонн.

— Весьма плодотворное завершение разговора. Теперь нам придется осторожничать даже на рынках, чтобы случайно не прикупить что-то крамольное и не сделать Троубриджа лгуном. — Глаза его обежали товарищей. — Тут становится жарко. Давайте отправимся туда, где прохладней. В любом случае нам пора восвояси. — Он поглядел на Мадлен и учтиво приподнял шляпу. — Я хочу пожелать вам успеха, мадам, хотя не питаю надежды, что другие любители сувениров согласятся с вами столь же легко. Ведь мы в сравнении с профессором Бондиле практически ничего не теряем. — С этими словами Мастерз повернулся и направился к лошадям, нисколько, казалось бы, не заботясь, следует за ним кто-нибудь или нет.

Троубридж, будучи замыкающим в маленькой колонне британцев, вежливо поклонился Мадлен.

— Не знаю, удастся ли вам повлиять на профессора Бондиле, но ради себя самой помните: враг он опасный. — Юноша заглянул ей в глаза. — Дайте мне знать, если ситуация обострится.

Глядя, как он ковыляет по вязкому песку, Мадлен ощутила прилив благодарности. Потом по спине ее пробежал холодок, странный в столь одуряющей духоте, плавящей, кажется, даже древние камни.

Письмо Ямута Омата, посланное из Сан-эль-Хагар в дельте реки Нил судье Карифу Нумаиру в Фивы.

«Да ниспошлет вам Аллах свою милость и да вознаградит вас здоровыми сыновьями, мудростью и прозорливостью, позволяющей понимать, что творится в сокровенных глубинах людских сердец.

Какое несчастье, что мне случилось уехать именно в то время, когда вам понадобилось обсудить со мной некоторые вас волнующие проблемы. Не могу выразить степень своего сожаления, скажу лишь: оно велико. Аллах ведает насколько, как прозревает и мою безмерную радость в связи с тем, что ко мне пожелал обратиться столь досточтимый и облеченный многими полномочиями человек. Этой чести я, конечно же, недостоин, однако счастье мое сравнимо лишь со счастьем отца, какому волей Аллаха судьба подарила прелестнейших сыновей-близнецов.

Нельзя и высказать, как я удивлен трениями, возникшими между вами и профессором Бондиле. Познакомив вас с ним, я полагал, что даю начало долгой добросердечной связи, но вы, утверждаете, будто, устраивая прием в вашу честь, этот именитый ученый глубоко оскорбил вас. Не пытаясь как-то загладить случившееся, я все же хочу высказать предположение, что он обидел вас ненароком и, скорее всего, даже не сознает, в какой мере преступил границы дозволенного, ведь в Европе появление женщины в мужском обществе не только не считается чем-то из ряда вон выходящим, но даже льстит всем собравшимся в той степени, в какой эта особа знатна. А мадам де Монталье принадлежит к очень знатному и старинному роду.

Я, как и вы, считаю абсолютно недопустимым обсуждать что-либо в присутствии женщин с неприкрытым лицом. Однако у европейцев много ошибочных и ужасных традиций, о чем мы с вами можем лишь сожалеть. Клянусь мечами моих предков, я сделаю все, чтобы объяснить профессору Бондиле, сколь тяжкое оскорбление он вам нанес, сам того не подозревая. А вас я прошу ради нашего общего блага позволить ему искупить свой проступок каким-либо приемлемым способом, чтобы дело, какое мы начали, не заглохло и принесло ожидаемые плоды. Вспомните, как несносны бывают в своем невежестве дети. Собственно, таково же и поведение профессора Бондиле: он ведь не ведает утешения, каким нас одаряет ислам и не знаком с неизбывной мудростью положений Корана.

Я же со своей стороны, находясь в городе, некогда известном нам как Танис, постараюсь разузнать, на каких условиях местные чиновники сотрудничают с европейцами, а затем буду рад сообщить все подробности вам. Этот город в чем-то подобен Фивам, европейцы кишат здесь, как саранча в поисках пищи. Не стоит думать, будто то, что они сожрут, окажется для них смертоносным, — такие мысли губительны и для нас. Лучше ободримся тем, что в нашей власти решать, чем им позволительно насыщаться.

Вы обладаете огромным опытом общения с иностранцами. Сам Аллах — хвала ему! — указует вам, как обращаться с ними, чтобы они никогда более не ощущали себя хозяевами нашей великой страны. Неверные принесли много бед последователям Пророка во времена наполеоновского нашествия, но теперь мы видим, что близится час отмщения, и мы ускорим его приход, используя то, что нам дают сами же европейцы. Мы сможем найти лучшее применение их золоту и оружию, чем они.

Эти люди легкоуправляемы и, можно даже сказать, простодушны, ибо их пращуры познали лишь часть истины, отвернувшись от мудрости Аллаха и открыв объятия Иисусу, предсказавшему приход Мухаммеда.

Ваша обеспокоенность деятельностью немецкого врача требует некоторого обсуждения. Я, признаться, не вижу тут повода для тревог. Раз он желает лечить наш народ, то пусть себе лечит. Если Аллах пожелает — да будут вечно звучать хвалебные слова в его честь! — этот неверный принесет только пользу нашим многострадальным соотечественникам, снедаемым мучительными недугами еще со времен фараонов. Я бы не стал без крайней необходимости в чем-либо его ограничивать — ведь можно предположить, что этот немец сейчас частично возвращает нам то, что другие неверные безжалостно у нас отобрали. Если вы с этим не согласны, решайте сами, как с ним поступить, покорно прошу лишь помнить о тех несчастных, что находятся на его попечении. Ведь мы не хотим, чтобы они лишились последней поддержки в своей немощи из-за пустяковой непроработки затронутого вами вопроса.

И наконец, последнее: я прошу вашего позволения поговорить с мадам де Монталье. Вам в этом случае вовсе не нужно будет испытывать неприятные ощущения, посылая за ней. Я лично явлюсь к ней с визитом, когда вернусь в Фивы, и дам ей ясно понять, почему она впредь не должна приближаться к вашей персоне с неприкрытым лицом. Возможно, не все тут пройдет гладко, ведь эта особа строптива и независима, что, как мне сказали, вовсе не характерно для большинства европейских женщин. Впрочем, у меня есть свои способы урезонить ее.

Могу ли я чем-то еще облегчить бремя ваших забот, досточтимый судья? Помните: я, как и всегда, готов сделать для вас все, что в моих силах, как верный слуга Аллаха — который превыше всего! — и сознающий свой долг сын Египта.

Да окружит вас Аллах своим вниманием и заботой, да пошлет он вам сто сыновей, и пусть каждая женщина в вашем доме понесет от вашего семени!


ГЛАВА 4

Эрай Гюрзэн договаривал последнюю из вечерних молитв, когда краем глаза увидел, что к нему подбирается корабельный плотник с незажженным штормовым фонарем в одной руке и длинным шилом — в другой. Осенив себя крестным знамением, монах сжал пальцы правой руки в кулак, готовясь отразить нападение.

Вид у плотника был безмятежно-спокойный, и вдруг тяжелый фонарь взлетел вверх, чтобы через секунду обрушиться на голову человека, стоявшего на коленях. Прозвучало проклятие, потом раздался глухой вскрик, ибо монах увернулся от громыхнувшего возле уха железа и с силой ударил злоумышленника в живот.

Плотник, шатаясь, попятился, а Гюрзэн вскочил и бросился на злодея, вытянув вперед руки, чтобы найти его горло. С минуту они, сцепившись, боролись, потом плотник стал отступать. Топчась и раскачиваясь, противники перемещались по палубе, пока не выбрались на корму. Там плотник ударился задом о поручень, пронзительно вскрикнул и, потеряв равновесие, упал за борт. Оказавшись в воде, он сделал несколько резких гребков, но ухватиться за канат не сумел и повернул к берегу.

Гюрзэн повис на поручне, тяжело дыша. Уставившись на воду, он бормотал молитву, в которой упрашивал Господа проявить снисхождение к человеку, пытавшемуся лишить его жизни. Через какое-то время за его спиной послышались голоса, и монах поспешил укрыться за стоявшими на палубе бочками. Он все еще не восстановил дыхание и широко разевал рот, чтобы не производить лишнего шума.

— Похоже, Нил в этом году разольется рано, — заметил старший сын капитана.

— Все лучше, чем в прошлом году, когда паводок запоздал. — Второй человек говорил с неизвестным монаху акцентом. — Слышно, на юге прошли обильные ливни, так что разлив будет хорошим.

— Это Аллах приносит нам воду, — сказал юноша.

Его собеседник рассмеялся.

— А до него это делал Осирис или кто-то еще. Говорят, среди богов прошлого был даже гиппопотам. Надо же, гиппопотам! — Мужчина умолк, а затем продолжил, словно бы забавляясь: — Кто дарит дождь — боги или не боги — не важно, важно, что вся эта вода течет в реку. Если на юге, там, где начинается Нил, сухо, тогда и во всем Египте стоит сушь. — Он вновь помолчал. — Ранние паводки обычно бывают сильными.

Гюрзэн потянул носом воздух, почувствовал запах горелых листьев, и ему захотелось чихнуть. Он пощипал себе переносицу, выжидая.

— Это будет благословением для Египта, ведь тогда земля родит больше зерна, — заявил юноша.

— Будем надеяться, — откликнулся незнакомец. Собеседники подошли к поручням, обегавшим корму, и остались стоять, освещенные последними лучами уходящего дня. — Чудесная река Нил. Какие тут виды!

— Да, экселенц, — отозвался сын капитана.

— Без церемоний. Я всего лишь скромный купец, вознамерившийся добраться до первого из порогов. Меня интересуют украшения, ткани. — Его тихий, довольный смех напоминал мурлыканье кошки.

— Слушаюсь, экселенц… сэр.

— Так лучше, гораздо лучше, — одобрил мужчина. — Но будь повнимательнее. Я не хочу, чтобы кто-то пронюхал, где я нахожусь. — Он медленно двинулся в сторону носовой части судна. — Пойми, меня не должны обнаружить, иначе всем нам несдобровать.

— Я буду осторожен, сэр. Не сомневайтесь, — заверил юноша, семеня за важной персоной.

Гюрзэн прислушивался к их шагам до тех пор, пока не убедился, что сообщники удалились. Наконец все звуки затихли, кроме мерного похлопывания парусов и плеска воды. Закат превратился в тусклую полоску над западными холмами. Монах смущенно выбрался из укрытия, надеясь, что никто из команды не стал свидетелем его схватки с плотником. Он отряхнул рясу и пригладил волосы, собранные на затылке в пучок. «Что это было?» — мелькнуло в его мозгу. Эрай Гюрзэн задумался, потирая затылок. Мужчина определенно был ему неизвестен; он, видно, проник на борт судна тайком и, вероятнее всего, намерен и впредь скрываться под личиной купца, пока корабль плывет на юг, вверх по реке, к полузахороненным временем храмам Абу-Симбела. Монах потоптался на месте и вознес к небу молитву, испрашивая у Всевышнего наставления и совета. Потом он пошел спать, надеясь, что к утру в его голове родится какой-нибудь план, с помощью которого ему будет нетрудно удовлетворить свое любопытство.

Однако ни следующее утро, ни еще один день не одарили его озарением, хотя он прилежно терся возле матросов, прислушиваясь к их разговорам. Пара туманных, таивших намек высказываний не дали ему ничего. Кем же на деле является тот загадочный человек и каковы его цели, спрашивал ежечасно себя любопытствующий монах, но ответа не находилось. Дело дошло до того, что Гюрзэн решил остаться на корабле и плыть до Эдфу, к родному монастырю, но эту идею он тут же отбросил, понимая, что братия вряд ли позволит ему покинуть пределы обители прямо по возвращении.

Наконец корабль прибыл в Фивы, и Эрай Гюрзэн неохотно сошел на причал, так ничего и не узнав о таинственном незнакомце. Проследив за разгрузкой обширного багажа, он нанял две повозки и покатил к вилле своей работодательницы.

Хотя закатное солнце еще не коснулось черты горизонта, во всех окнах дома горел свет, а во дворе суетились слуги. Река грозила выйти из берегов, поэтому внешние стены виллы тщательно укреплялись, а съестные припасы, хранившиеся большую часть года в подвалах, переносили в специальные помещения. Гюрзэн подвел повозки к конюшне, дождался, когда вещи разгрузят, и прошел во двор, где его обступила добрая половина прислуги. Поговорив немного с теми знакомцами, у которых нашлось что сказать, копт поспешил в дом.

— Мадам вас ждет, — сообщил Реннет в своей обычной бесстрастной манере. — Хорошо ли прошло путешествие? — с подчеркнутым опозданием поинтересовался он, показывая тем самым, что мог бы и не снизойти до разговора с неверным.

— В основном, — коротко ответил Гюрзэн, входя приемную, что по-прежнему все еще была кабинетом. Нашарив взглядом фигурку, склонившуюся над огромным столом, он осенил ее благословляющим жестом.

— Отлично, — сказала Мадлен, приложившись губами к кольцу на пальце монаха. — А я уж забеспокоилась, не забыли ли вы к нам дорогу.

— Дорога у нас одна — по реке, — ответил Гюрзэн, окидывая взглядом вороха испещренных значками листов. — Вижу, в мое отсутствие вы не сидели без дела.

— Не подтрунивайте надо мной, — улыбнулась Мадлен. — Я лишь копировала все, что возможно. Нил раньше срока выходит из берегов, вот и пришлось потрудиться. — Она обвела рукой заваленное бумагами помещение. — У нас будет время все разобрать, когда река разольется. А сейчас сядьте и расскажите мне о Каире. Вы отдали мою монографию месье Совэну?

— Да, — коротко ответил Гюрзэн, оглядываясь на дверь, и, убедившись, что та плотно закрыта, продолжил, чуть приглушив голос: — Я предъявил ему ваше рекомендательное письмо, а через два дня удостоился аудиенции. — Два дня ожидания в стране с отлаженной системой бюрократических проволочек — не срок, и это лишний раз убедило копта в высоком статусе удивительной женщины, что сидела сейчас перед ним и сверлила его выжидательным взглядом. — Он задавал много вопросов о вас, а когда закончил беседу, попросил передать вам свои наилучшие пожелания. Я привез от него письмо. — Увидев, что Мадлен удовлетворенно кивнула, монах счел возможным заметить: — Превосходнейший человек этот месье Совэн.

Мадлен хмыкнула.

— Женат, шесть детишек и прорва работы, дорогой брат Гюрзэн, поэтому оставьте свои намеки.

— Я ни на что и не намекаю, — поспешил возразить монах.

— Ну конечно, — протянула Мадлен, усмехаясь. — Каждый раз, когда в поле вашего зрения появляется мало-мальски приличный и знакомый со мной мужчина, вы тут же делаете далеко идущие выводы. Иногда они совпадают с реальным положением дел, но чаще не совпадают. В чем причина такой повышенной подозрительности? Хотите, скажу? В том, что я не желаю жить так, как вы считаете нужным.

— Не желаете или… не в состоянии? — вырвалось вдруг у копта.

— Возможно, — Мадлен чуть сдвинула брови. — Давайте-ка прекратим этот спор. — Лучше велите Реннету принести себе что-нибудь. Вы ведь с дороги. — Она откинулась на спинку стула и, помедлив, спросила — А как поживают три больших сундука, что должны были прийти из Марселя?

— Они в конюшне, над стойлами, — ответил Гюрзэн. — Страшно тяжелые, но в целости и сохранности, не сомневайтесь. — Он протянул руку к колокольчику и опустил ее, ибо Реннет появился в дверях.

— Чем вы прикажете потчевать вас, досточтимый Гюрзэн? — спросил слуга деланно доброжелательным тоном.

— Тем, что не очень обременило бы вас, достойный Реннет. Буду рад, если в доме отыщутся мед и вино. — Только сказав это, монах понял, как он изголодался. — И принесите немного хлеба.

— Слушаюсь, — сказал Реннет, удаляясь.

— А каково положение дел на раскопках? — поинтересовался Гюрзэн после ухода слуги.

Мадлен чуть заметно дернула бровью и приложила палец к губам.

— По-разному. Как только вздулась река, все землекопы запросились домой, чтобы приготовиться к севу. — Она брезгливо поморщилась, но голос ее звучал беззаботно. — Нас навещали — и англичане, и итальянцы. Все, похоже, остались довольны, но я лично думаю, что они держат нас за глупцов, ибо мы роемся на восточной стороне Нила, тогда как западная представляется им гораздо более перспективной. По слухам, там столько сокровищ, что негде воткнуть лопату.

— Но вы так не думаете, — рискнул уточнить монах.

— Нет, конечно, как и профессор Бондиле. Он намерен доказать всем, что храм, который мы сейчас изучаем, ничуть не бедней, чем огромные кладбища на другом берегу. Там хоронили — тут жили. По крайней мере, так было в Фивах. Восток для живых, запад для мертвых. — Мадлен посмотрела на дверь, которая через мгновение отворилась. Вошел Реннет, держа в руках огромный поднос, уставленный любимыми лакомствами Гюрзэна. Там были инжир, изюм, фиги в сиропе, три вида выпечки, мед в сотах, бутылка вина и засахаренный миндаль. Вершил композицию пузатый чайник со сладким, приправленным мятой чаем.

— Чудесно, — умилился монах. — Я так давно не пробовал ничего вкусного, что уже начал отчаиваться когда-либо сесть за подобный стол. Но вы, Реннет, доказали, что мои страхи были беспочвенны. — Он придвинул к себе чайную чашечку и наполнил ее ароматным горячим напитком. — Да благословит вас Господь.

— Нет Бога, кроме Аллаха, — решительно заявил слуга.

— Как пожелаете. — Гюрзэн приложился к чашке. — Настоящий нектар, — сказал он, хотя торопливый глоток обжег ему небо, и, покосившись на погрузившуюся в работу хозяйку, добавил: — Я сам тут управлюсь и вам позвоню.

— Как скажете, — поклонился Реннет и выскользнул в дверь.

Когда шаги в вестибюле затихли, монах еще раз благословил пищу и бросил быстрый взгляд на Мадлен.

— Число шпионов растет, мадам?

— Как это ни печально, — кивнула она, откладывая альбом. — Я не знаю, чьи это происки, но Ласка все время жалуется, что чувствует на себе чей-то взгляд.

— Весьма прискорбно, — не отрываясь от еды, заметил изголодавшийся странник. — Уезжая отсюда, я не подозревал, что дело зайдет так далеко.

— Зашло, — сказала Мадлен. — В последние дни возле виллы постоянно бродят какие-то типы, с ними не раз видели нашего старшего землекопа. Сути, кажется. Я пыталась поговорить с Бондиле, но тот отмалчивается. Он вообще сделался очень замкнутым, скрытным. — Она раздраженно поиграла пером.

— Только с вами или с кем-то еще? — поинтересовался Гюрзэн, отламывая кусочки от сдобы.

— Клода Мишеля перестали звать на утренние летучки. Де ла Нуа просто кипит, ибо Бондиле держится с ним как с подручным: сделайте это, сделайте то. — Мадлен на секунду умолкла, поправляя прядку волос. — Профессор ведет себя так, словно собрался сменить весь состав экспедиции. Если бы кто-то решился покинуть раскопки, я думаю, он был бы рад.

— Вы хотите уехать? — спросил с плохо скрытой надеждой Гюрзэн.

— Конечно нет, — последовал возмущенный ответ. — Куда я поеду? Тут мое дело, тут загадки, над какими я бьюсь, тут ключи к разрешению этих загадок.

— Но здесь становится небезопасно.

Мадлен сердито дернула плечиком.

— Подчас опасно даже дышать. Когда плывешь, например, постоянно погружая голову в воду. Нет, брат Гюрзэн, я никуда не поеду, а вам дам совет: почитайте Вольтера. Его критика многих традиций и догм, включая религиозные, дает хорошую пищу для размышлений и формирует новое отношение к жизни. — Она смягчилась, заметив, как вытянулось лицо копта. — Вы не забыли спросить у Совэна, сколько моих посланий дошло до Каира и какое число их было переправлено дальше?

— Ваш труд и пакеты, которые я вручил вашему поверенному, были в последнее полугодие первой посылкой от вас. Во всяком случае, мне так сказали. Кто-то, возможно профессор Бондиле…

— Или судья Нумаир, — подхватила Мадлен, — или какой-то коллега, или кто-то из слуг, или кто-то на корабле, или кто-нибудь из помощников месье Совэна. Цепочка слишком длинна.

Гюрзэн покачал головой.

— Еще одно доказательство того, что над вами нависла угроза.

— Оставьте. — Мадлен поднесла руку к губам и замерла в неестественной позе. — Вы что-нибудь слышите?

— Во дворе, — ответил монах после паузы. — Уезжают повозки.

Мадлен сдвинула брови.

— Действительно. У вас замечательный слух, брат Гюрзэн. — Лицо ее на секунду разгладилось и опять напряглось. — Угроза угрозой, она существует всегда, но все-таки неприятно, когда тебя начинает пугать даже скрип тележных колес.

Монах шумно вздохнул.

— Я вас понимаю.

Мадлен отложила в сторону карандаш.

— Что с вами? — требовательно спросила она. — Вы словно бы сам не свой. Что-то случилось в дороге? Ну-ка, выкладывайте все по порядку.

Гюрзэн облизал пальцы.

— Сейчас, пожалуй, не время, мадам. Вот, может быть, завтра…

— Сейчас, — уронила Мадлен, пристально глядя на копта.

— Рискованно, — возразил тот.

— И тем не менее. — Фиалковые глаза потемнели. — Выкладывайте. Мне нужно все знать.

Поначалу неохотно, со многими отступлениями и оговорками, но все более и более увлекаясь, монах стал рассказывать о своем путешествии по Нилу, не забыв упомянуть и о выходке корабельного плотника, и о таинственном незнакомце с необычным акцентом. Поведал копт и о том, как в Фивах матросы тайком обмахивались большими пальцами, отгоняя нечистого, когда он сходил с корабля. Повествование завершилось пространным сетованием на жадность наемных возниц.

— Они таки, — сообщил с грустью Гюрзэн, — сорвали с меня неплохой… Как это называется?

— Куш, — подсказала Мадлен.

— Вот-вот. Я уплатил им в полтора раза больше, чем надо бы. Впрочем, в Египте все цены всегда поднимаются вместе с подъемом воды. — Гюрзэн с сожалением посмотрел на поднос, хотя уже ощущал приятную сытость, и вновь обратился к Мадлен: — Забыл вам сказать, что месье Совэн выражает готовность при надобности помочь вам перебраться в Каир и обещает прислать за вами один из двух находящихся в его ведении кораблей по первому вашему зову.

— Брат Гюрзэн, я знаю, что вы настойчивый человек, однако я тоже упряма и покидать Фивы не собираюсь. Мы недавно обнаружили в храме еще одно скрытое помещение, настенная роспись которого, вне всяких сомнений, произведет в научных кругах настоящий фурор. — Она слегка улыбнулась. — Ну-ну, не надо так огорчаться. Я ведь не ребенок, и сюда привела меня вовсе не прихоть — разве не так?

— Так, — признал брат Гюрзэн. — Поначалу, правда, я полагал, что у вас не хватит на эту работу характера, но теперь вижу, что заблуждался. С вашим характером можно дрессировать крокодилов.

— Очень тактично, — рассмеялась Мадлен. — Брат Гюрзэн, мы с вами познакомились не вчера, вы знаете многие мои слабости, однако я ведь с ними справляюсь. Да, действительно, солнце Египта временами очень мне досаждает, но не в большей степени, чем другим. — Она встала со своего места, прошлась по комнате и, подойдя к монаху, уселась напротив него. — Трудности трудностями, но раскопки важней.

— Важней чего? Собственной жизни? — Монах помрачнел. — Не высока ли ставка?

На мгновение взгляд фиалковых глаз затуманился.

— Ставка? — задумчиво повторила Мадлен. — Не знаю. Спросите у Сен-Жермена.

— Спрошу, если буду вправе, — отрывисто бросил копт. Он медленно встал, скрестив на груди огромные руки. — Ко мне обратились с просьбой оказывать вам содействие и ограждать от возможных бед. С первой задачей я худо-бедно справляюсь, вторая, при вашей строптивости, представляется мне неразрешимой. Если вы и впредь намерены игнорировать мои предостережения, мне ничего не остается, как просить у вас позволения вернуться в свой монастырь.

Мадлен откинулась на спинку стула, глядя на него снизу вверх.

— Мне жаль, брат Гюрзэн, что наши нечастые размолвки, которым, каюсь, я не придавала большого значения, завели нас столь далеко. Но вы, насколько я вас успела узнать, прежде всего человек долга, и невозможность сдержать свое слово тягостна вам. Я хорошо это понимаю, однако ничем не могу вам помочь, ибо мой выбор сделан и ничто в моих действиях не изменится. В такой ситуации мне волей-неволей приходится признать, что лучшим для вас выходом является отъезд в Эдфу. Уверена, Сен-Жермен сказал бы то же самое. Скорее всего, он даже добавил бы, что следовало уехать намного раньше. — Она помолчала. — Что до меня, то я была бы весьма вам благодарна, если бы вы сочли возможным не уезжать.

— Вечером я буду молиться, — сказал монах, — и надеюсь, что мне дадут знать, как поступить. — Он покосился на поднос с остатками угощения.

— Почему бы вам не забрать все это к себе в комнату? — предложила Мадлен. — Если опять вдруг проголодаетесь, вам не придется прибегать к услугам Реннета.

Гюрзэн кивнул.

— Хорошо. — Он потоптался на месте. — Поймите, мадам Монталье, я вовсе не пытаюсь выдворить вас из Египта. Просто я чувствую своим долгом оберегать вас, а вы не хотите облегчить мою задачу.

— Мне вовсе не это от вас нужно, — сказала Мадлен, возвращаясь к своим бумагам. — Я о себе прекрасно забочусь сама. Но всю свою жизнь я хотела заниматься тем, чем сейчас занимаюсь. Все, что я изучала в детстве, имело отношение к древней истории. — Она раскрыла альбом и подтянула его к себе. — Забирайте поднос и ступайте. Приятных вам снов, брат Гюрзэн.

Монах пошел к двери и уже открывал ее, когда его догнало распоряжение.

— Если решите остаться, приходите пораньше, вы мне нужны.

— Вот как? — Копт замер в неловкой позе, громоздкий поднос мешал ему повернуться.

— Нам надо как можно точнее скопировать всю найденную настенную роспись, прежде чем до нее доберется вода. — Мадлен обмакнула кисточку в тушь и принялась с каллиграфической тщательностью наносить иероглифы на белое поле плотной альбомной бумаги, то и дело поглядывая на черновой вариант.

Гюрзэн какое-то время смотрел на нее, потом словно очнулся.

— Я буду молиться, чтобы Всевышний меня вразумил, — сказал тихо он.

— Тогда замолвите словечко и за меня, — пробормотала, не прерывая работы, Мадлен. Она слышала удаляющиеся шаги, но словно сквозь слой ваты. Древние тексты целиком завладели ее сознанием, доставляя ей этим невыразимое удовольствие. Что бы там ни было, твердила она себе, продолжая срисовывать иероглифы, я все-таки здесь. Я здесь, я здесь, о, я здесь!

Письмо Онорин Магазэн, посланное из Парижа Жану Марку Пэю в Фивы.

«Мой драгоценный Жан Марк! Как видишь, отец, невзирая на его стойкое неприятие выбора, сделанного моим сердцем, еще раз позволил мне уехать из дома, и живу я опять у своей замечательной тетушки Клеменс, которая приняла меня с присущими ей радушием и любовью. Она, правда, обязалась перед моим родителем просматривать всю мою почту, но по своей доброте не запретила Жоржу передавать мне твои послания без ее предварительного с ними ознакомления.

Кузен Жорж, вызвавшийся сопровождать меня до Парижа, привез твои последние письма прямиком в Пуатье и там мне их вручил, хотя и считал это неразумным. Однако уж очень ему хотелось хотя бы косвенным образом досадить моему отцу, которого он считает деспотом за запрет с тобой переписываться, ведь переписка не может никому повредить.

Не могу тебе передать, как прекрасен Париж. Наверное, это самый чудесный город в мире. Каштаны в это время года поражают воображение, а по широким бульварам, проложенным волей Наполеона, разъезжают элегантные экипажи, чье изящество непременно померкло бы в теснотище прежних трущоб. Тетушка Клеменс держит великолепную выездную карету. Вчера она приказала запрячь в нее гнедых лошадей, и мы с ней поехали на концерт, где нам встретилось много знакомых, каким я была представлена еще в прошлый приезд. Подумать только, они меня не забыли, что очень любезно с их стороны. Во время антракта в тетушкиной ложе началась чуть ли не давка, а после концерта нас провожали к карете по меньшей мере пять кавалеров. По словам тетушки, это весьма обещающее начало. Музыку исполняли какую-то немецкую; кажется, это был Бетховен, а может, Шуберт или кто-то иной, но такой же мрачный. Я плохо слушала, мне хватало других забот.

Когда ты вернешься (а я ежечасно молюсь, чтобы это произошло поскорее), тебя поразит, как сильно переменилась мода. Меня привели в изумление новые платья: они совсем не похожи на те, что носили всего два года назад. Ни одна особа, желающая, чтобы ее считали обладательницей хорошего вкуса, теперь не смеет появиться на публике в наряде хотя бы частично не открывающем плечи. Также входят в практику рукава-фонарики, отделанные кружевами. Тетушка Клеменс недавно заказала для меня нечто совсем уж модное, нежно-розового оттенка, под названием „легкий вздох“. С нетерпением жду первой примерки. Говорят, линия талии будет немного занижена (это тоже очаровательно) и затянута пояском.

Дорогой, твои письма порой ввергают меня в трепет. Страшно подумать, в каких жутких условиях ты живешь! Я каждый вечер, когда молюсь, стараюсь утишить свои волнения, но это мне удается далеко не всегда. Ведь любой, кто хоть раз побывал на земле фараонов, рассказывает о ней кучу ужасных историй. Я внушаю себе, что все это выдумки, да и кузен Жорж советует мне гнать от себя мрачные мысли. По его словам, подобные настроения свойственны итальянским и английским романистам, ибо соответствуют их темпераменту. Ты, наверное, догадываешься, как весело мы смеялись над этой шуткой, но позже я все равно загрустила и даже чуть-чуть всплакнула. А тут три дня назад мне сказали, что верблюды — животные с дурным нравом: они лягаются, плюются и скверно пахнут. Думаю, ездить верхом на такой неприятной твари невозможно; кроме того, ты сам писал, что их не часто запрягают в повозки. В воде — крокодилы, на земле — верблюды и всевозможные смертоносные насекомые. Жан Марк, умоляю, береги себя. Я не вынесу, если с тобой что-то случится, помни об этом и почаще поглядывай по сторонам.

Вчера из дома пришла весточка, что моя сестра Соланж, скорее всего, находится в интересном положении. Пока рано что-либо с уверенностью утверждать, но, по всем признакам, это так. Отец предложил ее мужу тысячу золотых луидоров (дореволюционных), если тот позволит законным порядком прибавить к имени народившегося ребенка второе — Магазэн, чтобы увековечить таким образом нашу фамилию, которой грозит забвение. При условии, разумеется, если родится мальчик. Боюсь, зять не очень благосклонно отнесется к этому предложению, что меня, собственно, радует, ибо отказ, несомненно, расстроит отца.

Прости, дорогой, тетушка говорит, что приехал Жорж. Он должен сопроводить нас на бал, а горничной еще нужно закончить мою прическу. На мне розовое платье, расшитое самоцветами, и хотя рукава его недостаточно пышные, немодными их тоже не назовешь. Но самое главное — это чулочки. Знаю, упоминать о таких предметах своего туалета барышням не очень прилично, но они такие прелестные: нежно-желтые, по шелку пущены розочки и листья плюща. Я не могла не описать тебе их, тем более что к ним очень подходят атласные туфельки — подарок моей благодетельницы, тетушки Клеменс. Еще я надела свой жемчуг, а бедную Виолетту сейчас хватит удар, потому что я никак не могу отойти от письменного стола. Пора заканчивать, мой любимый. Я скучаю по тебе каждый час каждого дня, ты всегда в моих мыслях. Когда мы наконец будем вместе, те страдания, что выпали на нашу долю, покажутся нам сладкими, потому что закончатся торжеством.

Храни тебя Господь от всех бед.

С бесконечной любовью,


ГЛАВА 5

Клод Мишель нырнул в темноту и поначалу ничего не увидел.

— Что-то вроде склепа, — произнес он, нервно хихикнув. — Господи, как вы можете выносить такой мрак?

— Это не так трудно, — ответила Мадлен, стараясь установить лампу так, чтобы помещение освещалось более-менее равномерно. — Со временем к темноте привыкаешь.

Клод Мишель недоверчиво хмыкнул и, прищурившись, попытался разглядеть фигуры на потолке.

— День и ночь? — предположил он спустя минуту.

— Мне тоже так кажется, но это не весь рисунок, — кивнула Мадлен и указала тупым концом карандаша на другую часть потолка. — Видите те странные изображения? В них есть отдаленное сходство со знаками зодиака. Пятнышки похожи на звезды. Нужно сравнить их расположение с картой звездного неба. — Она говорила чуть приглушенно, стараясь скрыть возбуждение. — А здесь, я думаю, имеется определенная связь с временами года, — продолжала женщина, используя карандаш вместо указки, хотя его тень становилась кривой и бледной, когда она отходила от лампы. — Вот разлив реки, вот посев, вот уборка урожая.

— Итого три сезона, — заключил Клод Мишель с благоговейным восторгом. — А это не погребальная камера?

— Вряд ли, — сказала Мадлен. — Здесь нет ни мумии, ни погребальных даров и, судя по всему, никогда и не было. — Она показала на груды песка, которые предстояло убрать. — Под ними, конечно, может что-то таиться, но, скорее всего, мы ничего не найдем.

— А здесь не могли поработать грабители? — спросил Клод, передергивая плечами. Мрак, копившийся в углах помещения, давил на него.

— Если такое и было, то очень давно. — Мадлен посмотрела на свой эскизный блокнот и опустила глаза. — Так вы поможете мне? Я попытаюсь скопировать рисунки плафона, а вы не займетесь ли текстами? Скоро подступит вода, и…

— Да, я понимаю, — сказал Клод Мишель. — Что ж, за работу. — Он без стеснения и каких-либо извинений снял сюртук и вытянул из кармана тетрадь в кожаном переплете. — У меня при себе и ручка и карандаш. Что вы предпочитаете?

— Первое, но у меня это тоже имеется, — улыбнулась Мадлен. — Спасибо, спасибо вам, Клод Мишель.

Ученый смущенно хмыкнул, надеясь, что темнота не выдаст румянца, залившего его щеки.

— Мы с вами коллеги, делаем одно дело. — Он достал карандаш. — Все-таки карандаши как-то надежнее. Если грифель сломается, его всегда можно заточить.

Мадлен не ответила, ибо уже сидела на куче песка и сосредоточенно вглядывалась в рисунки. Клод Мишель отыскал точку, откуда были видны иероглифы под ночным фризом, и тоже сел. Принимаясь за дело, он заметил:

— В таких случаях я всегда начинаю жалеть, что Уилкинсон — англичанин, а не француз. Он копирует много лучше, чем я.

— Лучше любого из нас, — рассеянно подтвердила Мадлен и тронула его за рукав. — Как думаете, что это за созвездие?

Клод Мишель посмотрел наверх и увидел нечто невероятное: крокодил чудовищного размера пытался залезть на столь же огромного гиппопотама.

— Если это созвездие, то нам оно неизвестно. Какая-то часть его может принадлежать Тельцу, а другая… ну, не знаю… возможно, Дракону. — Он говорил нарочито громко, чтобы прогнать свои страхи. — Взгляните на эту надпись. Ее иероглифы имеют объем, хотя и кажутся нарисованными.

— Мы все чаще сталкиваемся с подобным, — сказала Мадлен, уловив, что ее соседу не по себе. — Недавно, если вы помните, Бондиле обнаружил часть стены с чешуйками краски, прилипшими к высеченным на ней иероглифам.

— Почему, интересно, они начали раскрашивать тексты? — задумчиво произнес Клод Мишель.

— Или почему прекратили? — подхватила Мадлен и тихо выругалась, ощутив, что по руке ее что-то течет.

— Что случилось? — встревожился Клод Мишель.

Мадлен покачала головой.

— Я, видимо, уронила чернильницу. Пожалуй, мне лучше взять угольный карандаш, хотя он и сильно пачкается. — Она принялась осторожно шарить вокруг себя, — Ура! Нашла. — В ее голосе зазвучали виноватые нотки. — Послушайте, Клод Мишель, я оставила свои сумки снаружи. Мне нужно каких-то десять минут, чтобы почиститься и вернуться. Вы не возражаете, а?

Клод Мишель вновь покраснел, на этот раз от стыда.

— Можете не торопиться, мадам, — сказал он решительным тоном. — Да, действительно, я не люблю темноты, но это Египет, страна склепов, а я исследователь старины.

— Вы лингвист, — мягко возразила Мадлен. — Может, вам все-таки лучше пойти со мной? — Вопрос повис в воздухе. — Или?..

— Ступайте-ступайте. Все это ребячество. В моем возрасте давно пора побороть подобные страхи.

— Ладно, — сдалась Мадлен. — Но если вдруг передумаете, я не стану высмеивать вас.

С этими словами она нырнула в низкий дверной проем, потом вышла из храма и пошла к колоннаде, где стоял ее ослик. Оглядывая по пути свою юбку, Мадлен огорченно вздохнула: темно-зеленую ткань заливало большое пятно.

— Вот ведь досада!

Боже, как быстро в пустыне приходит в негодность одежда, подумалось ей. Надо бы поручить Ласке заказать еще пару платьев для повседневных работ. Порывшись во вьючной корзине, она нашла запасную чернильницу, потом, подумав, прихватила пенал с угольными карандашами и новый альбом на случай, если прежний безнадежно испорчен. Одной рукой прижимая все это к груди, Мадлен ласково похлопала ослика по белой спине и направилась к храму.

Она не прошла и десяти шагов, как из глубин древней громады послышался крик. Мадлен уронила все, что несла, подхватила залитую чернилами юбку и побежала на зов. Подбегая к самому темному помещению древнеегипетского святилища, она краем глаза заметила, как вдали что-то мелькнуло — серое и бесформенное, похожее на рабочую робу, но у нее не было времени на размышления. Мадлен нырнула в черный проем, сообразила, что лампа погасла, и замерла, ожидая, когда глаза ее привыкнут к кромешному мраку.

— Клод Мишель, — позвала она тихо.

Вместо ответа послышался странный звук — то ли стон, то ли кашель.

— Вы где? — Вопрос был излишним, ибо ее зрение уже адаптировалось к царящей вокруг темноте и Мадлен увидела своего партнера: он лежал вниз лицом на груде песка.

— Не подходите, — пробормотал Клод Мишель, задыхаясь. — Тут скорпион.

Мадлен, не колеблясь, шагнула к нему.

— Куда он вас укусил?

— В ногу, — едва слышно ответил лингвист. — В левую.

Мадлен приложила пальцы к его шее, нащупала частый пульс. Времени звать на помощь и посылать за доктором не было. Она ухватилась за левую штанину лежащего и с силой рванула. Раздался треск, ткань до пояса разошлась.

— У меня нож, — пояснила она, предвосхищая возможный вопрос, но Клоду Мишелю было не до вопросов.

— Будьте внимательны… скорпион. — Шепот давался ему с трудом, но Мадлен теперь волновало другое.

— Я раздавила его, — солгала она, понимая, что укус этой твари для нее хотя и весьма болезненен, но не смертелен. — Лежите смирно. Сейчас я отсосу яд. — Пальцы ее уже ощупывали вспухший рубец над коленом незадачливого лингвиста.

— Не надо, — еле слышно запротестовал Клод Мишель и сделал слабую попытку отпрянуть.

Мадлен опустилась на колени и, обхватив рукой ногу ученого, подтянула ее к себе. Припадая ртом к ранке, она внутренне усмехнулась. Надо же, на раскопках столько народу, а отсасывать кровь у этого бедолаги приходится именно ей. Сплюнув первую порцию яда в песок, она подумала о мужчинах, каких посещала ночами. Она доставляла им удовольствие всем, чем могла — прикосновениями, поцелуями, но Клод Мишель мог получить сейчас от нее нечто большее, он мог получить жизнь.

Мадлен успела еще несколько раз сплюнуть горькую кровь, когда в дверном проеме появилась чья-то фигура.

— Здесь есть кто-нибудь?

— Жан Марк, — откликнулась Мадлен и села. Вкус последней порции отсосанной крови сказал ей, что она сделала все, что можно. — Позовите кого-нибудь и побыстрей.

Жан Марк вздрогнул, на побелевшем лице его проступили черные ямы глазниц.

— Что случилось?

— Скорпион укусил Клода Мишеля. Я попыталась отсосать яд.

— Иисус и Святая Дева Мария, — прошептал молодой человек, не в силах двинуться с места.

Мадлен прикрикнула на него.

— Вы что, собираетесь тут торчать, пока он не умрет? Поторопитесь.

Жана Марка как ветром сдуло.

Клод Мишель застонал, попытался что-то сказать, но на сухих губах запузырилась пена, и он провалился в горячечное забытье.

Мадлен сидела, держа злополучного ученого за руку и время от времени щупая его пульс. Она понимала: идет борьба, исход которой пока что не ясен.

— Держитесь, Клод Мишель, потерпите немного. Скоро прибудет помощь, — приговаривала она. — Мужайтесь, вы же храбрец, вы замечательный и очень крепкий мужчина.

Вдали раздался какой-то шум, потом в помещение ворвался Ален Бондиле.

— Что, черт возьми, тут произошло? — прогремел он сердито.

Мадлен никак не отреагировала на грубость.

— Клод Мишель помогал мне копировать надписи и рисунки, — сказала она, — а когда я ушла за бумагой с карандашами, его укусил скорпион.

— Прямо здесь! — вскинулся Бондиле.

— Видимо. — Она поджала губы.

— Так где же он? — желчно осведомился профессор.

— Не знаю. Удрал. Я его не нашла. — Мадлен показала на стонущего лингвиста. — Принесите какие-нибудь носилки. Его нужно отвезти к доктору Фальке. Сначала — больной, а все скорпионы мира — потом.

— Разумеется, — сказал Бондиле, несколько остывая. — Эй, кто там?! Сути! Зовите своих людей! — Он выбежал наружу, продолжая сыпать приказами. — Несите сюда носилки! Живо! Где вы бродите, де ла Нуа? Ступайте сейчас же к судье Нумаиру. Сообщите ему, что одного из участников моей экспедиции укусил скорпион.

— Судью не должны интересовать скорпионы, профессор. — Голос де ла Нуа эхом пронесся по колоннаде.

— Делайте, что я велел! — заорал Бондиле. — И пошевеливайтесь!

Клод Мишель внезапно взмахнул рукой, чуть было не ударив Мадлен, и снова затих.

— Что это было? — сурою спросил Бондиле, вновь возникая в дверном проеме и закрывая его своим телом. Он настороженно озирался, словно бы опасаясь, что Клод Мишель и Мадлен набросятся на него.

— Ему становится хуже, — спокойно сказала Мадлен, пообещав себе, когда все закончится, расколотить вдребезги вазу или порвать на клочки занавеску.

Появился Сути. Он привел с собой четырех рабочих с носилками. Бондиле отошел в сторону, позволяя им вынести больного из склепа.

— Боже мой, — прошептал он, осеняя себя крестным знамением. — Бедняга!.. Эй, Сути! — Голос его вновь окреп. — Этого человека нужно доставить к немецкому доктору. Прямо сейчас. Ты понял меня?

Мадлен тронула профессора за плечо.

— Я пойду с ними. Пусть я всего лишь женщина, зато я знаю, где живет врач и как до него поскорее добраться. — Она кивком указала на землекопов. — Или вы полагаете, что они проявят ретивость без понуканий?

— Нет. Хорошо. Отправляйтесь с ними. — Бондиле, видимо, взял себя в руки. — Сути, ты будешь повиноваться мадам. Она — мой заместитель и живет рядом с доктором.

Сути сплюнул.

— Женщина с неприкрытым лицом — позор.

— Вполне возможно, — сухо уронил Бондиле. — Но ты будешь ее слушаться, иначе тебя отведут к судье. Я лично выдвину обвинение. У тебя не хватит денег, чтобы подкупить его, а у меня хватит, поэтому тебя непременно накажут.

Сути тут же все понял и что-то пробурчал своим людям. Те, подхватив носилки, двинулись в путь.

— Мы поторопимся, — сказал египтянин, обращаясь к профессору, потом поклонился. — Этот зал самое подходящее место для скорпионов. Там сухо, темно.

Мадлен пошла за носильщиками, затем обернулась.

— Профессор, распорядитесь, чтобы белого ослика отвели на мою виллу, — сказала она. — Я могу быть уверена?

Бондиле злобно сверкнул глазами.

— Можете, — коротко сказал он и пошел к храму с таким видом, словно там его поджидало целое скопище скорпионов. Дойдя до колоннады, профессор остановился и промокнул платком лоб, однако на нем тут же вновь выступила испарина, но что в том повинно — жара или нервы, определить было нельзя.

Солнце палило немилосердно, и Мадлен понимала, что никакая защитная обувь не способна оберечь ее от воздействия его жгучих лучей. Ей предстояло пройти по пустыне три мили, но уже первая из них принесла головокружение, которое все усиливалось. Она попыталась сосредоточиться на бледном, измученном лице Клода Мишеля и вдруг осознала, что не видит его. В какой-то момент ее зашатало, но прозвучало ругательство Сути, и оно подстегнуло Мадлен, хотя каждый шаг ей давался с огромным трудом. Шляпка на голове превратилась в железный обруч, немилосердно сдавливавший виски, она мучилась тошнотой, как при жизни до погребения, а веки ее совсем высохли, словно куски старой кожи.

У ворот виллы доктора Фальке их встретила медсестра-голландка, плотная женщина средних лет.

— Профессор де Монталье, — уважительно поклонилась она.

— Любезная Яантье, — ответила Мадлен, хватаясь за створку ворот. — Профессора Ивера, — она кивнула на Клода Мишеля, — укусил скорпион. Я отсосала яд, насколько смогла, но, как видите…

— Да, действительно, — сказала Яантье и тут же захлопотала кликнула слуг, принялась отдавать им распоряжения, а потом поманила к себе одного из мальчишек, крутившихся возле носильщиков: — Джамиль, сбегай за доктором Фальке. — Ее местный диалект был отменным, а тон не допускал возражений. Наградив мальчишку для бодрости легким шлепком, Яантье повернулась Сути: — Можете опустить носилки на землю. Теперь мы отвечаем за больного. И ступайте на кухню, там вас покормят.

Сути изобразил нечто вроде поклона, но, прежде чем направиться к своим людям, пробурчал себе что-то под нос. Возможно, он полагал, что его не услышат, но у Яантье был отменным и слух.

— Такого мы здесь не потерпим, — заявила она и отпустила несколько крепких местных словечек. — Вашему Аллаху не придется по вкусу то, что вы оскорбляете тех, кто заботится о больных. — Высказавшись таким образом, голландка опустилась на колени, чтобы осмотреть нового пациента.

— Да, это укус, — сказала она уже по-французски. — Сколько прошло времени?

— Меньше часа, — ответила Мадлен, сама в то не веря, и привалилась к стене. Переход по раскаленной пустыне показался ей бесконечным. Клод Мишель не заслуживает такой доли, подумалось ей. Отстраненно наблюдая за действиями Яантье, она настолько ушла в себя, что даже не сразу сообразила, кто к ней склонился.

— Мадам! — взволнованно повторял Эгидиус Максимилиан Фальке. — Боже мой! На вас нет лица. Что случилось?

— Солнце, — прошептала Мадлен.

Фальке выругался.

— Вас давно следовало препроводить в дом. Европейцы не столь выносливы, как египтяне. — Он прикоснулся к ее щеке. — Вы холодны как лед.

Она попыталась найти остроумный ответ, но в голову ничего не шло.

— Профессор Ивер. С ним все в порядке?

— Пока нет, но, думаю, он поправится, — ответил Фальке, пытливо в нее вглядываясь. — Меня больше беспокоите вы.

— Мадам пыталась отсосать яд из ранки, — сообщила Яантье. — Если бы не она, этот человек был бы уже мертв.

— Что?! — Фальке схватил Мадлен за руку. — Вы, верно, сошли с ума?

— Я все выплюнула, — сказала Мадлен. — Яд вместе с кровью.

— Но… — Он пощупал ей лоб. — Это ведь не проходит безвредно?

«Что тут сказать? — размышляла Мадлен. — Как объяснить, что происходит? Может быть, следует заглянуть в эти голубые глаза и с места в карьер заявить: мой дорогой, я — вампир и уже один раз умирала». Эта мысль была столь неожиданной и нелепой, что она чуть было не рассмеялась.

— Со мной все в порядке.

— Если вы проглотили хоть капельку этого яда, то… укус скорпиона сравним с укусом гадюки. Что вы натворили, Мадлен? — Фальке схватил ее за плечи, словно намереваясь встряхнуть, и притянул к себе. Он даже не сознавал, что называет ее по имени. — Прошу вас, ради всего святого скажите, что этого не случилось.

— Вроде бы нет, — усмехнулась Мадлен. — Тут виноват не яд. Это все солнце. Оно высосало из меня все силы, как я высосала отраву из ноги Клода Мишеля. — Она полагала, что говорит легко и беспечно, но взгляд Фальке сказал ей обратное. — Я очень устала. Вы не позволите мне прилечь? Займитесь Клодом Мишелем, а обо мне не тревожьтесь.

— Да, разумеется, — сказал, приходя в себя, Фальке. — Яантье, давайте меняться местами. Проводите мадам де Монталье в маленькую гостиную за моим кабинетом. Думаю, там она сможет как следует отдохнуть. — Он чуть отстранился, но поддерживал Мадлен под руку до тех пор, пока голландка не взяла на себя эту заботу. — Только не позволяйте ей убедить вас, что она совершенно здорова.

— Не беспокойтесь, доктор, — сказала Яантье, увлекая Мадлен за собой. — Какой бы я была медсестрой, если бы верила всему, что говорят пациенты?

Когда они отошли от доктора, склонившегося над Клодом Мишелем, Мадлен тихо сказала:

— Я вовсе не собираюсь хитрить с вами, Яантье. Мне действительно нужен отдых.

— Приятно слышать разумную речь, — кивнула голландка. — И знайте, что бы там доктор Фальке ни говорил, он гордится вашим поступком. Ведь вы спасли профессора…

— Ивера, — подсказала Мадлен.

— Ивера, — повторила Яантье. — Как получается, что людей с такими фамилиями, как Ивер, Нейж или Глас, заносит в эти края?

— Не знаю, — сказала Мадлен, позволяя Яантье ввести себя в дом. — Возможно, мы обращаем на такие фамилии больше внимания именно там, где не бывает зимы, снега и льда.

— Вот так ответ. — Яантье была явно довольна. — А теперь пошли вверх по лестнице. Торопиться не обязательно.

— Я справлюсь. — Укрывшись от солнца, Мадлен почувствовала себя много лучше. — Вы очень добры ко мне, Яантье.

— А вы чего ожидали? — хмыкнула медсестра. — Доктор Фальке три шкуры спустит с любого, кто осмелится отнестись к вам с пренебрежением. И, думаю, он совершенно прав. Не хочу показаться дерзкой, но я заметила, что он назвал вас по имени. — Она показала на дверь в конце короткого коридора. — Вот и гостиная. Там есть удобное кресло. Если хотите, я прикажу принести вам воды или кофе.

Стоя в дверях, Мадлен посмотрела на Яантье и улыбнулась.

— Не нужно. Вы все-таки очень добры ко мне. А доктор Фальке, похоже, не очень-то вас страшит.

На этот раз заулыбалась и Яантье.

— С вами легче, чем с другими гостями. Когда сюда заявляется эта свинья Нумаир, я просто не знаю, куда деваться. А после его ухода готова содрать с себя кожу, чтобы очиститься. Он, конечно, судья и с ним подобает держаться вежливо, но в его глазах столько же мерзости, сколько гноя в незакрывшейся ране.

Мадлен, имевшая счастье встречаться с судьей Нумаиром, мрачно кивнула.

— Он напоминает мне одного человека, которого я знала когда-то. — Странно, но круглолицый коротенький толстячок-мусульманин казался ей столь же зловещим, как и худощавый, мосластый барон Клотэр де Сен-Себастьян. — Очень дурного человека, убившего моего отца.

Яантье остановилась, чуть вскинув голову.

— Какое ужасное злодеяние. Надеюсь, он получил по заслугам.

— Да, — подтвердила Мадлен, вспоминая отель «Трансильвания» и то, что произошло однажды в его подвалах.

Женщины помолчали, потом голландка сказала:

— Отдохните теперь, а когда доктор Фальке освободится, я за вами пришлю. Но не ждите, что это произойдет слишком скоро: укус скорпиона — страшная вещь. Не сразу станет понятно, сколь тщательно удален яд и может ли организм противостоять проникшей в него отраве.

Мадлен кивнула и вошла в просто, но мило обставленную гостиную. Кресло-шезлонг, два стула, письменный стол и два больших шкафа были подобраны так искусно, что казались одним гарнитуром, сделанным на заказ. Она первым делом прошла к окнам и захлопнула ставни, затем прилегла на шезлонг и попыталась уснуть. Скорпион… Зачем он заполз в храм? Конечно, эти твари любят сухие темные помещения, но… Даже сквозь дрему ей все мерещилось, что страшное членистоногое существо оказалось там, где оно оказалось, совсем не случайно.

Фальке пришел ближе к закату, вид у него был изнуренный. Он замер на пороге гостиной, не решаясь прервать отдых своей гостьи, но потом все же шагнул в комнату и закрыл за собой дверь, после чего опустился на стул, стоявший рядом с шезлонгом.

— Будет жить, — сказал он, когда Мадлен открыла глаза. — Ему необходимо вернуться во Францию, чтобы иметь надлежащий уход, ибо процесс выздоровления может затянуться надолго. Но жизнь его вне опасности.

— Как скоро он сможет отправиться в путь? — спросила Мадлен.

— Через неделю, может быть, две, и ему нужен спутник. Сам он не справится с превратностями столь долгой дороги. — Фальке откинулся на спинку стула и потер уголки глаз. — Вы спасли его, дорогая. Без вас все мои усилия были бы тщетны.

Мадлен покачала головой.

— Просто я была рядом. Любой на моем месте сделал бы то же.

— Разве? — Немец шумно вздохнул. — Я лично в том сомневаюсь. Думаю, вашему коллеге весьма повезло, что вы оказались поблизости.

Мадлен помолчала немного, припоминая свои недавние полусонные размышления, потом раздумчиво заявила:

— Или не повезло, если скорпиона подбросили и его укус назначался мне. Тогда получается, что я в долгу перед профессором Ивером, а не наоборот.

Фальке ошеломленно уставился на нее.

— Что вы имеете в виду? — спросил он, хотя в его ярко-синих глазах уже замерцали искорки понимания.

— В экспедиции многие меня не очень-то… жалуют, — сказала Мадлен, тщательно подбирая слова. — Некоторые особенно мной недовольны. — Она отвела взгляд. — Возможно, кому-то захотелось от меня избавиться, а укус скорпиона — самый удобный для того способ, не вызывающий подозрений. — Голос ее дрогнул, выдавая растущее возбуждение. — Фальке, поймите, я работаю в том зале одна. Ни у кого другого он не вызывает особого интереса. А сегодня я буквально затащила Клода Мишеля в свой так называемый склеп, упросив его оказать мне помощь. Ни одна живая душа не знала об этом.

— Невероятно. Чудовищно. — Фальке схватил Мадлен за руки и крепко их сжал. — Не могу и представить, что кто-то может желать вам зла.

— Почему? Потому что таковы ваши ощущения? — тихо спросила она, сожалея, что реалии их отношений до сих пор не зашли далее поцелуев.

— Дело не только в этом, — сказал Фальке, опускаясь перед ней на колени. — Вы — единственная, вы не похожи на остальных женщин. — Он приобнял ее, глядя ей прямо в глаза. — Мадлен, не рискуйте собой. Умоляю.

— И это говорите мне вы? Вы, приехавший в эту страну бороться с болезнями, каких не знает Европа? Мой риск — ничто в сравнении с вашим.

— Но я готов к нему, это тот риск, на который в той или иной мере идет каждый врач. Вы же пытаетесь гнуть свою линию в условиях, перед какими спасовал бы любой, даже самый отважный, мужчина. — Мадлен тихо охнула, ибо Фальке с неожиданной силой привлек ее к себе и пылко поцеловал, их губы встречались снова и снова. — Я люблю вас, я обожаю вас, — прошептал он, задыхаясь. Его ладони легли на корсаж ее платья, больно стиснув ей грудь, но тут же разжались. Незадачливый кавалер, придя в ужас от собственной дерзости, мотнул головой и, не зная, как выйти из неловкого положения, поцеловал даму в щеку.

Мадлен, побледнев от гнева, медленно высвободилась из ослабевших объятий.

— Фальке! — вскричала она, впервые давая волю своей ярости. — Как вы смеете так со мной поступать? Когда это кончится? Что вам мешает?

Он умоляюще вскинул руки.

— Простите, простите меня. Господи, я никак не хочу бросить тень на ваше доброе имя!

— Выкиньте из головы этот бред, — резко перебила Мадлен. — Я ведь не раз уже вам говорила: вы ничем не можете повредить моей репутации, абсолютно ничем. Почему вы упорствуете? Что с вами творится? Вам не важно, что я к вам чувствую, вам не важно, что вы мне нужны? — Она наклонилась и крепко поцеловала его в губы, но поцелуй вышел злым.

— Нет, — прошептал, отстраняясь, Фальке. — Все это очень важно, однако… Если бы вы только знали, какие мне снятся сны! Я не могу навязывать вам свои…

— Вы никому ничего не навязываете. — Она заглянула в его растерянные глаза. — Я тоже вижу сны, Фальке, и сейчас вам о них расскажу.

— Но ваши сны не такие ужасные! — вскинулся он.

— В моих снах я отдаюсь вам, а вы берете меня, — продолжала она, мстительно наблюдая как он морщится, как дрожат его губы. — Ваши сны, я думаю, таковы же.

— Но, — возразил Фальке, — это лишь сны. Вы не какая-нибудь блудница, чтобы ложиться в постель с мужчиной, не являющимся вашим супругом. Я не в том положении, чтобы жениться, вы не желаете выходить замуж. Так что же нам остается?

— Фальке! — воскликнула Мадлен с раздражением и печалью. — Перед вами женщина, которая любит вас и желает вас. Сколько раз мне это еще повторять? И ваши понятия о порядочности тут ни при чем. Я бы не стала искать вашей близости, если бы не питала огромного к вам уважения. О целомудрии здесь никто не печется. — Она откинулась на подушки шезлонга. — Разве вам не понятно, что ваша любовь для меня дороже всех драгоценностей мира? Почему же вы отстраняете меня от себя? Почему не хотите пойти навстречу своим и моим чувствам? Разве вы не видите, что я не пустышка и не ребенок?

Мадлен раскраснелась от нервного возбуждения, ее яркие крупные губы, трепещущая высокая грудь и гневно сверкающие фиалковые глаза были так притягательны, что у Фальке дрогнули руки, но он спрятал их за спину, опасаясь сотворить со своей гостьей то, что ему доводилось творить с ней в своих ужасающих снах.

— Вы утверждаете, что я вам нужен, не понимая смысла собственных слов, — заговорил назидательно он. — Далее поцелуев мы с вами не заходили, но поцелуи — это… пустяк. Вы полагаете, что знаете мои сновидения, но… откуда бы вам их знать?

Откуда? Мадлен закусила губы, чтобы не бросить в лицо этому идиоту всю правду об истинной подоплеке его так называемых снов. Она была их творцом, она могла описать их в подробностях, но… тут ее поразила новая мысль.

— Вы считаете, что я ничего не смыслю в чувственных отношениях, лишь потому, что я никогда не была замужем? Так это или не так?

— Именно так, — сказал Фальке. — Вы невинны. Я это знаю. Вы потому и упрямитесь… словно дитя.

Мадлен соскользнула с кресла и придвинулась к великовозрастному простофиле, который все еще стоял на коленях.

— Фальке, послушайте, — зашептала она. — Я знаю о вас почти все, а вы меня знаете пока еще очень мало. Я счастлива, что вы, вопреки своим чувствам, не хотите в ущерб мне воспользоваться ситуацией, но поймите же, раз вы меня не берете, то… я хочу вам себя подарить. Ради нас обоих вы согласны принять этот дар?

Он накрыл ее ладони своими и ощутил, что кожа ее горяча, как расплавленное железо.

— Мы вернемся к этому разговору, когда… успокоимся.

— А я не хочу успокаиваться, — тихо сказала Мадлен. — Я взбудоражена, Фальке, я ищу утешения в вашей любви. Почему вы мне в ней отказываете?

Он поцеловал ее в лоб.

— Именно потому, что вы взбудоражены. Когда вы придете в себя, мы снова поговорим, и, будьте уверены, я не напомню вам о ваших сегодняшних опрометчивых декларациях.

Мадлен подняла взгляд.

— Я слов на ветер не бросаю.

— Надеюсь, — прозвучало в ответ.

Письмо Карла Мольтера, врача при французском посольстве в Каире, профессору Алену Бондиле в Фивы.

«Глубокоуважаемый мэтр Бондиле!

Настоящим письмом сообщаю, что ваш коллега, молодой изыскатель Клод Мишель Ивер, отбыл сегодня в Европу. По вашей просьбе я лично осмотрел его, чтобы определить, в состоянии ли он перенести морское путешествие, и дал положительный отзыв, в результате чего больной был перемещен на борт корабля „Ле Руа д'Эст“, который держит путь в Грецию, Триест и Венецию. Я обсудил состояние профессора Ивера с корабельным врачом, доктором Тольеро, и тот согласился, что ему в пути ничего особенного не понадобится, кроме покоя. Я также представил моему коллеге копию истории болезни, где подробно освещены все лечебные процедуры, каким подвергался профессор Ивер в клинике доктора Фальке. Я уверен, что эти записи вкупе с моим медицинским отчетом должны пригодиться доктору Тольеро.

Профессор Ивер сообщил мне, что он бы не выжил, если бы не своевременная помощь некой мадам де Монталье, входящей в состав экспедиции, возглавляемой вами. Какая удача, что она нашла в себе силы справиться со столь гибельной ситуацией, и сколь счастлив руководитель, опирающийся на таких подчиненных. И хотя я не могу рекомендовать к широкому применению метод этой решительной дамы, ибо он связан с нешуточным риском, но не вижу причины ею не восторгаться. Надеюсь, вы передадите ей мои поздравления и комплименты.

Я попросил доктора Тольеро представить мне полный отчет о том, как больной перенесет путешествие, и копию его, разумеется, незамедлительно перешлю вам. У меня есть все основания полагать, что со временем этот молодой человек полностью восстановит здоровье, но я также сознаю, что произойдет это не скоро. Надеюсь, он не попытается сократить срок, необходимый для восстановления сил. Во время осмотра я строго-настрого наказал ему не делать попыток форсировать процесс исцеления. Уверен, профессор Ивер серьезно отнесся к моим словам.

В связи с тем, что не все письма, отправленные по реке Нил, доходят до адресатов, я посылаю эту записку с преподобным Джаспером Райерстоном из Беркшира, который намерен посетить английскую экспедицию. Мне его рекомендовали как в высшей степени надежного человека. Прискорбно прибегать к такой практике, но нужно как-то приспосабливаться к обстоятельствам, особенно проживая в чужом краю.

Надеюсь быть вам полезным и в будущем, но при менее трагических обстоятельствах.


Часть 3
САНХКЕРАН. СЛУЖИТЕЛЬ

Письмо графа де Сен-Жермена, посланное с побережья Далмации Мадлен де Монталье в Фивы (Луксор) 4 января 1827 г.

«Мадлен, сердце мое! От тебя очень долго не было никаких вестей, и я начал беспокоиться. Но приехал твой коллега, Клод Мишель Ивер, и объяснил, как трудно идет корреспонденция от Фив до Каира. Если твое положение осложнится, надеюсь, ты поступишь разумно и, не мешкая, сплавишься вниз по реке. Хотя понимаю, Луксор трудно покинуть. Из всех городов, где воздвигались Дома Жизни, этот был самым великолепным, его я запомнил яснее других.

Глупо, конечно, давать тебе какие-либо советы. Ты, не дрогнув, стояла перед Сен-Себастьяном и его воющей сворой, ты добилась ученого звания, ты, наконец, приняла меня без оговорок и целиком. Так вправе ли я тебя наставлять?

На твои вопросы, о правильном древнеегипетском произношении ответить практически невозможно. В каждом городе, в каждом районе этой страны говорили на своем диалекте; жрецы изъяснялись иначе, чем рабы, а язык возниц не походил на язык фараонов. Прибавь к сказанному и то, что из века в век речь любого народа претерпевает какие-то изменения. Французский твоей юности не похож на современный парижский говор, то же самое делалось и в Египте. И, как и во Франции, чем дальше от городов проживали люди, тем больше их диалекты отличались от общепринятого столичного языка. Не забывай также, что в храмах главенствовали жрецы. Все, что ты видишь сейчас на древних стенах, результат их самоуправного творчества. В некоторые тексты вносились изменения, за другими переставали ухаживать, и они разрушались от времени и песка. Та надпись, которую ты мне прислала, скорее всего, переводится так: „Рамзес II, благословленный Птахом, с великой радостью закончил храм своего отца в Абидосе“. Одинаковые фигурки, изображенные дальше, показывают, сколько людей было занято на строительстве. Пересчитай их — и ты узнаешь число, причем точное: египтяне в этих вопросах были весьма скрупулезны.

Впрочем, в трудных случаях тебе есть к кому обратиться. Лучшего консультанта, чем Эрай Гюрзэн, нельзя и желать. Его родной язык схож с тем, на каком говорили в Египте во времена фараонов. Он давно изучает древние надписи и имеет доступ к таким, каких ты еще не видала. Ты пишешь в своем письме, что его вера сбивает тебя с толку. Копты, на мой взгляд, ближе подошли к учению Христа, чем католики. Прислушивайся к его словам.

Да, ты права, почти все правление Рамзеса II было довольно мирным. Но и долгим. Год на год не выпадал, случались и голод, и мор, и он не мог в том что-либо изменить».

Во дворе Дома Жизни больные, истощенные голодом, ждали спасительной смерти. Санхкеран сидел в коридоре храма, положив руки на низенький столик и устремив в никуда взгляд темных глаз. При нем был раб, писарь Кепхнет, записывавший любое слово служителя по приказу верховного жреца Хаптхептву. Тот считал Санхкерана непостижимой и лишней загадкой.

— Говорят, в Мемфисе положение еще хуже, — заметил Кепхнет, осмелившись нарушить молчание. — В порту слышно, там начались бунты.

— Вполне вероятно, — отозвался Санхкеран. — Боюсь, они начнутся и здесь, если не будет зерна. — Он выпрямился, коснувшись затылком стены. — Такое случалось и раньше, правда очень давно.

Кепхнет смутился, вспомнив о возрасте Санхкерана, и, преодолевая робость, сказал:

— В Доме Жизни хранятся летописи. Ни в одной из них не говорится о голоде, продолжающемся три года.

— Трехлетний голод не самое страшное из того, что я помню, — сказал Санхкеран. — Пять лет — вот непомерный срок, а три года — обычное дело. — Он встал и подошел к открытым дверям, разглядывая больных. — Если мы их накормим сегодня, что будем делать завтра? У нас есть небольшой запас еды на день, и половина того — на второй, а люди все прибывают. Как поступить? Дать им временную надежду, а потом отвернуться? И что стоит горстка зерна, если телу уже не помочь? — Санхкеран вдруг заметил, что Кепхнет резво пишет. — Эй, тебе вовсе незачем…

— У меня приказ, — отозвался Кепхнет, продолжая писать.

Санхкеран вздохнул.

— Неужели Хаптхептву интересует каждый изданный мною звук? Ладно, трудись. — Он сам был когда-то рабом и еще не забыл, что такое приказ господина. — Делай что должен, Кепхнет. Но позволь мне взглянуть на твои записи, прежде чем ты отдашь их Хаптхептву.

— Не разрешается, — сказал раб.

— Тогда, быть может, ты сам прочтешь вслух то, что записал?

Писарь отвел взгляд.

— Запрещено.

Санхкеран кивнул и уселся на место.

«Менялся не только я, но и жрецы. Имхотепа. Долгая практика обращения с больными людьми позволила им прийти к выводу, что всевозможных недуги и травмы совсем не впрямую зависят от воли богов или происков злобных сил. Они разработали вполне разумную методику врачевания, овладели элементарной хирургией и стоматологическими приемами, а также все шире использовали травяные настои. Правда, молитвы и жертвоприношения все равно оставались в ходу, но, с другой стороны, и современные французские доктора не пренебрегает аналогичным обрамлением своих действий, бегло прочитывая над больным „Отче наш“ и сжигая в качестве жертвы свечу. Больные, попадавшие в Дом Жизни, получали там помощь, на какую не могли и рассчитывать вне его стен. Но по мере того, как улучшалось качество врачевания, росла и его цена. Ко времени правления Рамзеса II храм Имхотепа, служивший некогда прибежищем для всех нуждающихся, превратился в клинику для богатеев».

— Мы не имеем права отказать ему в помощи, — повторил Санхкеран. Выражение его лица и поза оставались уважительными, но тон сделался резким. — Он пришел к нам с надеждой и верой.

— И со скудными подношениями, — возразил Хаптхептву. — Чем проявил неуважение к Имхотепу. Что это за дары — коза и кусок холста?

— Это все, что у него есть, а дети его больны и жена давно умерла. — Санхкеран нетерпеливо махнул рукой в сторону недавно расширенной и обновленной колоннады храма. За ней во всей своей пышности поднимался Луксор. — Какой смысл в этом великолепии, если мы не следуем заветам того, кому поклоняемся?

По лицу жреца пробежала тень. Он грозно уставился на строптивца.

— Теперь ты служитель, но, судя по записям, был когда-то рабом.

— Семьдесят лет назад, — уточнил Санхкеран.

Жрец поморщился. Уточнение ему не понравилось.

— Ты был рабом, — сказал он, — и, как чужеземец, можешь снова им стать.

— По воле фараона, — спокойно ответил Санхкеран, глядя жрецу прямо в глаза. — Какое это имеет отношение к учению Имхотепа? Он повелевает служить каждому, кто придет в Дом Жизни за жизнью.

Хаптхептву отвернулся от несносного чужеземца, словно боясь подцепить заразу.

— Делай свое дело. И помни, не в твой власти решать, кого лечить, а кого отослать прочь. Тебе это ясно?

— Я понял твои слова, — сказал Санхкеран, — но не пойму одного: почему ты противишься повелениям Имхотепа?

Верховный жрец схватил свой жезл и швырнул в Санхкерана. Не затем, чтобы ранить, а чтобы урезонить.

— Не тебе толковать учение Имхотепа. Ты слишком возомнил о себе. Ты много лет провел в Доме Жизни, и находятся такие, что говорят о тебе: «Вот посланник того, кого мы чтим». Хотя Имхотеп никогда бы не одарил своей благосклонностью чужеземца.

Так вот в чем дело, подумал Санхкеран. Хаптхептву просто ревнует. Он смиренно потупился.

— Эти слухи, верховный жрец, распространяю не я. Больные, особенно те, что отчаялись, хватаются за соломинку и склонны видеть нечто необычайное даже в том, кто просто подаст им воды. А я у всех на виду, и лишь потому обо мне говорят подобные вещи.

Лукавое рассуждение, но Хаптхептву несколько успокоился.

— Прискорбно, что кто-то верит в такие смехотворные домыслы.

— Истинно так, — с чувством произнес Санхкеран.

— Я бы предпочел, чтобы ты впредь развеивал их. — Верховный жрец настороженно посмотрел на служителя, и в глазах его промелькнул страх.

— Разумеется. — Санхкеран понял, что жрец не верит ему, и решился продолжить: — На своей родине я поклонялся другому богу и связан душой не с Имхотепом, а с ним.

Страх в глазах жреца сменился презрением.

— И могущество твоего бога превратило тебя в раба?

— Да, — кивнул Санхкеран, вспоминая, как восемь веков назад тот, кому он поклонялся, впервые вкусил его кровь.

Довольный Хаптхептву повернулся и удалился.

«Через пять лет после голода на Фивы напал мор, унесший из жизни и Хаптхептву. Он проболел более года, мучаясь кашлем, — холера доконала его. В Доме Жизни воцарился хаос, многие жрецы-врачеватели точно так же нуждались в помощи, как и те, кто к ним обращался. В разгар эпидемии, когда слуги Анубиса выбивались из сил и повсюду витал запах смерти, пришла весть из храма Тота, что всех жрецов его и писцов косит болезнь. Сехетптенх, занявший пост Хаптхептву, был человеком осторожным и боязливым. Он-то и решил отправить в храм Тота меня, чтобы я на месте определил, насколько серьезна угроза. Затея была изначально вздорной и пользы никому принести не могла. К тому же покидать святилище Имхотепа считалось дурным знаком, хотя Дом Жизни уже не оказывал никакой помощи обреченным и постепенно превращался в Дом Смерти».

Переступив порог, Санхкеран ощутил тошнотворный дух мертвечины. Он замер на месте и впервые с тех пор, как восстал из могилы, содрогнулся перед тем, что скрывалось в глубинах храма. Ему понадобилось усилие, чтобы заставить себя двинуться дальше — к нише, где, привалившись друг к другу, лежали три мертвых раба, тела которых успели позеленеть и раздуться. Санхкеран остановился над ними, стараясь унять поднимавшийся в душе ужас. Он наклонился и стал раскладывать тела как положено. Усопшим следовало лежать на спине с прижатыми к туловищу руками, только тогда слуги Анубиса могли их забрать. От прикосновения к полуразложившейся плоти горло его спазматически сжалось. Пришлось выжидать, когда пройдет тошнота «Глупо, — выговаривал он себе. — Ты не можешь испытывать таких ощущений: ты ведь не питаешься грубой пищей». Но комок в горле не исчезал. Санхкеран, слуга Имхотепа, перевел дыхание, понимая, что должен выполнить свой долг. После перерождения он перевидал тысячи трупов и всегда сохранял хладнокровие, а теперь ему хотелось притупить зрение и запереть на замок сердце.

У дверей первого святилища, назначенного для приема даров, стояли рабы-охранники. От одного из них исходил запах, предвещавший его близкую смерть. Второй, более молодой караульный, впав в лихорадочное забытье, отмахивался от кого-то незримого. Третий, самый высокий, с явственно отливающий зеленью кожей, едва держался на дрожащих ногах, что уже было не под силу четвертому стражу, который сполз по стене на пол и там затих.

В глубине святилища сидел молодой жрец и слабеющим голосом считывал со старинного свитка молитвы. Увидев Санхкерана, он замолчал, потом спросил:

— Ты кто? — Лицо его взмокло, глаза ярко блестели.

— Санхкеран, — был ответ. — Меня прислали из Дома Жизни. — Слуга Имхотепа сделал несколько осторожных шагов. — До нас дошла весть, что здесь царствует хворь.

— Как видишь, — сдержанно ответил священник. — Я не вхож во внутреннее святилище, но все старшие жрецы Тота там. — Он закашлялся, выплевывая кровь. — Остальных отослали.

— Где это святилище? — спросил Санхкеран, стараясь определить, сколько продержится молодой жрец.

Тот вздрогнул.

— Нет. Тебе тоже туда нельзя. Ты не из нашего храма, ты служишь не Тоту.

— Мне велено узнать, сколько здесь больных. Я должен туда войти. Этого требуют жрецы Имхотепа. Если ты мне не поможешь, я отыщу святилище сам, но на это уйдет время.

— Ты не пройдешь мимо меня, — упорствовал юноша. — Я… — Он опять забился в приступе кашля, потом повалился на бок.

Санхкеран отступил.

— Я вернусь, — сказал он и пошел искать зал, где жрецы говорят с тем, кого они чтут, напрямую. Он знал, что найдет это помещение где-то в центре строения, ибо храм Тота мало чем отличался от храмов, посвященных другим богам.

Секретный зал обнаружился за второй дверью, но стоило Санхкерану шагнуть в темноту, как он тут же попятился, ибо разглядел трупы и ощутил зловоние смерти. Несколько секунд он стоял на пороге, затем, лишившись способности думать, снова прикрыл двери и оставил мертвых жрецов наедине с самым сокровенным таинством бытия.

В первом святилище на полу валялись уже двое охранников. Молодой жрец продолжал чтение вслух, но голос его теперь прерывался, а слова стали невнятными. Когда Санхкеран приблизился, священник запнулся, но не прервал моления.

— Ты должен покинуть это печальное место, — сказал Санхкеран, удивляясь тому, что осмелился произнести такие слова.

Юноша ошеломленно смолк, потом с расстановкой ответил:

— Это мой храм. Я здесь жрец.

— Ты здесь мертвец, — возразил Санхкеран. — Ты должен уйти — или умрешь, как все остальные.

— Я давал клятву Тоту. — Жрец положил руку на свиток, словно бы в подтверждение своих слов.

— У Тота здесь больше нет слуг, — сказал Санхкеран сурою. — Теперь здесь властвуют Анубис и Осирис.

— Я дал клятву, и я остаюсь, — заявил юноша, упрямо цепляясь за то единственное, что заполняло все его мысли.

— Клятву умереть? — спросил Санхкеран, прикидывая, сумеет ли он увести юношу, не применяя при этом насилия.

— Таков удел человека — умереть и войти в обитель богов, — монотонно пробубнил жрец и пошатнулся. Свиток выпал у него из руки.

Санхкеран подошел ближе. Потом сделал последний разделяющий их шаг.

— Не беспокойся, ты вступишь в обитель богов в свое время, а пока я отнесу тебя в Дом Жизни. — И прежде чем жрец Тота успел воспротивиться, Санхкеран подхватил его и перекинул через плечо.

— Меня сейчас вытошнит, — пробормотал юноша.

— Это лучше, чем умереть, — сказал Санхкеран и пошел к Дому Жизни, раздумывая, что он скажет ожидающим там жрецам.

«Разумеется, ты не знала Аумтехотепа. Он был моим слугой до Роджера, а умер во второй раз, и уже навсегда, в цирке Флавиев. А еще он был первым из тех, кого я оживил после смерти. Я, конечно, не знал, удастся ли мне это сделать, но все же решил попробовать и, поскольку людей косила смерть, ожидал, что наши жрецы не воспротивятся моему замыслу. Я еще мог заразить живых своим естеством, обладая временем, знаниями, достаточным количеством крови, но для мертвых моя кровь была бесполезна — для их воскрешения мне понадобилась бы вся мудрость Черной Земли. Я рассчитывал, что неразбериха, царящая в Доме Жизни во время эпидемии, даст мне шанс вернуть к жизни новообращенного священника из храма Тота. Было очевидно, что он обречен, поэтому я рассчитывал попробовать оживить его, не встретив при этом серьезных возражений со стороны жрецов. В стране стоял мор, и я надеялся, что они благосклонно отнесутся к этой процедуре, если она пройдет успешно. Так и вышло: жрецы как завороженные наблюдали за моими действиями, видя в них возможность продлить свои дни».

Сехетптенх совсем исхудал, его изводили боли в утробе, но он стойко переносил их, ибо считалось дурным знаком, если верховный жрец Дома Жизни заболевал.

— Скажи, Санхкеран, как тебе это удалось? — Он жестом показал на египтянина, недвижно стоявшего возле двери.

— Вы сами при том присутствовали, верховный жрец, — сказал Санхкеран. Ему надоело без конца отвечать на один и тот же вопрос, но он все же прибавил — Я следовал рекомендациям, почерпнутым в одном древнем свитке.

— Времен Джосера? — уточнил Сехетптенх, словно пытаясь уличить чужеземца во лжи.

— Да, если верить картушу в конце текста, — спокойно подтвердил Санхкеран.

— Трудно читать такие старые тексты. Почему ты уверен, что все правильно понял? — Верховный жрец, тяжело дыша, оперся о посох.

— Я не уверен, — последовал краткий ответ. — Но Аумтехотеп жив, а когда я принес его сюда, он был мертв. Вы сами видели это.

— Когда я умру и жрецы Анубиса сделают свое дело, ты вернешь меня к жизни. У тебя есть для этого знания. — Впервые Сехетптенх отдал столь ясный приказ.

— Я не думаю, что это можно проделать после бальзамирования, — сказал Санхкеран; его лицо оставалось бесстрастным. — Телу нужны органы, а жрецы Анубиса их удалят.

— Лишить жреца бальзамирования — святотатство, — заявил Сехетптенх, положив конец разговору.

«Сехетптенх умер через три года, превратившись в скелет, обтянутый кожей. Его бальзамировали, обернули тонким полотном, а сердце поместили в алебастровый сосуд, так что о возрождении не могло быть и речи. Преемником Сехетптенха стал Именсрис, политический аферист с величавой внешностью, непомерным стремлением к власти и дружелюбием аспида. По его настоянию оживление Аумтехотепа держалось в секрете, ибо мое умение, проявленное при удачном стечении обстоятельств, могло сослужить ему хорошую службу».

— Что значит — нет? — возмутился Именсрис.

Санхкеран помолчал.

— Это значит, что я не могу ничего гарантировать, — терпеливо пояснил он. Солнце клонилось к западу, и в вечереющем воздухе разливалась прохлада.

— Если что, я отвечу, — заявил Именсрис, прикладывая ладонь к огромному нагрудному украшению, дарованному ему повелителем Черной Земли. — Все возможные неприятности я возьму на себя.

А также все почести, если оживление пройдет гладко, подумал Санхкеран, а вслух произнес:

— До сих пор я возвращал, к жизни только мужчин. С девочкой может не получиться, а ведь она — дочь фараона.

— Она умерла на рассвете. У тебя уйма времени до того, как за ней явятся слуги Анубиса. Целая ночь. — Глаза жреца алчно сверкнули.

— Это не имеет значения. Проблемы появятся, даже если все пройдет хорошо, во что я не верю. — Санхкеран покосился на свиток, где его личной печатью было удостоверено, что часть храмовой летописи заполнена именно им. Ему хотелось вернуться к работе, но жрец все не уходил. — Как ты объяснишь фараону, что его дочь навсегда останется подростком двенадцати лет?

Лицо Именсриса вытянулось.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Посмотри на Аумтехотепа, — резонно заметил Санхкеран. — Он выглядит точно так же, как и в тот день, когда я принес его к нам из храма Тота. Он нисколько не изменился, не постарел. То же будет и с девочкой.

— Почему? — строго спросил Именсрис, глядя прямо в глаза строптивцу, допущенному только во внешний предел Дома Жизни.

— Не знаю, — сказал Санхкеран. — Так говорит древний свиток. Ты можешь прочесть его сам. Пережившие смерть не стареют. — Он подождал, пока Именсрис переварит услышанное. — Фараон, возможно, проклянет тебя за твое деяние, как некоторые из жрецов уже проклинают меня.

Именсрис побагровел.

— Не хочешь ли ты сказать, будто я их подговорил?

— Я хочу сказать, что это кто-то сделал, — ответил Санхкеран.

Воцарилось молчание, после чего верховный жрец повернулся и удалился. Он больше не говорил с Санхкераном ни в этот вечер, ни в следующую неделю, ни во все последующие девятнадцать лет, что отпустил ему жребий.

«Многие годы, даже десятилетия, я не возобновлял попыток кого-либо оживить, а когда вновь решился на это — человек не воскрес. Только через три века под давлением обстоятельств мне довелось припомнить свое умение — и процедура прошла удачно.

Запись о ней ты найдешь в Доме Жизни Луксора, если внутреннее святилище сохранилось и надписи не поблекли. Текст составлен очень искусно. Прочти его с другого конца — и ты с удивлением обнаружишь, что рядовая молитва о процветании Фив и Луксора является также руководством по оживлению мертвецов.

Вскоре после смерти Рамзеса II Египет завоевали ливийцы. Их разбил Мернаптах, сын Рамзеса, но эта победа обессилила и победителя. Он не сумел укрепиться во власти, и кончина его положила начало двадцатилетней борьбе за египетский трон.

Что же до сфинксов, то их созидание связано с культом Хапи, бога Нила, единственного гермафродита в египетском пантеоне. Присмотревшись к любой статуе, ты легко найдешь в ней признаки как женского, так и мужского начал. Какое-то время было модным придавать их лицам черты современных им фараонов, но после Амасиса, что правил еще до моего появления на Черной Земле, этот обычай отпал, хотя традиция воздвигать сфинксов продолжилась. Каждый год в точке высшего подъема воды египтяне ставили нового сфинкса, а под статуей сооружали на случай засухи водохранилище. Большинство этих статуй долго не продержались, и не без помощи питающей весь Египет реки. Нил ведь сейчас течет совсем по другому руслу, нежели во времена фараонов, с каждым паводком он несколько уклоняется от прежнего курса, превращая в груды обломков творения человеческих рук. Насколько я знаю, Великого сфинкса воздвигали на вечные времена, и под ним в соседстве с гигантскими пирамидами должны находиться пустоты, заполненные водой, как и под всеми его собратьями меньших размеров.

Помни, сердце мое, что Египет — сама древность. Я долго живу на свете, но эта страна много старше меня. И камни с текстами отнюдь не главное достояние Черной Земли, в своей самобытности и долговечности соперничающей лишь с Китаем.

Мадлен, еще раз прошу, будь осторожной. Когда-то я верил, что чувства, которые мы разделяем с тобой, невозможны, теперь я не мыслю себя без нашей любви. Ты умрешь, меня тоже не станет. Я уже пережил одно изгнание из Дома Жизни, но не перенесу, если из него изгонят тебя.


Февраль — сентябрь 1827 года

Письмо Фердинанда Чарлза Монтроуза Алджернона Троубриджа к Мадлен де Монталье в Фивы.

«Мадам!

Вы, несомненно, помните наш месячной давности разговор, произошедший на вилле Омата. Идя вам навстречу, я попытался выяснить, существует ли тайный сбыт древностей на наших раскопках. Наверняка ничего сказать не могу, однако третьего дня мы с Халлидеем переправились на западный берег Нила, чтобы развеяться, а заодно навестить Уилкинсона с командой. Прогуливаясь вдоль развалин, я случайно заметил, что кто-то словно бы прячется за дальней стеной. Это были Севенадж и местный десятник, с виду сущий мошенник — одноглазый и без большого пальца на левой руке. Он, кстати, брат или кузен вашего старшего землекопа. У Севенаджа в руках была небольшая корзинка, она-то и наводила на подозрения. Ведь десятнику, чтобы что-то стянуть, напарник не нужен, а Севенадж недавно нашел в песке сколько-то там небольших алебастровых сосудов с изображениями богов. Они имеют какое-то отношение к древнеегипетским погребальным обрядам — во всяком случае, мне так объясняли. Эти-то сосуды, скорее всего, и находились в корзинке. Заметьте, я не утверждаю, что так оно и было на деле, я лишь предполагаю, что так могло быть. Надеюсь, вы сами сумеете разобраться, что тут к чему, а мне немного не по себе, ведь Севенадж, как-никак, мой приятель.

Кастемир намекает, что нам опять следует посеребрить ручку судье Нумаиру, иначе нас погонят из Фив. Этот мздоимец требует дани уже в третий раз, а ведь он еще берет и экспедиционные деньги, и те, что ему высылает университет. Однако ему все мало, и его алчность растет тем стремительнее, чем больше народу сюда приезжает. Все это очень прискорбно. Я послал весточку отцу с просьбой подбросить мне немного денег, но кто знает, как он к этому отнесется, ибо моя матушка ждет не дождется, когда я вернулась домой. Ей не терпится поскорей оженить меня, чтобы какая-нибудь египетская соблазнительница не завлекла ее чадо в свои сети. Я, впрочем, заверил родителей, что в Египте есть лишь одна особа, способная завоевать мое сердце. Это молодая прелестная женщина с фиалковыми глазами и густыми темно-каштановыми волосами, прохваченными пикантной рыжинкой. Еще я упомянул, что эта красавица очень знатна, имеет ученые степени и владеет поместьем на юге Франции. Полагаю, матушка успокоится… месяцев этак на шесть. А потом я придумаю еще что-нибудь, хотя… Что, собственно, тут придумаешь? Все вышесказанное соответствует истине. Мне следовало бы изложить свои чувства, встав на колено и с глазу на глаз, но я почему-то робею и доверяю бумаге больше, чем своему обиходному красноречию, — оно в данном случае может меня подвести.

Я знаю, мадам, по своей доброте вы прочтете это письмо до конца, и все же не стану смущать вас рассказами о том, что мне снится. Хочется лишь довести до вашего сведения, что я действительно польщен вашим дружеским ко мне отношением, хотя оно подчас ставит меня в тупик, ведь я далеко не красавец и, располагая достаточными средствами, все-таки не купаюсь в деньгах. Родовитость, правда, наличествует, что говорить, но одной родовитостью сыт не будешь.

Не подумайте, что я молодой нахал и повеса, — ничего подобного нет. Просто поверьте, что я ваш пленник и что этот плен приводит меня в восторг. Я счастлив разделять ваше общество как на официальных приемах, так и в приватных своих сновидениях, но знайте: вам нечего опасаться с моей стороны. Будьте уверены: я не собираюсь навязываться вам — ни сейчас, ни впредь. Я в отличие от многих своих приятелей не отрицаю, что между мужчиной и женщиной может существовать чисто дружеская симпатия, и очень ценю вас, мадам. Вы самая замечательная из всех женщин, с какими я имел удовольствие быть знакомым, мне хочется, чтобы жизнь ваша протекала радостно и легко. В глубине души я даже желаю, чтобы к вам возвратился тот странный коптский монах. Меня весьма беспокоит, что вы теперь живете одна, — ведь местные слуги плохая защита. Впрочем, возможно, от копта в этом смысле тоже не так много проку, но это все-таки лучше, чем ничего.

Простите, если я чем-нибудь огорчил вас, и позвольте в качестве компенсации организовать вам встречу с Дж. Г. Уилкинсоном: его очень интересует святилище, где вы работаете в последнее время. Я показал ему свиток, какой вы мне дали, он пришел в сильное возбуждение и хочет с вами поговорить. Не соблаговолите ли вы в следующую среду заглянуть на виллу, которую мы арендуем, часов этак в пять? О своем решении нижайше прошу сообщить посыльному, который вручит вам это письмо.

Еще позвольте спросить, будете ли вы на приеме, который устраивает судья Нумаир, или он не включает женщин в число приглашенных. Никогда не знаешь, чего от него ожидать. То он корчит из себя европейца, то вдруг становится истинным правоверным. Это хитрая бестия, но если вы все же там будете, то ваш покорный слуга готов вам составить компанию — разумеется, когда господин немец соизволит куда-нибудь отойти. Он по-своему неплохой малый, но я порой нахожу его скучным, за что покорно прошу меня извинить.

Всегда ваш слуга,


ГЛАВА 1

Мадлен протянула руку нежданному визитеру, но не очень-то удивилась, когда тот ее не пожал.

— Месье Омат, — сказала она. — Как приятно, что вы наконец решились меня навестить. Прошу вас, располагайтесь. — Она кивнула Ренету: — Позаботьтесь об угощении для нашего гостя.

— Да, мадам, — ответил Реннет и выскользнул в коридор с проворством, какого в нем прежде не наблюдалось.

Ямут Омат оглядел кабинет, неспешно кивая и щелкая языком. В конце концов он повернулся к хозяйке и подарил ей самую ослепительную из своих улыбок. И самую фальшивую, отметила про себя Мадлен.

— У людей моей веры не принято навещать подобным образом женщин. Надеюсь, вы будете ко мне снисходительны. Но я также знаю, что послеобеденные визиты у французов в ходу, и потому решился приехать. Прошу прощения, что не сделал этого раньше. — Одет Омат был по-европейски: его синий сюртук и отлично пошитые брюки смотрелись бы и в Париже, ботинки сияли — и египтянина в нем выдавали лишь пышный тюрбан и вкрадчивая слащавость манер.

— Я не в претензии, — приветливо улыбнулась Мадлен, пытаясь сообразить, что привело именитого мусульманина в ее дом.

— Премного обязан, — заявил Омат, переминаясь с ноги на ногу. — Да, премного обязан.

Мадлен вдруг поняла, что ему и вправду неловко.

— Садитесь, месье Омат, прошу вас. — Она указала на стул, стоявший возле стола. — Надеюсь, здесь вам будет удобно. Если не возражаете, я займу место напротив и вернусь к разбору бумаг. Это занятие простое, рутинное и не помешает нашей беседе. — Кроме того, барьер в виде столешницы тоже не будет лишним, подумалось ей.

— Я не предполагал, что вы заняты. — Омат, похоже, смутился еще больше. — Близится вечер, и мне показалось, что вы уже завершили сегодняшние дела.

— Нет, но я всегда рада случаю отложить их. — Мадлен взглянула гостю в глаза. — Что-то случилось, месье Омат? Какие-нибудь неурядицы? Или проблемы? Говорите прямо, чем я могу вам служить?

Египтянин внимательно оглядел свои руки.

— Никаких проблем нет, но, может быть, вы согласитесь… наставить кое в чем мою дочь?

— Я? — Теперь пришел черед смутиться Мадлен. — Вашу дочь? Месье Омат, но зачем это вам? Разве ее мать или… — У нее чуть было не вырвалось «какая-нибудь из ваших жен», но она вовремя прикусила язык. — Или бабка не лучше справится с этим?

— Только не с тем, что я имею в виду! — воскликнул Омат. — Все женщины в моем доме против того, что я задумал. — Он достал из кармана тонкий хлопковый платок и, промокнув лоб, тщательно сложил сияющую белизной ткань по прежним заломам.

Надо же, какой денди, внутренне усмехнулась Мадлен.

— Против чего же выступают все ваши родственницы? — вежливо осведомилась она, но тут в комнате появился Реннет с огромным медным подносом, так плотно заставленным всяческой снедью, словно Ямут Омат был званым гостем, а не простым визитером, заглянувшим на десять минут.

— Ягненок зажарен с луком и овощами, — с глубоким поклоном сообщил единоверцу слуга. — Шербет приготовлен из особых сортов винограда. — В столь странной характеристике содержался намек, что кувшинчик наполнен запрещенным Кораном вином.

— Благодарю, — ответил Омат. — Пусть Аллах — благословенный во веки веков! — подарит тебе богатство и множество сыновей.

И снова Реннет поклонился с почтением, какого еще никому не оказывал в этом доме, после чего молча прикрыл за собой дверь.

— Угощайтесь, пожалуйста, — сказала Мадлен, радуясь, что мусульманский закон запрещает женщинам есть вместе с мужчинами. — Надеюсь, стряпня моего повара придется вам по вкусу.

— Я в этом уверен, мадам, — произнес с важной миной Омат и, разломив пополам ароматный хлебец, потянулся к ягненку. Он ел быстро и шумно, пробуя, как того требовали приличия, каждое блюдо, и только покончив с едой, возобновил разговор.

— Отличное угощение. У вас не повар, а золото.

— Приятно слышать. Я передам ему ваши слова.

— Тысяча благодарностей, — воскликнул Омат, после чего счел возможным вернуться к прерванной теме: — Мне приятно вас видеть, мадам, но, прошу прощения, главной причиной моего к вам визита является моя дочь. Меня очень волнует ее будущее, она не должна походить на других египетских девушек… Вы понимаете, а?

— Она и не походит на них, правда я знакома с немногими, — осторожно, но тем не менее дружелюбно высказалась Мадлен. — Рида, насколько я знаю, даже боится, что ее… гм… неординарность может вызвать… м-м-м… неодобрение жителей здешних мест.

— И не только здешних, — кивнул гость. — Как ни печально, ее опасения небеспочвенны. Египет — страна очень древняя, где чтут традиции предков. В то же самое время мы легко возбудимы и подчас не способны прислушиваться к доводам здравомыслия. Взять, например, мою Риду: мало кто понимает, почему я хочу, чтобы она приобщилась к европейскому стилю жизни. Ей, кстати, в нем уже многое почти нравится, но остальные родичи в шоке. — Он медленно покачал головой.

— А зачем прививать девочке тягу ко всему европейскому? — спросила Мадлен, смягчая жесткость вопроса улыбкой.

— Потому что ваш мир наступает на нас, а мы к этому не готовы. Потому что Европа — большой рынок сбыта, и если мы хотим, чтобы с нами считались, то должны научиться играть по вашим законам и обучить этому наших детей. — Омат резко сдвинул в сторону поднос и повернулся на стуле так, чтобы смотреть собеседнице прямо в лицо. — Вы ведь понимаете, да? Нас, египтян, насильно толкают к прогрессу, и мы должны к этому приспособиться, причем быстро, ведь ход событий обратно не повернуть. Вы сами видите, какое множество европейцев слетелось сюда лишь для того, чтобы отгрести песок от наших развалин. Но есть и другие, которым нужны хлопок, пшеница, пенька. — Он взмахнул рукой, показывая, насколько все сложно.

— Европейцы не очень охотно ведут дела с девушками, пусть даже и очень хорошенькими, — заявила Мадлен, вспомнив собственные мытарства.

— Тем не менее, они проявят большее внимание к египтянке, которая носит красивые платья, умеет держаться в обществе и посещает театры, чем к той, что скрывает лицо под чадрой и не смеет заговорить ни с одним мужчиной, кроме отца, мужа и собственных сыновей. Вы согласны? — Мадлен кивнула. Омат шумно вздохнул. — Мои сыновья, а их было четверо, умерли в возрасте, близком к младенческому. Рида — старшая, всем ее сестрам нет и пяти. Ей предстоит защищать интересы семьи. Долг перед близкими — превыше всего, мы начинаем внушать это детям с пеленок. И добиваемся послушания.

— Да, — сказала Мадлен после короткой паузы. — Мне известен этот порядок.

— Вот-вот. А потому я покорно прошу вас дать Риде несколько необходимых советов. Как, например, ей держаться в театре и на балу. Что следует говорить. Она хорошо владеет французским и сносно — английским, но мало владеть языками, надо уметь поддерживать разговор. Надо знать, с кем можно танцевать, а с кем нет, и как правильно держать в руке веер. Кстати, веера у француженок все еще в моде?

— У некоторых, — сказала Мадлен, глядя на гостя с некоторым смятением.

— У каких? У старых или у молодых? — продолжал допрос египтянин. — Риде стоит осваивать веер?

Мадлен развела руками.

— Месье Омат, я не была в Париже года, наверное, три. — А точнее — двадцать три, подумала она про себя, но вслух ничего не сказала. — Когда я покидала его, веера были в ходу на балах, а в театр их не брали. Но мода меняется быстро, и сейчас все, возможно, иначе.

Омат угрюмо кивнул.

— Европейское непостоянство, — буркнул он. — Нам этого не понять. Правда, я свыкся с ним, но какой в нем прок, так и не разобрался. Одежда — это одежда, у нас она точно такая же, как лет сто или двести назад. Пустыня диктует, что нам носить. У нее особенный норов.

— Как и у швейцарской зимы, — усмехнулась Мадлен. — Не будем спорить о вкусах. Скажу откровенно: ваша просьба приводит меня в замешательство. Не знаю, смогу ли я быть вашей Риде полезной, да и захочет ли она прислушаться к постороннему для нее человеку?

— Захочет, — заверил хозяйку гость. — Иначе я ее высеку и буду сечь до тех пор, пока она не поймет, что к чему.

Мадлен напряглась.

— Мне это не по нраву. Обещайте не наказывать девочку.

Омат рассмеялся.

— Я ведь глава большого семейства и должен держать своих домочадцев в узде. — Он просверлил Мадлен пристальным взглядом. — В Европе родители тоже имеют власть над детьми.

— Да, — вздохнула Мадлен. — В этом вы правы. — Трость и пощечины были главными средствами воспитания в семье Монталье. Отец легко пускал в ход в первое, мать прибегала ко второму. — И все же побои относятся к области пережитков, их следует избегать.

Омат усмехнулся.

— Еще один радикальный взгляд. Думаю, вы с ним расстанетесь, как только обзаведетесь своими детьми. Как может ребенок понять, что позволительно, а что нет, если не подвергать его наказанию? Боль урезонивает строптивых, лучшего воспитателя не найти. Что в мире начнется, если исчезнет опаска? Наступит анархия. Европу уже лихорадит. — Он встал, собираясь откланяться. — Но я дам вам слово не трогать Риду, если все пойдет хорошо. Согласны вы на таких условиях ее наставлять?

— Что ж, приходится согласиться, — кивнула Мадлен, машинально протягивая египтянину руку. На этот раз Ямут Омат пожал ее, чем привел хозяйку в недоумение.

— Значит, будем считать, что вопрос решен, — сказал благодушно он. — Я пришлю за вами людей, скажем… завтра.

— Завтра? — переспросила Мадлен и поиграла бровями. — Завтра, пожалуй, не выйдет. Разве что дня через три. — На деле день-другой не имели значения, однако ей захотелось выяснить, насколько уступчив ее визави.

— Договорились, через три дня. — Египтянин причмокнул. — Отлично, мадам де Монталье. Я велю Риде приготовиться к встрече…

— Лучше, — довольно невежливо перебила гостя Мадлен, — если Рида приедет сюда. Думаю, здесь она будет менее скованна. Ваша вилла, несмотря на всю ее роскошь и европейские детали убранства, все же остается египетским домом. Здесь же во всем ощущается европейский уклад. Кроме того, — добавила она, вдохновленная внезапной идеей, — я велю своей горничной подать нам чай и покажу Риде журналы, привезенные из Парижа и Рима.

Омат внимательно выслушал всю тираду.

— Весомые аргументы. Хорошо, через три дня мою дочь привезут к вам… когда?

— Часа в три, — сказала Мадлен. — Я обещаю принять ее в европейской манере. — Она помолчала. — Хотя, признаюсь, не представляю, чем это ей сможет помочь.

— Одной вашей беседы с ней будет достаточно, чтобы превратить меня в вашего должника, — ответил с низким поклоном Омат. — Моя дочь также в свое время найдет способ выразить вам благодарность.

Мадлен уловила в его голосе недобрую нотку, но предпочла пропустить ее мимо ушей.

— Надеюсь, то, что мы с вами затеяли, принесет пользу Риде, — сказала она и добавила: — Будет неплохо, если она приедет ко мне со списком вопросов, какие бы ей хотелось задать.

— Она вас ими засыплет, — усмехнулся Омат. — Любопытство так же свойственно ей, как и всем женщинам мира. — Он помолчал. — Уверен, вы понимаете, что я имею в виду, мадам, ведь у вас это качество развито в степени, приближающейся к безграничной.

Он широко улыбнулся, Мадлен ответила ему тем же, но, когда гость ушел, помрачнела, прошла в свою спальню и кликнула Ласку. Та появилась из гардеробной, где зашивала рукав амазонки, и, критически хмурясь, выслушала рассказ госпожи.

— Кажется, у нас появилась проблема, — подвела итог сказанному Мадлен. — Мне ясно одно: месье Омат не находит нужным считаться с мнением своей дочери и настроен любыми путями сделать из нее то, что задумал. Мне неприятно, что я становлюсь орудием в чьих-то не очень чистых руках.

— Тогда зачем же вы согласились? — резонно спросила горничная.

— Не хочу его злить. Он богат, влиятелен, у него обширные связи. Ему ничего не стоит устроить мне тут веселую жизнь. — Мадлен задумалась. — А девушку все же жаль. Отцовскими стараниями она в конце концов превратится в полуегиптянку-полуевропейку, однако сидеть между двумя стульями не удавалось еще никому. — Тут внимание ее привлекла раскрытая дверь гардеробной. — Как думаешь, что мне надеть? У них в доме перебывало достаточно европеек, так что девочку надо сразить чем-нибудь необычным.

Ласка свела губы в трубочку.

— Чем же? — спросила она.

— Я видела у нее три бальных платья, — продолжала Мадлен, проходя в полумрак гардеробной. — Одно просто великолепное. Атлас цвета морской волны, бельгийские кружева. Стоит, наверное, целое состояние. Завышенная талия, золотая косичка на пояске. Лиф щедро расшит турмалинами, там их не менее дюжины. Не платье, а сказка. — Она внимательно рассматривала собственные наряды. — Надену это. Из темно-красного бархата. Вряд ли я стану носить его в этом климате, но свою службу оно сослужит. Девочка просто ахнет, или я не права?

— Красное вас состарит, — заметила Ласка.

— Ты считаешь? — задумчиво пробормотала Мадлен. — Ладно, я пока не решила, но на всякий случай приготовь и его.

Она уже собиралась вернуться в спальню, но тут под ногами ее что-то зашевелилось.

— Ойзивит, — рассмеялась Мадлен и наклонилась, чтобы взять кота на руки. — Где же ты обитаешь?

Кот не снизошел до объяснений, но замурлыкал, когда его почесали за ушком.

— В конюшне, — ответила за животное Ласка. — Ловит там крыс и хватает за ноги поваров, отчего те смертельно пугаются.

— Что поварам делать в конюшне? — удивилась Мадлен, перекладывая кота на плечо. Тот, пытаясь удержать равновесие, выпустил коготки. — Перестань, ты меня поцарапаешь, — пожурила любимца хозяйка, вынося его из темной комнатки в спальню, где, впрочем, было не намного светлей.

— Они хранят кое-какие припасы в пристройке, — сказала служанка. — Жалуются, что он вопит как сам дьявол.

— С него станется. — Ойзивит беспокойно задергался, и Мадлен отпустила его.

«Славное существо, — подумала вдруг она, глядя, с какой важностью кот шествует к двери. — Ему все равно, какова ты на деле, ешь ты или не ешь и отражаешься в зеркалах или нет. Жаль, что у этих тварей короткая жизнь».

— Что-то не так, мадам? — нарушила молчание Ласка.

— Нет. У меня просто… как это говорится… отвратительное настроение.

Ласка пожала плечами.

— Из-за Омата? — Она принялась зажигать лампы. — Вы проведете ночь здесь?

— Большую ее часть, — рассеянно отозвалась Мадлен.

— Не хочу показаться дерзкой, мадам, — продолжила горничная, — но у меня легкий сон, и поэтому я время от времени замечаю, что вы иногда отлучаетесь — на час, а то и дольше. Но к рассвету всегда возвращаетесь. — Она повернулась к хозяйке. — Если у вас есть возлюбленный, то я умею молчать.

Мадлен опешила и на секунду замялась, подыскивая слова.

— Нет у меня никакого возлюбленного, Ласка, — сказала она. — По крайней мере, в том смысле, в каком ты это себе представляешь. И… я вовсе не распутная женщина. Просто временами меня охватывает беспокойство и я не могу заснуть. — Можно было, конечно, обрезать Ласку, но вопрос бы остался открытым, и той, чего доброго, взбрело бы на ум проследить за своей госпожой.

— И куда вы отправляетесь? — нерешительно поинтересовалась служанка.

— Обычно иду к развалинам. Иногда поздней ночью там можно почувствовать то, что ускользает от тебя днем. — Мадлен взглянула на горничную. — К руинам слетаются призраки, и я себя чувствую не такой одинокой.

— О, мадам! — Ласка округлила глаза.

— Не пойми меня прямо, глупышка. Просто в таких древних местах, как Фивы, живет эхо прошлого. Я стремлюсь услышать его. — Мадлен прикоснулась к старомодному жемчужному ожерелью с единственным крупным гранатом в центре. Его в середине прошлого века ей подарил Сен-Жермен. — И вспоминаю голоса старых друзей.

Ласка потупилась.

— Простите, мадам. Я и не думала, что здесь вам так плохо. Мне казалось… что у вас роман с доктором Фальке. Гюрзэн, по крайней мере, в этом уверен.

— Нет, — с грустью сказала Мадлен. — Доктор Фальке порядочный человек. Он далеко не заходит, чтобы…

— Не опорочить вас, — договорила за нее Ласка. — Рада слышать. Я так и сказала брату Гюрзэну: никаких, мол, тайных любовников у вас нет.

— Одни сновидения, — прошептала Мадлен, зная, что Ласка ничего не поймет. Две ночи назад она посетила доктора Фальке и, не позволив ему проснуться, пробудила в нем страсть. Немцу достался еще один дивный сон, оплаченный капелькой крови на шее, ей — сама жизнь.

Ласка зажгла все лампы.

— А нельзя дать понять ему, что вам хочется большего?

К такой степени откровенности Мадлен была не готова.

— Ласка, мои отношения с доктором Фальке тебя не касаются, — строго сказала она. — Следи за своим язычком и не суйся куда не надо. — Слова были резкими, но звучали без гнева.

— Я и не собиралась соваться, — обиделась Ласка.

— Знаю. Но тем не менее сунулась. Египет тебя распустил. — Мадлен потянулась к узлу своих темных блестящих волос и, вынув шпильки, велела: — Ступай, принеси воду, а то у меня полно песка в голове.

— Неудивительно, — заметила Ласка, раздраженно дернув плечом, но тут же опомнилась, в душе понимая, что хозяйка права. Между прислугой и господами всегда существует черта, заходить за которую неразумно. — Где поставить лохань? — залебезила она. — Прямо здесь или…

— Или, — распорядилась Мадлен. — Сегодня хороший вечер.

— Очень приятный, — подхватила служанка. — В такой вечерок грех сидеть взаперти.

— А я и не собираюсь, — строго сказала Мадлен. — Поворачивайся, у меня чешется голова. — Она распахнула стеклянную дверь и вышла на галерею. — Пустыня с виду такая чистенькая, а вот поди ж ты. — Губы ее недовольно скривились. — И принеси шерстного жира.

— Шерстным жиром пользуются только крестьяне, — осмелилась Ласка на крохотный бунт.

— Шерстным жиром пользуются разумные люди, — возразила Мадлен. — А еще прихвати бутылку с фиалковым маслом.

— У нас его маловато, — сказала Ласка, вынося на галерею столик для омовений. Ящик его был полуоткрыт, там лежали щетки и мыло. — Я сбегаю за водой.

— Да, будь добра, — уронила Мадлен, внимательно глядя на далекие и неясные очертания храма. Не сводя глаз с развалин, она расстегнула замочек на шее и собрала ожерелье в кулак. Крупный гранат грел ее пальцы. О, Сен-Жермен, почему же ты так далеко? «Глупый вопрос, ведь в его присутствии ты начинаешь чахнуть, — подумалось ей. — Ты просто не можешь дарить другим свои ласки, а любовь, у которой нет шанса разрешиться физически, ведет к энергетической дистрофии. Так что Египет, развалины и раскопки — это всего лишь стремление выжить, а не бегство от нескончаемых мук». Довольная столь софистическим выводом, Мадлен усмехнулась и положила локти на балюстраду.

— Мадам, — послышался голос Ласки, уже колдующей над лоханью, — я принесу вам стул?

— Что ж, принеси, — сказала Мадлен, перебирая в руке ожерелье.

— А брат Гюрзэн скоро вернется?

— Насколько я знаю, да, — прозвучало в ответ.

Письмо Эрая Гюрзэна, посланное из Фив братии монастыря Святого Понтия Пилата в Эдфу.

«Братья мои именем Господа, молитвы мои с вами! Я обдумал ваши слова и готов уехать отсюда ради себя самого и чести монастыря, если вы окончательно утвердились во мнении, что, оставаясь здесь, я погублю свою душу. Но мне все же хочется вам сказать, что нет ни одной убедительной причины считать, будто я тут чем-то рискую. Вдумайтесь, о каком риске может идти речь? Мадам де Монталье женщина добродетельная, а я дал обет Богу. Да, действительно, она не замужем и не вдова, но вы ведь знали об этом и раньше. И принимали на веру все, что счел возможным сообщить о ней Сен-Жермен. А теперь почему-то начинаете сомневаться в его словах, что очень сильно меня беспокоит.

Сен-Жермен поручил мне оберегать эту женщину от всевозможных опасностей и помогать ей в ее ученых занятиях. Я поклялся ему быть с ней рядом точно так же, как много лет назад мы все поклялись внимать его поучениям. Эти поучения принесли нам большую пользу, но вы почему-то сочли себя вправе не помнить о пролитом на вас благе. Целых десять лет Сен-Жермен был вашим учителем, и вы радовались тому. Вы восхищались им, вы всемерно черпали его знания и нисколько не сомневались на его счет, хотя он не говорил, что помогает нам даром. Наоборот, он не раз повторял, что наступит день, когда и ему понадобится наша поддержка. День этот настал, и просьба его оказалась гораздо скромней, чем многие из вас полагали. Сен-Жермен не потребовал у монастыря ни денег, ни дани. И вообще, он обратился не ко всей нашей братии, а ко мне, чем вы остались довольны.

Я обдумал свой путь и все еще нахожусь в уверенности, что должен быть рядом с моей подопечной. Она не причинила мне зла, и я окажусь плохим христианином, если вдруг ни с того ни с сего заподозрю в ней что-то дурное. Что же до злопыхателей, то не впервые добродетель подвергается очернению. Я много молился, я искал в своей душе грех или ложь, но не сыскал ни того ни другого. Мадам де Монталье прямодушна и сразу же предупредила меня, что кое-что в ее действиях меня не должно касаться, однако ни разу не совершила того, что могло бы хоть как-то запятнать ее честь, так что всякая клевета в ее адрес абсурдна.

Да, действительно, у нее есть поклонник. Было бы удивительно, если бы у незамужней женщины с таким умом, состоянием и с такой внешностью не имелось поклонников. Мадам де Монталье легко могла бы играть с мужчинами и добиваться от них всего, что они в состоянии ей предложить, но принимает ухаживания только одного человека. Он честен, порядочен, ведет себя очень достойно и не делает ей предложения лишь потому, что она пока еще не собирается вступать в брак.

Ее слуги, вне всяких сомнений, подтвердят все, что сказано мной, если вы пожелаете прислать кого-то сюда для подобного разговора, хотя это, безусловно, оскорбит и меня, и мадам де Монталье. Тем не менее, если вы сомневаетесь в моей честности, то, конечно же, приезжайте, расспросите прислугу, а также тех участников экспедиции, которые захотят с вами говорить. Но я не желаю и думать, что наш монастырь начнет затевать что-то злокозненное против тех, кто являет собой пример добродетельной жизни. На ваше утверждение, будто люди, проживающие в миру, подвержены, мирским соблазнам, я могу лишь ответить, что научные изыскания мадам де Монталье столь же надежно отделяют ее от мирской суеты, как стены скита какую-нибудь монашку.

Жду вашего отклика и уповаю на мудрость, живущую в ваших сердцах. Верую, что точно так же, как земля обновляется, обновятся и ваши души, расцветая во имя любви к Христу.

Именем Господа,


ГЛАВА 2

— Что вы об этом думаете? — спросил Жан Марк Пэй, передавая Мадлен маленькую статуэтку. Он снял шляпу и вытер платком лицо. — Ненавижу, когда пот заливает глаза.

Мадлен повернулась к свету, пробивавшемуся через дверной проем.

— Где вы это нашли? — Маленькая алебастровая фигурка сокола с короной на голове заблестела, попав в солнечный луч.

— Здесь, — сказал Жан Марк, отгребая лопатой песок, и встал на колени. — Посмотрите сюда. Тут какое-то углубление. Видимо, от предмета побольше.

Мадлен наклонилась.

— Которого нет, — печально сказала она.

— И ладно, — отмахнулся Жан Марк. — Взгляните на это. — Он вставил в щель тыльный конец своей грубой рабочей кисти и с большим напряжением приподнял край одной из каменных плит, устилающих пол. — Под ней, мне кажется, устроен тайник. Я успел вытащить статуэтку, но не смог приподнять плиту настолько, чтобы выяснить, нет ли там чего-то еще, и… побежал за вами.

— Разумно, — сказала Мадлен. — Особенно если учесть, что случилось с Клодом Мишелем.

Жан Марк, невзирая на духоту, содрогнулся.

— Терпеть не могу скорпионов и змей. Только не говорите ничего Бондиле. Он не обращает внимания на всю эту жуткую живность, а я буквально становлюсь больным, когда рядом что-нибудь зашевелится.

— Они и впрямь могут превратить вас в больного, — бесстрастно заметила Мадлен. — И все же нам нужно посмотреть, что там внутри.

— Я позову Сути, — сказал Жан Марк и стал подниматься, но Мадлен удержала его.

— Нет-нет, давайте сначала попробуем сами. Пусть это будет нашим открытием.

— Нашим? — засомневался Жан Марк.

Мадлен хмыкнула.

— Я не имею в виду — нашим личным трофеем. Но, если позвать сюда землекопов, находка будет приписана всей экспедиции, то есть в конечном счете профессору Бондиле. А так можно рассчитывать на хоть какое-то признание наших заслуг. — Она внимательно наблюдала за молодым человеком, пришедшим в полное смятение чувств. — Слово за вами. Я пойму, если вы захотите придать себе весу в глазах начальства.

Провокационная фраза сыграла.

— Что ж, — произнес Жан Марк. — Вполне вероятно, что в тайнике ничего больше нет, кроме… каких-нибудь тварей. Пожалуй, мы вправе в том убедиться. — Он вновь склонился к плите. — Камень тяжелый.

— Ничего, я сильная, — сказала Мадлен, прикидывая, в какой степени можно сейчас это качество проявить, чтобы не вызвать расспросов. — Я сейчас возьму ломик. — Она порылась в своей сумке и вынула из нее толстый стальной пруток, чуть загнутый на одном конце и расплющенный на другом. — Я подцеплю со своей стороны, а вы работайте кистью. — На пол легла складная тренога. — Это можно использовать, как подпорку.

В маленьком каменном зале было жарко и душно. Мадлен внутренне покривилась. Интересно, заметит ли он, что я совершенно не мокну, подумалось ей. Осторожно орудуя ломиком, она нащупала в боковой грани плиты скол и поддела его.

— Кажется, получилось.

— Я готов, — сообщил Жан Марк, крепче обхватывая рукоять кисти. — На счет три?

— Хорошо, — сказала Мадлен, проверяя, надежно ли всажен ломик.

— Раз, — произнес Жан Марк, чуть задохнувшись, — два, три! — Он с силой нажал на черенок и услышал зловещий треск, но тут же почувствовал, как камень зашевелился.

— Подпорку! — воскликнула Мадлен, словно ей стоило огромных усилий удерживать плиту на весу.

Машинально кивнув, Жан Марк стал совать под камень треногу, с тревогой поглядывая на кисть. Дело не шло, рукоятка потрескивала. Жан Марк в ярости зарычал, рукоятка сломалась, но в то же мгновение тренога встала на место.

— Готово, — сказала Мадлен, высвобождая свое орудие. — Начало положено.

Жан Марк изумленно уставился на сдвинутую плиту.

— Там нет никакой живности?

Мадлен подняла ломик.

— Если и есть, то я вооружена.

— Не шутите, — запротестовал Жан Марк. — Святая Мария! А что, если оттуда выползет кобра?

— Не выползет. — Мадлен уже поняла, что в тайнике нет ничего опасней жуков. Она глянула на напарника и увидела, что тот помрачнел. — Вас что-то тревожит?

Жан Марк неопределенно пожал плечами.

— Ничего из того, что имело бы отношение к нашей работе.

— Но вы все же обеспокоены. Почему? — Мадлен села на пятки. — Перед второй попыткой мне надо бы отдохнуть, — солгала она.

— Разумеется отдохните.

— Мы могли бы поговорить, — не отступалась Мадлен.

— Пустое, мадам. — Жан Марк посмотрел ей в глаза. — Мне бы не хотелось обсуждать это с вами. — Он позволил себе резкость и потому, смутившись, прибавил: — Это личное, прошу меня извинить.

Мадлен внутренне улыбнулась.

— Мы оба заняты одним делом, Жан Марк, и оба сейчас далеки от мест, где росли. Волей-неволей мы друг от друга зависим, и поэтому я не могу притвориться, что мне нет до вас дела. — Она потянулась к своей сумке. — Еще две попытки — и мы вытащим камень. Я поищу замену сломанной кисти, а вы давайте выкладывайте, что у вас на душе.

Жан Марк привалился спиной к стене, на лице его проступили скорбные складки.

— Меня тревожит моя невеста. Ее отец отказывается признавать нашу помолвку и, как мне кажется, старается всеми способами отговорить от нее Онорин. Она заверяет меня, что этого не случится, но теперь проживает в Париже у тетки, чем я весьма удручен.

— Отчего же? — спросила Мадлен, вспомнив о своем первом приезде в Париж и о тетушки Клодии, которая приняла ее в своем доме и сделалась ей и подругой, и матерью, и наставницей в едином лице. Она вывела племянницу в свет, она заботилась о ней вплоть до смертного часа, а сама умерла четырнадцать лет спустя от воспаления легких, так и не узнав, что ее любимица пережила свою смерть. Мадлен так глубоко задумалась, что первая часть откровений расстроенного влюбленного прошла мимо ее ушей.

— И даже несмотря на благожелательную и бескорыстную помощь ее дальнего родича Жоржа, мы не можем быть уверены в своем будущем, — бубнил монотонно Жан Марк. — Отец запрещает ей со мной переписываться, а это совсем уж невыносимо. Мой будущий тесть самодур и тиран, но что я могу с этим поделать? — Он достал затейливо расшитый платочек и промокнул лоб. — Мне остается лишь предпринять все возможное, чтобы обрести в его глазах статус достойного жениха, прежде чем он придумает, как заставить Онорин выйти замуж за кого-то другого. Он ведь уже вынудил ее младшую сестренку, Соланж, выйти за пожилого вдовца с детьми, хотя она сама еще совсем девочка.

— Но вы говорите, какой-то родич… Жорж, кажется… вам помогает, — уточнила Мадлен. — С чего бы это, позвольте узнать?

— Он из тех людей, что чутко реагируют на всякую несправедливость. И потом, они росли с Онорин и всегда были большими друзьями. Ее счастие для него отнюдь не пустой звук. — Жан Марк подобрал с пола камешек и запустил его в дальнюю стену. — Без него мы бы просто пропали!

— В самом деле? — спросила Мадлен, стараясь не выдать голосом своих чувств.

— Конечно. — Он тяжело вздохнул. — Мы не виделись с ней больше двух лет. Она, правда, пишет, что ее чувства ко мне неизменны, но в Париже, где столько блестящих мужчин и соблазнов, можно ли долго хранить верность данной когда-то клятве? А тут еще и отец!

— И вы надеетесь, добившись успеха в Египте, переменить его мнение о себе?

— Да. Я хочу доказать ему, как он ошибается, полагая, что человек, пробивающий себе в жизни дорогу научными изысканиями, не ровня какому-нибудь фабриканту. — Жан Марк надул губы и заморгал, как ребенок, у которого отобрали игрушку. — Он богат, но все равно стремится продвинуться, называя себя сыном революции, хотя на деле просто зазубрил несколько лозунгов, вот и все.

— Во Франции много таких, — более резко, чем ей бы хотелось, сказала Мадлен.

Жан Марк метнул в ее сторону взгляд.

— Вы ведь аристократка? — спросил, насупившись, он.

— Да, моя семья, безусловно, может претендовать на какую-то родовитость, — осторожно произнесла Мадлен и вытащила из сумки ломик поменьше. — Вот. Это послужит лучше, чем кисть. — Она протянула ломик соседу. — Мне жаль, что ваша невеста пребывает в таких сложных условиях. Влюбленным приходится нелегко, когда семьи противятся их браку.

— Вы правы, — согласился Жан Марк, лицо его стало жестким. Он взял в руки ломик и подсунул его под плиту. — Вы готовы попробовать?

— Конечно, — кивнула Мадлен, внутренне усмехнувшись. Не будь здесь свидетеля, этот камень давно валялся бы где-нибудь в стороне. — Может быть, я и аристократка, Жан Марк, но все же умею работать руками.

Он не отреагировал на последнее замечание.

— У меня все в порядке.

— У меня тоже. Снова действуем на счет три?

На этот раз плита подалась легко, и подпорка продвинулась дальше.

— Если там окажется что-то важное, — пробормотал Жан Марк, — это все разрешит.

Мадлен обернулась.

— Что вы имеете в виду?

Жан Марк вспыхнул.

— Только то, что я заработаю репутацию, которая мне поможет в дальнейшем. Я хочу стать штатным сотрудником какого-нибудь модного университета, я хочу сбросить с себя шкуру лектора, для которого то есть работа, то нет. Я хочу сам организовывать экспедиции и… — Он виновато примолк. — Я ничего не имею против профессора Бондиле.

— Понимаю, — улыбнулась Мадлен.

— Но я должен думать о будущем. Профессор Бондиле уже завоевал себе имя, у него прочное положение, ему не нужно беспокоиться, где он будет преподавать. Кроме того, он нашел способ обеспечить себя на все случаи жизни. — Жан Марк потер плечо. — Тяжеленная все же плита.

— М-да, — рассеянно согласилась Мадлен. Разговоры о Бондиле мало ее волновали. А тайник волновал, вернее, то, что в нем скрывалось. Она старалась взять себя в руки, но фиалковые глаза ее возбужденно поблескивали.

— Как вы думаете, тут попахивает открытием? — спросил Жан Марк, все еще потирая плечо.

— Мы пока ничего не открыли. — Мадлен вновь усмехнулась. Забавно видеть чужое волнение, а еще забавнее сознавать, что оно превосходит твое. — Гадать бессмысленно.

— Что ж, нам нужно напрячься еще раз. — Жан Марк деликатно кашлянул. — Но если вы устали, можно кликнуть кого-то еще. Пусть не землекопов, так хотя бы коллегу Анже.

— Я справлюсь, — сказала Мадлен. — Или вам хочется, чтобы коллега Анже пришел на готовенькое? — Это была издевка.

— Понял, — сказал Жан Марк, потирая руки. — Ладно. Да. Уверен, вы правы. Это должно быть только нашим. Нечего привлекать остальных. — Он вытер вспотевшие ладони о брюки, приговаривая: — Дурные манеры, что делать, вы можете не смотреть.

— Я не смотрю, — нервически хохотнула Мадлен. — Два года жары не проходят бесследно. — Она взялась за ломик. — Итак?

И снова Жан Марк начал отсчет, после чего камень сдвинулся на несколько дюймов. Отпустив ломик, он почувствовал, что у него дрожат руки, но вовсе не от усталости, нет.

— Тайник открыт.

— Не совсем открыт, но для наших целей достаточно, — сказала Мадлен. — Нам надо бы сделать эскиз. Для протокола.

— К черту все протоколы, — заявил Жан Марк. — Я хочу видеть, что там внутри. Если нужно, зарисовку сделаем позже. — Он придвинулся к яме. — Большой тайник?

— Похоже, не очень.

— Пусто? — спросил Жан Марк, внезапно лишившись дыхания.

Мадлен вгляделась в темноту, затем обернулась, и на губах ее заиграла улыбка.

— Нет.

Очень осторожно она запустила руку в проем и пошарила там, ощупью собирая в кулак все, что ей попадалось. Когда рука приятно отяжелела, Мадлен вынула ее из тайника и, поднеся кулак к лучу света, падающего из оконца в стене, медленно разжала пальцы.

— Боже мой! — прошептал Жан Марк.

На узкой женской ладони лежали миниатюрные амулетики. Самым большим из них был изящный крылатый жук, самым маленьким — золотой круглый пенальчик, усыпанный мелкими иероглифами.

— Там есть еще, — сказала Мадлен, с трудом узнавая собственный голос.

— А это что такое? — спросил Жан Марк, беря в руки зеленую фигурку, изображавшую человека с головой шакала. — Какой это бог? — Он повертел фигурку. — Осирис?

— Анубис, — внесла поправку Мадлен. — Голова шакала — это Анубис. — Она принялась рассматривать остальные фигурки: сидящего на корточках карлика с высунутым языком, быка с разрисованными боками и позолоченным диском на голове, ибиса с крошечными весами в крошечном клюве.

Жан Марк принимал фигурки и раскладывал их на полу — в пятне скудного света. — Вы только посмотрите на них, — шептал он, сглатывая слюну. — Какие находки… Какие находки! — В его шепоте было столько волнения, что он походил на крик.

— Пожалуй, пора достать остальное, — пробормотала Мадлен, с трудом отрывая взгляд от сокровищ. Рука ее вновь нырнула в тайник. — Не шевелитесь, Жан Марк.

На этот раз из тьмы выплыла человеческая фигурка с головой крокодила, увенчанной короной из перьев. Сравнительно крупная, она была вырезана из розового твердого камня. Когда Мадлен положила ее рядом с другими, у Жана Марка перехватило дыхание.

Когда тайник опустел, к находкам добавились еще четыре вещицы. Сидящая женщина с головой льва, бронзовая кошечка, разрисованная деревянная фигурка писца, скрестившего под собой ноги, и золотая табличка не больше ладони с вырезанным на ней планом то ли культового строения, то ли обыкновенного дома.

Последнюю находку Мадлен поднесла к свету.

— Что, если здесь начертан план именно этого храма? — спросила она себя вслух.

— Табличка-то золотая, — заметил, присвистнув, Жан Марк.

— Пенальчик тоже, — спокойно произнесла Мадлен. — Умерьте свою алчность, мой друг. Не важно, из чего сделаны эти вещицы, они бы не имели цены, даже если бы их вылепили из грязи. — Она вгляделась в табличку и указала на ближнюю стену. — Похоже, за ней должен быть еще один зал.

— Только в том случае, если первая ваша догадка верна. — Жан Марк взял в руки миниатюрного ибиса. — Как думаете, для чего он служил?

— Скорее всего, его носили как украшение. Видите маленькое колечко? Через него пропускали цепочку или шнурок. — Мадлен положила табличку на пол. — Ну что же, Жан Марк, я полагаю, вы разрешили проблему с тестем.

Жан Марк резко поднял голову.

— Что вы хотите этим сказать?

— То, что известность у вас, можно считать, в кармане. Как только мы зарисуем и опишем наши находки, я попрошу брата Гюрзэна отвезти их вкупе с нашим совместным отчетом в Каир, чтобы ни у кого не возникло сомнений ни в том, кто сделал открытие, ни в том, кто подготовил материалы. — Она снова порылась в сумке. — У меня тут много бумажных пакетов. Давайте-ка упакуем в них всю эту красоту.

— Красоту? — в смятении переспросил Жан Марк. — Упакуем? О чем это вы говорите?

Мадлен, ошибочно полагая, что ее молодой коллега одурел от успеха, едва слышно вздохнула и терпеливо сказала:

— Вы согласны, что это открытие сделано нами, и больше никем?

— Да, — неуверенно ответил Жан Марк.

— Вы сознаете, что профессор Бондиле вполне способен продать эти вещицы, чтобы, например, более полно финансировать экспедицию или умилостивить судью Нумаира?

— Я слышал, что такая практика существует, — осторожно признался Жан Марк.

— Он также может отправить их в университет, но уже от своего имени, и в этом случае вся слава и почести достанутся лишь ему. Вам это понятно? — Она на секунду умолкла, ожидая ответа, но Жан Марк молчал. — Так почему бы вам не попытаться защитить собственные интересы, тем более что успех, и достаточно шумный, вам просто необходим. Вы ведь хотите жениться на своей Онорин? Да или нет? Отвечайте!

Жан Марк нахмурился, глядя на статуэтки. Он взял за колечко фигурку ибиса и покачал ее на весу.

— Какой это бог?

— Возможно, это лишь птица. Например, безделушка или… игрушка.

Жан Марк недоверчиво хмыкнул.

— Игрушка?

— Ну да, — сказала Мадлен. — У египтян были дети. Детям ведь нужно с чем-то играть. — Взгляд ее стал твердым, пронзительным. — Не увиливайте от ответа, Жан Марк. Что вы намерены делать? Попытать счастья со мной или сдаться на милость начальника? Возможно, Бондиле и позволит вам подобрать какие-то крошки со своего стола. У нас не так много времени, если вы хотите, чтобы я переправила наши находки на виллу, не вызывая ничьих подозрений.

Жан Марк прикусил губу.

— Ладно, — сказал он, помолчав. — Я возьму половину, и вы — половину. Так будет справедливо. Я расскажу профессору Бондиле о тайнике, но умолчу о ваших фигурках. Если он что-то продаст или припишет все заслуги себе, у вас все равно останется что предъявить, а я… если вы позволите, присоединюсь к вам.

— Конечно позволю, это ведь вы обнаружили тайник, — гордо вздернув подбородок, заявила Мадлен. — Я могу дать вам письменное обязательство, если желаете.

— Нет! — внезапно встревожился Жан Марк. — Никаких документов. Это слишком опасно. Если наш договор попадет в чьи-то руки, то станет ясно, что мы не доверяем профессору Бондиле, а это бросит тень на его доброе имя.

— Вы заботитесь о его добром имени? — удивилась Мадлен.

— Именно он пригласил меня на раскопки, он дал мне шанс, и я не могу об этом не помнить.

Жан Марк еще раз ощупал каждую статуэтку.

Мадлен покорно махнула рукой.

— Ладно, согласна. Что вы возьмете?

Жан Марк заколебался, не зная, по какому принципу выбирать.

— Возьму то, что понравилось бы Онорин, — решился он наконец и отложил в сторону ибиса, круглый пенальчик, крылатого жука, сидящую женщину с головой льва и быка с диском между рогами. Карлик на корточках, табличка, фигурка Анубиса, бронзовая кошка и человек с головой крокодила достались Мадлен.

— Вот, — шумно выдохнул воздух Жан Марк, — думаю, так будет справедливо.

Мадлен не возражала.

— Я буду вам благодарна, если вы составите для меня описание ваших вещиц и сделаете зарисовки. Я включу их в нашу совместную монографию и сумею обосновать, почему произошло то, что сейчас происходит. Я ведь финансово независимый член экспедиции. Представлю дело так, что это было моим решением, а не вашим, и если позже Бондиле примется донимать вас расспросами, вы сможете все свалить на меня.

— В этом нет необходимости, — пробормотал Жан Марк и увял, представив, что скажет ему Бондиле.

— Нет есть, иначе бы мы не пошли на эту дележку, — возразила Мадлен, вновь поднося ибиса к свету. — Отлично сработано. По-своему хороши все вещицы, но эту отличает особая целостность, вы не находите, а?

— Что вы имеете в виду? — спросил Жан Марк, принимаясь за упаковку своей доли. Он осторожно раскладывал амулетики на носовом платке и заворачивал так, чтобы те не касались друг друга.

Мадлен пожала плечами.

— Мастер, делавший эту фигурку, держал в голове только птицу. — Ее лицо просветлело. — Не важно, Жан Марк. Что перед нами — высокохудожественные творения или просто поделки — не важно. Само их существование — вот что имеет значение. — Она вынула из сумки пакеты и, перед тем как взяться за упаковку, внимательно оглядела каждый из них.

Жан Марк смотрел на свой узелок так, словно в нем было что-то живое.

— Да… это нечто. Вы очень щедры, мадам. Признаться, я… удивлен.

Мадлен, укладывавшая в пакет человечка с головой крокодила, замерла.

— Удивлены? Чем же?

— Никогда бы не подумал, что вы… — Он смущенно примолк. — Вы богаты, молоды, вы красивы. С какой бы, кажется, стати вам хлопотать обо мне? Ведь никаких причин на то нет.

Глаза Мадлен сузились.

— Иными словами, Жан Марк, вы сомневаетесь в моей честности, — с расстановкой сказала она, — и размышляете, не обведут ли вас вокруг пальца.

— Вы обиделись? — Жан Марк сокрушенно вздохнул. — Я ведь совсем не хотел…

Его перебили.

— Тем хуже. Вы даже не отдаете себе отчета в том, что слетает с вашего языка. — Мадлен помолчала. — Еще раз даю вам слово не нарушать нашего настоящего соглашения, что же касается всех деталей, мы обговорим их потом.

— Вы весьма великодушны, мадам. Весьма. — Жан Марк опустил узелок в самый глубокий карман сюртука. — Материалы будут готовы к концу недели, — пообещал он, надеясь на примирение.

— Прекрасно. — Отклик был более чем ледяным.

— Хорошо, — пробормотал Жан Марк, пятясь к выходу и не зная, что бы придумать в свое оправдание. — Хорошо. Рад был служить вам, мадам. — Он ушел, а Мадлен осталась стоять, глядя в пустой дверной проем, освещенный полуденным солнцем.

Письмо Алена Бондиле к Ямуту Омату в Фивы.

«Мой дорогой друг!

Я договорился с университетским начальством об еще одной выплате судье Нумаиру, вдвое превышающей предыдущую, но его аппетиты растут. Не представляю, как это урегулировать и уповаю только на вас. Подскажите, что можно сделать, не ставя никого в неловкое положение.

Кувшинчик, который вам передадут с этим письмом, найден возле одного из недавно обнаруженных сфинксов с бараньими головами. Поверхность его малость повреждена, но в том, что это древняя вещь, нет никаких сомнений. Однако, поскольку я не могу точно определить, к какому веку относится сей сосуд, у меня нет причин включать его в число экспедиционных находок. Буду очень рад, если вы соблаговолите принять этот дар в знак нашей дружбы.

Да, я обдумал все, о чем мы беседовали в прошлую встречу, и понял, что ваши замечания очень точны. Согласен, что мадам де Монталье весьма привлекательная молодая особа, и полностью разделяю ваше недоумение по поводу ее пребывания на раскопках. В то же время я не могу не признать, что она готова щедро платить за возможность работать с нами и до сих пор ведет себя безукоризненно — и как исследователь, и как финансист. Откровенно говоря, я поначалу не был уверен, что она тут задержится, но мадам де Монталье пересидела два наводнения; думаю, пересидит и третье. Я покривил бы душой, если бы не сказал, что и в другом вы правы… Ее присутствие здесь и впрямь вносит в мое душевное состояние некоторый разлад. В ней много достоинств, притягательных для разумного человека, пусть даже женатого, как я, например, но мне дали ясно понять, что мои надежды более чем иллюзорны и что никто не закроет глаз на мое супружество, даже если о нем позабуду я сам. Меня раздражает мысль, что она охотится за этим чертовым немцем, успевая при этом благосклонно кивать толстяку-англичанину, который от этого просто млеет и разве что не пускает слюну.

Короче, подчас я довольно сильно расстраиваюсь, а это мне ни к чему. Нужно как-то переменить существующее положение. Возможно, следует поручить Гиберу тайком за ней последить. Дополнительная информация о мадам, полагаю, поможет мне обставить своих конкурентов; впрочем, один из них практически безобиден (я слышал, как земляки за глаза называют его „толстой плюшкой“). Не думаю, что он стремится к чему-то большему, чем полудетские заигрывания, а это ей вскоре наскучит. Эскулап с его добропорядочными манерами и немецкими взглядами на отношения между полами — вот заноза, какую не вытащишь сразу. Я даже подумываю, не принять ли мне мусульманство, чтобы иметь возможность вступить в еще один брак, ибо, боюсь, на меньшее наша красотка не согласится.

Хочу также сообщить, что с недавнего времени меня интригует наш общий приятель Пэй. Он говорит, что обнаружил кое-то ценное, но где именно, не указывает, утверждая лишь, что раскопки велись в недозволенном месте и что там ничего больше нет. Мальчик вскоре намерен показать мне добычу. Всю, как он говорит, то есть три статуэтки, но я полагаю, что еще одна-две у него припрятаны про запас. Впрочем я на то не в претензии, пусть встает на ноги. Человеку свойственно заботиться о себе.

Ваша благодарность за те вещицы, что я прислал вам, излишне велика. Это мне следует благодарить вас за постоянное и своевременное урегулирование моих трений с властями. Без вашей помощи нас тут связали бы по рукам и ногам, и потому я искренне полагаю, что вы имеете право на равную со мной долю — уж если не в обретении научных регалий, то в каком-то материальном эквиваленте.

Буду рад участвовать в трехдневном празднестве, которое вы намеренье устроить по случаю подъема воды. Думаю, что возможность отвлечься от монотонной работы, наслаждаясь счастьем общения с вами, приведет в восторг и моих коллег.

Что до мадемуазель Омат, то позвольте заверить: ваша дочь делает поразительные успехи. Чем больше она старается, тем лучше ей все дается. И на сегодняшний день, я уверен, вы могли бы представить свою девочку в любом парижском салоне без опаски, что кто-то посмотрит на нее свысока. Мадам де Монталье оказалась превосходной наставницей, хотя я более восхищен ученицей. Можете не волноваться на ее счет.

Не окажете ли вы мне честь, посетив меня послезавтра, ближе к закату? Я буду дома, и мы сумеем без помех обо всем переговорить. Уточним наши планы, а также обсудим, что делать с судьей Нумаиром, вернее, с его настойчивыми стремлениями перейти все границы разумного в наших с ним отношениях.

С искренним уважением,


ГЛАВА 3

Халат был в крови — от воротника до подола, как, впрочем, и рукава, закатанные выше локтей, и словно покрытые ржавчиной руки. Но он не обращал на это внимания. Он стоял, прислонившись к стене, и тупо смотрел в ночное пространство.

— Господин доктор, — позвала Яантье.

— Что? — спросил он отрешенно.

— Я беспокоюсь. Вы чересчур быстро покинули лазарет.

— Он умер, — бесстрастно произнес Фальке.

— Он был тяжело ранен, — сказала Яантье. — Его нельзя было спасти.

— Будь у меня подходящее оборудование, я мог бы справиться.

— У него были сломаны ребра и повреждены легкие, — спокойно продолжила Яантье. — Если бы вы и вытащили его, то все равно ненадолго. В этой стране инвалиды не выживают. — Она помолчала, потом тем же тоном сказала: — Приехала мадам де Монталье.

Фальке отвернулся.

— Она хочет поговорить с вами, — не отступалась голландка. — Я обещала ей вас найти.

— Я не могу сейчас с ней говорить. — Он оглядел свои руки.

— Так ей и сказать? — спросила Яантье.

— Да. Именно так.

Голландка ушла и через минуту передала Мадлен слова доктора, а от себя добавила:

— Смерть землекопа — большой удар для него. В последние пять дней мы потеряли четырнадцать пациентов. Этот случай был самым сложным. — Она кивнула, указывая на двери приемного помещения. — Теперь, когда всем известно, что здесь открыт лазарет, люди идут к нам потоком. Доктор Фальке сбивается с ног. В этом году у нас вдвое больше больных, а помогают ему только я и Эрлинда. — Яантье слегка приосанилась. — Но я не жалуюсь.

— Хотя у вас есть на то все основания, — сказала Мадлен, и взгляд ее сделался жестким. — Как получилось, что он здесь один?

Яантье в раздумье сцепила на животе пухлые пальцы.

— Сюда должны были приехать еще два врача и три медсестры. После того как мы обустроимся. Но одно дело — сказать, что ты будешь там-то и там-то, и совсем другое — сдержать свое слово. Отчеты доктора, посылаемые в Европу, лишили его коллег храбрости. Один испугался заразы, другого не пустила родня. Конечно, куда приятнее сидеть где-нибудь в Тюбингене. — Она развела руками. — Трусы и есть трусы, вот что я вам скажу.

— А что же медсестры? — поинтересовалась Мадлен.

— О них ничего не известно. Ни одна не приехала. — Голландка поморщилась. — Мы пытаемся как-то помочь. Делаем все возможное, но этого мало. И всегда будет мало.

Те же чувства, наверное, испытывал и Сен-Жермен, глядя на несчастных, валяющихся во дворе Дома Жизни, подумала вдруг Мадлен и дотронулась до запястья голландки.

— Велите кому-то из слуг подменить вас, а сами ступайте-ка отдыхать. Вы устали не меньше доктора Фальке.

— Времени нет. — Яантье повернулась, чтобы уйти.

— И никогда не будет. Вы должны научиться выкраивать его для себя, — строго сказала Мадлен и спросила: — Где мне искать доктора?

— В старом саду. — Яантье помрачнела. — Если кому и нужен отдых, то это ему. Он окончательно измотался.

— Может быть, он согласится прогуляться со мной? — предположила Мадлен. — Прогулка ведь тоже отдых.

Яантье склонила голову набок.

— Все лучше, чем прятаться от приличных людей, — решила она и лукаво прищурилась. — Он тоже порядочный человек. И кстати, очень хороший, хотя сейчас и не в духе.

— Догадываюсь, — кивнула Мадлен. — И буду с ним терпелива.

— Вот и прекрасно, — пробормотала довольно голландка. — Я знаю, что вы не захотите его огорчить, и полностью вам доверяю.

— Благодарю, — сказала Мадлен и добавила: — Постарайтесь заботиться о себе не меньше, чем о тех, кто обращается к вам за помощью. Иначе никакой пользы не будет. Ни вам, ни кому-то еще.

— Сначала я управлюсь с двумя ребятишками, — решительно заявила Яантье, — а потом посмотрю. — Она поспешила к дверям, ведущим в приемный покой, на ходу поправляя свою медицинскую шапочку.

Мадлен вошла в сад и тотчас же обнаружила, где скрывается Фальке. К укромной скамейке ее привело не только зрение, способное игнорировать тьму, но и запах подсыхающей крови, смешанный с ароматом жасмина.

— Кто тут? — спросил немец, не оборачиваясь.

— Я, — сказала она и застыла.

— О Господи, — прошептал Фальке. Мука его была так велика, что, несмотря на отчаянные попытки подавить подступавшие к горлу спазмы, он разрыдался.

Она положила руки ему на плечи, прямо на кровавые пятна.

— Фальке…

— Уйдите, уйдите, — прерывисто выдохнул он.

— Нет.

Он яростно выругался.

— Вы не можете всех спасти, — тихо сказала Мадлен. Она провела рукой по его волосам. — Такое никому не под силу.

— Но они приходят ко мне. Они верят в меня. — Фальке дернулся, но безуспешно, ибо хрупкие женские руки, его удерживавшие, словно окаменели.

— А если бы вас тут не было, к кому бы они приходили?

Вопрос повис в воздухе. Мадлен обошла скамейку и села с ним рядом.

— Послушайте, Фальке, — ласково заговорила она. — Вы ведь не ангел, обладающий целительной силой. Ни один человек не является таковым.

Он взглянул на нее, в его синих глазах светилось отчаяние.

— Я врач. Я дал клятву лечить людей.

— Вы и лечите многих… рискуя собственной жизнью. — Голова Мадлен пошла кругом. Она вдруг потеряла нить рассуждений. Ох, сколько на нем крови, — билось в ее мозгу — сколько крови! Сколько на нем крови… пропадающей зря.

Фальке, увидев ее смятение, отшатнулся.

— Не смотрите, — сказал он, закрываясь руками.

— Потеря такого количества крови, — услышала Мадлен собственный голос показавшийся ей чужим, — означает, что ваш пациент был все равно обречен. Жить с опустевшими венами невозможно.

— Да, — с трудом выдавил Фальке. — Все дело в ребрах. Они повредили легкие, и одно из них… проткнуло крупный сосуд. Я не знал… — Фальке прижал руку к губам. — Я не знал, клянусь Богом, что оно проткнуло сосуд. Иначе я не стал бы его вправлять. Понимаете, просто не стал бы!

— Но вы сделали это, — глухо сказала Мадлен. — Вы сдвинули с места ребро, и открылось кровотечение, остановить которое было практически невозможно.

— Да. Да! Кровь была всюду. На столе, на стульях, даже на потолке. А в результате… — Он с трудом сглотнул.

— Фальке, — прошептала Мадлен и обняла его, жадно и крепко.

— Ваше платье…

— Кровь почти высохла, — отмахнулась она. — А если даже и нет, не имеет значения. Поцелуйте меня.

Он припал к ней, он вцепился в нее, как утопающий в брошенный с берега сноп тростника. Поцелуй был жарким, он длился и длился. Мадлен пошевелилась только тогда, когда его объятия ослабели.

— Мне не следовало это делать. — Фальке хотел было отстраниться, но, к своему изумлению, понял, что это не в его власти.

— Отчего же? — спросила Мадлен, целуя его в висок. — Я целый год мечтала об этом.

Он в ужасе уставился на нее.

— Об этом?

— Я не имею в виду кровь и усталость, о нет! — поспешила ответить Мадлен, слегка забавляясь. — Мне, конечно же, больно видеть вас в таком состоянии, но… Как вы думаете, что чувствует, подходя к роднику, человек, горло которого ссохлось от жажды?

— Что? — Фальке смотрел на нее как завороженный. — О чем вы, Мадлен?

Она не могла рассказать ему все. Только не теперь. Когда-нибудь позже.

— Я имею в виду, что слова любви хороши, но мне этого мало. И в поцелуях есть своя острота, но этого недостаточно тоже.

— Мадам…

— Мадлен, — возразила она. — Я хочу осязать вас. Не только пальцами, но и всей кожей.

Фальке, заглянув ей в глаза, сделал последнюю отчаянную попытку отстраниться.

— Я… ничего не могу вам предложить.

— Мне не нужны ни ваше имя, ни ваше состояние, Фальке. Мне нужны вы. — Мадлен помолчала. — Я не распутница и не продажная девка. И не испытываю влечения ни к одному из мужчин. — Это было почти правдой, ибо ее страсть к Сен-Жермену относилась к разряду несбыточных устремлений, а Фальке… Ах, Фальке… Она хотела его.

— Но женщина вашего положения, — запинаясь, завел свое немец, — должна заботиться о своей репутации…

— А кому вы расскажете? — перебила она.

Он опешил.

— Естественно, никому.

— Ни единой живой душе?

— Ни единой.

— Ну, а я и тем более.

Мадлен взяла руки этого большого ребенка в свои и принялась покрывать их поцелуями.

— Ох, — поморщился он. — Мои руки. Они же…

— Мне все равно, — тихо сказала она. — Будь они в грязи, в саже или в чем-то еще, мне все равно. Это ведь ваши руки.

Взгляд фиалковых глаз затуманился, потом посветлел, потом сделался испытующим.

— Неподалеку от вашего дома есть старое, но еще крепкое здание. Гюрзэн говорил, что некогда там отдыхали паломники. Сейчас оно пустует. И может послужить нам приютом.

Фальке вздохнул.

— Паломники где попало не останавливаются. Думаю это место в каком-то смысле освящено. И если мы собираемся… — Он понял, что первым высказал крамольную мысль, и осекся на половине фразы.

— Если мы собираемся стать любовниками, — спокойно договорила Мадлен, — то лучшего места нельзя и желать. Кроме того, — поспешила продолжить она, сообразив, что подобное рассуждение может его покоробить, — в последние годы туда никто не наведывается. Пути паломников, видимо, изменились, тогда как наши вот-вот сойдутся. — Мадлен поднялась со скамьи. — Идемте. Я не могу больше ждать.

Фальке медленно встал и тут же обнял ее, словно боясь пошатнуться.

— Вам не пристало так говорить, а мне не пристало слушать.

— Чепуха, — отмахнулась Мадлен и деловито спросила — Возле конюшни, кажется, есть калитка, которой никто не пользуется? — С виду такая собранная и решительная, она не смела взглянуть ему в глаза, опасаясь прочесть в них отказ.

Он крепко обнял ее за плечи и повел в глубину сада, потом приостановился и чмокнул свою пленницу в лоб.

— Я… немного побаиваюсь.

Мадлен коротко усмехнулась.

— Я тоже, — сказала она.

Фальке нахмурился.

— Нет, я не о том Меня волнует, что будет после. — Не зная, как выразить свою мысль, он попытался отделаться шуткой: — Вдруг ты потом скажешь, что я принудил тебя силой.

— Не скажу, — пообещала она. Взгляд ее прояснился, а на губах заиграла улыбка. — Во-первых, это практически невозможно, а во-вторых на судебном разбирательстве обязательно выяснится, что принудила тебя именно я.

— Ничего подобного, — сказал Фальке и зашагал дальше, наслаждаясь прикосновениями ее бедер.

— Тогда уболтала, — засмеялась Мадлен и вдруг притихла, ощущая, как в ней поднимается страх. Сейчас, конечно, все идет хорошо, но… Что, если он не захочет принять ее целиком? Он ведь наверняка поостерегся бы вступать с ней в интимную связь, если бы знал ее истинную природу.

— Что с тобой? — Фальке уже тянулся к массивной задвижке, укрепленной на металлической створке калитки, но, ощутив что-то неладное, тут же отдернул руку.

Мадлен взглянула ему в глаза, не желая ничего от него скрывать и сознавая, что это, увы, невозможно. Должно пройти какое-то время, а уж тогда…

— Вдруг я совсем не та, что тебе нужна? — серьезно спросила она.

— Не говори ерунды. — Его поцелуй был поцелуем мужчины, который впервые позволил себе не сдерживать свою страсть.

Она задохнулась от радости и тут же себя одернула: «Нельзя показывать, что чувственные позывы тебя будоражат. Он усомнится в тебе, сочтет легкомысленной, так что лучше разыграй изумление или испуг. Возможно, позже вы оба еще посмеетесь над этим притворством. Возможно, когда-нибудь для него не будет иметь значения, какова ты на деле».

Она шла рядом с ним, переполненная восторгом, и все же в душе ее оставалось достаточно места и для привычного одиночества, и для Сен-Жермена, который некогда обронил, что ей при любых романтических обстоятельствах никак не грозит опасность его потерять. Однако Мадлен не была в том уверена, страшась, что любовь к синеглазому немцу отнимет у нее частицу любви к Сен-Жермену. Это было невыносимо, и не важно, насколько сильно волновал ее Фальке и какие чувства он в ней пробуждал.

Сад за стеной, окружавшей бывший приют пилигримов, был маленьким, но его разросшиеся деревья все равно дарили двоим заговорщикам узорчатую лунную тень, в которой они могли без помех обменяться первыми робкими ласками.

У дверей заброшенного строения Фальке резко остановился.

— Ты уверена, что здесь пусто?

— Брат Гюрзэн говорит, что сюда не забредают и нищие. В худшем случае, мы наткнемся на крыс.

— Я не брезглив, — усмехнулся Фальке, потом сказал другим тоном — Ты действительно вознамерилась со мной переспать?

— Да, — кивнула Мадлен.

Он глубоко задумался, потом объявил:

— Это рискованно.

Мадлен поняла, что кавалер пытается выяснить, насколько его дама осведомлена о возможных последствиях предстоящего шага.

— Знаю, — сказала она, сознавая, что они говорят о разных вещах.

— Я… — Фальке махнул рукой и вдруг улыбнулся, отчего в углах его глаз залучились морщинки, а на щеках обозначились ямочки, такие обворожительные в узорчатой лунной тени.

Именно этого знака Мадлен бессознательно и ждала. Его улыбка подобно лавине смела в ней все барьеры, за какими прятались тени прошлого. Лицо ее вспыхнуло, грудь высоко поднялась, фиалковые глаза засияли.

Фальке, ошеломленный этой метаморфозой, вдруг задохнулся, а когда вновь обрел способность дышать, не узнал сам себя. Подобно многим своим соотечественникам, он привык считать, что женщины — это капризные, сумасбродные существа с непомерными аппетитами и необузданными страстями, не способные без надлежащего руководства вести мало-мальски приличную жизнь. С юных лет Фальке старался держать себя с ними в рамках, сознавая, что пользоваться их слабостями для порядочного человека по меньшей мере позорно. Но сейчас все эти представления словно выдуло из его головы, и свободный, раскрепощенный он потянулся к возлюбленной.

— Смотри, это твой последний шанс пойти на попятный.

— Если бы я собиралась уйти, то давно бы ушла, — усмехнулась Мадлен, очень довольная, что именно он ведет ее вглубь помещения, а не она тащит его за собой. — У дальней стены стоят обитые войлоком топчаны. Слишком хлипкие, на мой взгляд, но там же лежат четыре свернутых тюфяка. Что ты предпочитаешь?

Он взглянул на нее с насмешливым любопытством.

— Ты ведешь себя так, словно мы на рынке и должны выбрать дичь.

— Вовсе нет, — рассмеялась она. — Так что же? Тебе подсказать или как?

— Тюфяки практичнее, — сказал Фальке, ощупью продвигаясь вперед. — Два таких мата, положенных рядом, позволят нам… — Он запнулся и покраснел, благословляя спасительный полумрак.

— Я тоже так думаю, — сказала Мадлен, подтаскивая к себе один из рулонов и заодно воздавая хвалу собственной предусмотрительности. Нет, все же не зря она приказала обкурить эту ночлежку, а то неизвестно, что бы полезло из этих стареньких тюфяков. — Если сегодня все пройдет хорошо, то к следующему свиданию мы подготовимся лучше. У нас ведь будут другие свидания, а?

— Помилуй, — запротестовал Фальке. — Стыдно вслух говорить о подобных вещах.

Мадлен бросила скатку на пол.

— Я ничего не стыжусь. Не стыжусь смотреть на тебя и ласкать тебя взглядом. Не стыжусь тебе себя предлагать. В моих чувствах к тебе ничего не изменится, если только ты не станешь вести себя со мной как с какой-нибудь шлюхой. — Или как с шлюхой, восставшей из мертвых, что еще хуже, добавила она про себя. Вторая скатка плюхнулась рядом с первой. — Помоги мне разрезать веревки.

Фальке обиженно задрал полу хирургического халата и достал из кармашка жилета небольшой перочинный нож.

— Подойдет?

— Реши это сам. — Мадлен вдруг почувствовала, что вся эта возня жутко ей надоела. — И поцелуй меня. Немедленно. Прямо сейчас.

Фальке, едва успевший перерезать веревки, передернул плечами.

— Поцеловать?

— Да. Я ведь не овца, которую притащили на случку. Я женщина и хочу получить от тебя нечто большее, чем несколько торопливых движений. — Она намеренно подбирала самые грубые и язвительные слова. — Или ты думаешь, что я стану твоей покорной подстилкой?

— Я?!! — взревел Фальке. Недоумение в его глазах сменилось бешеной яростью. Он отшвырнул в сторону нож и набросился на Мадлен.

Они как безумные срывали друг с друга одежду, стремясь поскорее добраться до того, что скрывалось под ней. В их действиях не было слаженности, ибо страсть каждого все возрастала, а телам их, словно двум вибрирующим магнитам, лишь мешали совпасть, чтобы тут же расплавиться, беспорядочные движения рук.

Насыщение наступило внезапно. Они замерли, обессиленные, потрясенные, словно два моряка, выброшенные штормом на сушу. Его лицо было погружено в спутанную гриву блестящих волос, губы женщины припали к мужской шее.

Несколько позже, когда луна полностью осветила огромный храм на западном берегу Нила, Фальке очнулся от забытья, привстал на локте и убрал темные волнистые пряди с лица той, что лежала с ним рядом.

— Мадлен!

— Что? — отозвалась она, поворачиваясь, чтобы поцеловать его руку.

— Ну и кто я теперь? — спросил он в смятении.

Мадлен улыбнулась и хотела ответить шуткой, но синие глаза были серьезны.

— Эгидиус Максимилиан Фальке, врач. Отважный ученый и сильный мужчина.

— Твой соблазнитель. Вот кто я есть. — Он уставился на потолок, впервые заметив, что тот является всего лишь изнанкой вороха пальмовых веток, заменявшего хижине крышу. — Что касается остального… не знаю.

— Тише. — Она придвинулась ближе, оплетя его ноги своими и положив голову ему на плечо.

Он тоже обнял ее и повторил свой вопрос. Очень спокойно, не ожидая ответа.

— Итак, что же ты со мной сделала, Мадлен де Монталье?

Письмо Клода Мишеля Ивера, посланное из Вены Жану Марку Пэю в Фивы.

«Уважаемый Жан Марк Пэй! Не знаю, получите ли вы это письмо до половодья, но я договорился, чтобы его отправили с самым быстрым из покидающих Венецию кораблей.

Во-первых, позвольте сообщить, что я почти восстановил силы, чего не произошло бы столь быстро без благотворного вмешательства в оздоровительные процессы, идущие в моем организме, дальнего родича мадам де Монталье. Плюс к тому господин Сен-Жермен был так добр, что полностью предоставил в мое распоряжение великолепно вышколенного слугу, что также очень мне помогает. Судя по обхождению и манерам, этот удивительный человек должен был в свое время приложить немало усилий, чтобы избежать гильотины. С той же проблемой, по-моему, столкнулась бы и мадам де Монталье, будь она лет на тридцать постарше. Эта женщина сама по себе очень незаурядна, а в ее родиче сразу угадывается гордый изгнанник, скиталец. Глядя на него, я почему-то вспоминаю одного отлученною от церкви священника, которого некогда знал. Это ассоциации, а господин Сен-Жермен очень скупо говорит о своем прошлом. Однако он проявляет неподдельное любопытство к нашим раскопкам и заверяет, что в случае денежных затруднений, готов финансировать экспедицию вплоть до тех пор, пока мадам де Монталье не сочтет нужным покинуть ее состав.

Признаться, это меня удивляет, а впрочем, родственные связи сильны. К тому же господин Сен-Жермен и сам провел какое-то время в Египте. Я порасспрашивал его в этой связи и должен сказать, что он действительно обладает кое-какими знаниями, хотя теории его довольно-таки смехотворны. По его словам, например, египетский пантеон населен таким множеством разнообразных богов, что число их любому сведущему человеку покажется непомерным. И все же он богат, как-то разбирается в египетской старине и может нам всем сослужить добрую службу.

Раз уж речь зашла о Египте, хочу сообщить еще одну вещь, которая вам, боюсь, не понравится. И все же лучше узнать об этом раньше и от кого-то, чем позже и самому. Я тут на вынужденном досуге успел ознакомиться с тремя последними монографиями Бондиле и не нашел в них ни одного упоминания о заслугах других участников экспедиции. Он просто поименно перечислил ее состав (этого нельзя было не сделать!), но никого не удостоил даже коротенькой похвалы, хотя обещал воздавать нам должное, когда рассылал приглашения. Я сознаю, что это повсеместная практика и что вряд ли мы встретим сочувствие в высших университетских кругах, если вздумаем опрокинуть эту традицию. Более того, меня предупредили, что подобное выступление может вызвать обратный эффект, настроив против нас многих маститых исследователей старины.

Поэтому я не стану вам это предлагать, однако, по моему мнению, в конкретном случае с Бондиле можно, пока не ушло время, чего-то добиться. Вы, опираясь на факты, черновые наброски и личные дневники, легко сумеете доказать, что он присваивает чужие, в том числе и ваши, труды, чем упрочите свою репутацию, облегчите совесть и восстановите справедливость. Только браться за это надо сейчас, до завершения экспедиции, иначе замысел не сработает. Хотите, я вышлю вам монографии Бондиле или попрошу месье Сен-Жермена переправить их в Фивы, если вы почему-либо предпочтете не привлекать к этому делу меня.

Я, скорее всего, пробуду в Вене еще три месяца. Доктор, который меня ведет, доволен моим состоянием, но не советует мне „форсировать процесс исцеления“.

Как странно все-таки ограничивать себя даже в малостях и то и дело щупать свой пульс, когда ты совсем недавно мог днями и практически без какого-либо ущерба переносить египетский зной. Жду не дождусь того часа, когда мне разрешат вернуться к работе.

Правда, по возвращении в Париж меня ждут проблемы. Первая — деньги, вторая — жилье. Мои финансовые перспективы туманны, что навевает уныние, но я с ним борюсь. Как только все образуется, я тотчас пришлю вам свой адрес. Надеюсь, вы и впредь будете сообщать мне о том, что делается в экспедиции, и о своих новых находках. Не столько для того, чтобы удовлетворить мое любопытство, сколько для дополнительной регистрации всех ваших достижений.

Если случайно у мадам де Монталье найдутся лишние, пусть даже черновые, копии каких-либо текстов, я с большим удовольствием взглянул бы на них. Иероглифы — мой конек, а она, как я помню, занималась одним весьма многообещающим фризом. Спросите, нет ли у нее возможности перекопировать с него что-то и для меня. Конечно, это огромный труд, но я тогда смог бы тоже способствовать успеху нашего общего дела, до которого, как мы с вами знаем, и она сама не своя.

Кстати, ее загадочный родственник тоже проявляет немалый интерес к древним текстам, хотя трактует их не очень-то верно. Его, к сожалению, подводит нехватка образования, но одаренность, несомненно, видна.

Время вынужденного безделья дарит мне лишь одно удовольствие: запойное чтение. Концерты, с театрами пока что не про меня, но книги… от них занимается дух! Я копаюсь в них, как в сокровищнице какого-нибудь шейха, а иногда мне что-то подбрасывают, и господин Сен-Жермен принимает в этом участие активнее других. Пушкинского „Бориса Годунова“ я взялся читать с его легкой руки и совершенно очарован этим произведением, хотя мое знание русского не позволяет мне все досконально понять. Другая изумительная работа — трактат Никола Карно „Размышления о движущей силе огня“. Но этот труд не осилить без предварительной подготовки. Через какое-то время я его обязательно перечту.

Я уже написал профессору Бондиле, что иду на поправку, но не упомянул о возмущении, какое вызвали у меня его монографии, на тот случай, если вам понадобится моя помощь. Атака должна быть внезапной и быстрой, а потому до времени противника лучше не злить. Помните, Пэй, я — ваш сторонник и в любой ситуации вас поддержу.

Мои молитвы и мысли с вами.

Искренне ваш,


ГЛАВА 4

Позади роскошной виллы Ямута Омата раскинулись три обнесенных стенами сада. В одном из них обитали жены этого оборотистого дельца, остальными двумя восторгались прибывшие на прием европейцы.

— Здесь чудесно, не правда ли? — с томными нотками в голосе проговорил Бондиле, указывая своей спутнице на ряды идеально подстриженных роз, от которых шел густой аромат.

— Да, — кивнула Мадлен, стараясь держать дистанцию.

— Далеко не каждому европейцу дано видеть такое, — продолжал Бондиле. — Сад мусульманина — продолжение его личных покоев. — Он ступил на тропу, выложенную цветным камнем. — Странно видеть огромные статуи среди руин и барельефы на стенах развалин, в то время как на вилле у нашего друга нет ни одной скульптуры или картины. Что ж, наверное, в этом есть свой резон.

— Местное население исповедует мусульманство, — заметила Мадлен вскользь.

— Ваша правда, мадам, ваша правда. — Бондиле рассмеялся, словно услышал нечто оригинальное и еще крепче сжал ее локоть. — Это удача, что древние египтяне уважали большие масштабы, иначе правоверные не оставили бы от их памятников камня на камне. Религиозным фанатикам свойственно уничтожать все, что идет вразрез с их культовыми традициями.

— Вполне возможно, — сказала Мадлен. — Насколько я знаю, в истории таких примеров полно. — Она огляделась в надежде увидеть кого-нибудь из гостей, но, к своему неудовольствию, обнаружила, что вокруг, кроме них двоих, никого нет. — Профессор, нас могут хватиться.

— О, — заулыбался Бондиле. — Ну кто нас может хватиться? Все веселятся. Кто знает, что мы ушли? А если кто-то и обратит внимание на наше отсутствие, то, безусловно, решит, что нам захотелось побеседовать без посторонних.

— Так вот что вы задумали? Побеседовать без посторонних? — Мадлен представила, как он взвоет, если его пнуть в лодыжку.

— Естественно. — Бондиле хищно осклабился, подводя спутницу к каменной широкой скамье. — Вот мы и пришли. Присядем, вам здесь понравится.

— Я предпочла бы вернуться обратно, — возразила Мадлен.

— Не беспокойтесь. — Он слегка подтолкнул ее, и ей волей-неволей пришлось сесть. — Вот так, не упрямьтесь. Никто ничего не узнает.

— Тут нечего узнавать. Я не сторонница тайных свиданий. — Голос Мадлен звучал ровно, но она начинала тревожиться.

— А что, скажите, тут тайного? Мы в саду, где полно народу, и сейчас день, а не ночь. — Он сел рядом. — Мадлен, вы должны сознавать, что я питаю к вам глубочайшее уважение.

— Как и к своей супруге? — резко спросила она. — Не глупите, профессор.

— Просто Ален, Мадлен.

— Не помню, чтобы я разрешила вам обращаться ко мне по имени, мэтр Бондиле. — Мадлен отодвинулась, насколько позволяла скамейка.

— После трех лет совместной работы это вполне естественно. — Его взгляд скользнул по ее лицу, потом опустился ниже — на грудь. — Мы все тут свои.

Мадлен встала.

— Мэтр Бондиле, — решительно заявила она, — Немедленно проводите меня к дому. Думаю, мне не пристало здесь находиться, как, впрочем, и вам. Или вы уже не разбираете, что прилично, что — нет?

Бондиле помрачнел.

— А прилично ли бегать на тайные встречи с соседом? — Он внезапно вскочил, в его тоне сквозила угроза. — С этим немцем? Вас что, привлекают врачи?

Мадлен надменно вскинула подбородок, хотя в душе обмерла.

— Откуда вы взяли, что я с ним встречаюсь?

Бондиле засмеялся.

— Гибер вас выследил. По моему приказу. Он в курсе всех ваших дел.

Она растерялась, но виду не подавала.

— В таком случае он рассказывает вам небылицы.

Бондиле шагнул к ней, его улыбка превратилась в гримасу.

— Невозможно. — Он схватил ее за плечи. — Вы дважды встречались в заброшенном доме, что находится между его виллой и вашей. И, валяясь на тюфяках, занимались тем, о чем порядочный человек не посмеет даже обмолвиться. Что скажете, а?

Мадлен содрогнулась, кляня свою слабость.

— Скажу, что Гибер все выдумал. — Она взглянула ему прямо в глаза. — Я не обязана вам ничего объяснять, профессор. Экспедиции я не стою ни су. И как я себя веду, совершенно вас не касается.

Бондиле ехидно скривился.

— Касается, дорогая. Вы здесь только потому, что я вас терплю. Стоит мне захотеть — и вам откажут в виде на жительство в Фивах. Стоит мигнуть — и рыночные торговцы перестанут отпускать вашим слугам продукты, а посредника, что возит вашу почту в Каир, не возьмут ни на один корабль. Или вы думаете, что я не в силах все это осуществить?

— Я думаю, это под силу каждому, у кого есть средства на взятки, — презрительно уронила Мадлен. — Ладно, раз уж вы опустились до такой низости, как шантаж, я, так и быть, предоставлю вам некоторые объяснения, хотя и делаю это против своей воли, подчиняясь насилию. Надеюсь, вам это понятно?

Бондиле вспыхнул, изменившись в лице, но глаза его алчно блеснули.

— Выкладывайте.

Она попыталась отпрянуть, но он ее не отпустил.

— Да, я действительно изредка вижусь с доктором Фальке. Он замечательный собеседник, но у него на вилле больные, нуждающиеся в абсолютном покое, у меня — брат Гюрзэн, бдениям и молитвам которого я тоже мешать не хочу. Где же нам видеться? Мы нашли компромисс, устраивающий обоих, и пользуемся старой хижиной, когда нам нужно поговорить.

— По ночам? — Он крепче сжал ее плечи.

— Нет. Или вечером, правда поздним, или ранним утром, потому что днем у каждого из нас много работы. Уточните у Гибера, если он и впрямь за нами следит. — Мадлен порадовалась в душе, что в последнюю встречу они с Фальке ограничились всего несколькими торопливыми поцелуями. Это давало шанс убедить наглеца в том, что она говорит ему правду. Вряд ли Гибер видел подробности — в хижине очень темно.

— Следит-следит, не сомневайтесь, и будет следить и впредь. — Бондиле вновь улыбнулся, но на этот раз в его улыбке не было ни намека на пусть даже и фальшивую теплоту.

— Разумно ли с вашей стороны говорить мне такое? — спросила Мадлен, уже успокоившись и хладнокровно прикидывая, отвесить мэтру пощечину или нет. — Разве тех, за кем пускают шпионов, предупреждают о слежке? — Да он просто пьян, подумала вдруг она.

Бондиле ухмыльнулся.

— А я, может быть, хочу, чтобы вы знали. Хочу, чтобы вы думали о том ежечасно, ежесекундно и понимали, что вы полностью в моей власти и что, если вам взбредет в голову мне в чем-то противиться, я тут же преподам вам хороший урок. — Он вдруг подался вперед и попытался ощупать ее грудь сквозь корсаж. — Боже, как давно у меня не было европеек!

— А египтянок? — поинтересовалась Мадлен, отступая. — Оставьте меня, вы пьяны! — Она все пятилась, отчетливо понимая, что к нему нельзя поворачиваться спиной. — Если попытаетесь силой навязать мне свои мерзкие ласки, будьте уверены, я заставлю вас о том пожалеть.

Бондиле рассмеялся.

— Каким образом? — Он сделал паузу и, не дождавшись ответа, продолжил: — Как часто мы оставались с вами наедине? Десятки раз, не так ли? Какой мужчина втайне не думает, что мы с вами достигли полного взаимопонимания? Если я заявлю, что вы моя любовница, кто это опротестует?

— Я, — ответила Мадлен недрогнувшим голосом, хотя в душе ее разверзлась сосущая пустота.

— Да кто вам поверит? Вы скомпрометированы уже тем, что находитесь здесь. — Бондиле шутовски поклонился. — Полноте, дорогая. Подумайте хорошенько. Если я расскажу остальным о небольшой… интрижке… что бы на деле там ни было… между вами и доктором Фальке, то как вашей, так и его репутации будет нанесен непоправимый ущерб. Но этого может и не случиться. Если вы прекратите с ним хороводиться и обратите внимание на…

Взрыв аплодисментов, донесшийся с виллы, заглушил конец его фразы.

— Где я бываю и с кем, касается только меня, — произнесла Мадлен, гневно сверкая глазами. — У вас нет права…

— Это моя экспедиция! Я отвечаю за все, что в ней творится. И за всех своих подопечных, а в особенной мере — за вас. В мусульманском мире женщинам не разрешается вольничать. Местным властям в отличие от меня вовсе не нравятся европейки. Ваш приезд изначально поверг чиновников в шок. Повторяю: вам необходима защита. Стоит мне намекнуть, что из-за вас возникают проблемы, и разрешение, выданное вам на работу в Египте, незамедлительно аннулируют, а восстановить его уже не удастся. — Бондиле вновь улыбнулся и сделал шаг вперед.

— Это еще не факт, — возразила Мадлен, по-прежнему пятясь. — Предупреждаю, я сейчас закричу.

— И чего вы добьетесь? — Бондиле насмешливо поднял брови. — Кто поверит, что я попытался взять силой то, что доступно и так?

— Мадемуазель Омат, например. Вы ведь ведете дела с ее отцом. Ему вряд ли понравится скандал в его доме. — Она ощутила, что подол ее платья зацепился за куст, резко дернулась и поморщилась, услышав, треск ткани. — Я ухожу, профессор, и если вы попробуете меня удержать, вас ждут крупные неприятности, обещаю.

— Ах, испугали! — хохотнул Бондиле, не трогаясь, впрочем, с места. — Вы не очень-то дальновидны, мадам, но… я вас прощаю. У вас ведь не было времени оценить ситуацию. Остыньте, обдумайте свое положение, а через несколько дней мы с вами вернемся к этому разговору. Вы не глупы и должны понять выгоды, какие сулит вам небольшой компромисс, могущий сделать ваше пребывание здесь весьма и весьма приятным.

— Компромисс между вами и мной невозможен, — заявила Мадлен и, повернувшись на каблуках, зашагала прочь, оставив профессора в одиночестве.

Дрожа от ярости, она чуть не бежала, словно земля, заполнявшая подошвы ее туфелек, обжигала ей пятки. Наглец Бондиле не знал, чем рискует: еще миг — и она придушила бы его… И тем обратила бы в прах все чаяния своей жизни. «Нет, ты поступила правильно, не тронув этого самовлюбленного щеголя, — говорил ей внутренний голос. — Когда-нибудь он получит свое, когда-нибудь, но… не сейчас. Сейчас следует поскорее увидеться с Фальке и…» Мадлен застонала. Именно это сейчас делать было нельзя. Иначе в руках шантажиста появится еще один козырь. Нет-нет, о встречах с Фальке придется на время забыть. Поднимаясь по ступеням, ведущим к верхнему саду, Мадлен настолько ушла в свои мысли, что вздрогнула, когда кто-то окликнул ее.

— Мадам де Монталье, — произнес Фердинанд Троубридж, неспешно выходя из-за чаши фонтана.

— Мистер Троубридж, — улыбнулась она, радуясь, что наткнулась на толстяка-англичанина, а не на кого-нибудь из его чопорных и скучных друзей.

Он подошел к Мадлен и с удивительной для его комплекции грацией поцеловал ей руку.

— Я краем уха слышал, как этот тип, ваш профессор, уговаривал вас спуститься сюда.

— Вот как? — сказала Мадлен, стараясь подавить приступ нервного смеха. «Боже! — подумалось ей. — Неужели же вся эта компания сговорилась шпионить за мной?» — Он хотел кое-что обсудить.

— Это меня не касается, — с деланным безразличием произнес Троубридж, — но позвольте мне обратить ваше внимание на то, что у вас разорван корсаж.

Она потрясенно опустила глаза и впервые в жизни обрадовалась тому, что не может расплакаться.

— Боже мой! — вырвалось у нее.

— Я так и думал, что вы не в курсе, — продолжал Троубридж ровно и безмятежно, словно говорил о погоде. — И потому взял на себя смелость указать вам на это, пока вы не вошли в дом. Вряд ли стоит показываться кому-то в таком виде.

— Да, конечно, — кивнула Мадлен, не представляя, что ей теперь делать. — Даже не знаю, удастся ли мне незаметно уйти.

Троубридж сочувственно покивал.

— Не хочу показаться назойливым, мадам, но, кажется, я бы мог вам помочь. Я подскажу, как выйти из положения, если вы, конечно, не против. — Он взглянул на нее с лукавой улыбкой, но тут же вновь изобразил равнодушие. — Как вам понравится, если мы приколем к прорехе веточку плетистой розы? Совсем крошечную, сами увидите, но этого будет достаточно. Получится, будто вы случайно зацепились за одну из плетей этого восхитительного растения, когда пытались высвободить подол юбки, тоже угодившей в колючий плен. Какая жалость. Такое чудесное платье, мадам.

Ужас, сковавший Мадлен, в один миг улетучился.

— Троубридж, вы галантнейший кавалер. Я, должно быть, совсем потеряла рассудок, допустив такую оплошность. Вы мой спаситель.

Юноша побагровел до корней волос.

— Пустое, мадам.

— Я теперь вечная ваша должница, — продолжала она, испытывая невероятное облегчение. — Троубридж, да вы… Вы просто герой.

— Ничего подобного, — возразил Троубридж. — Никакого геройства тут нет. Я просто счастлив быть вам полезным, любой был бы счастлив. — Он снова поцеловал ей руку. — Идемте, я раздобуду то, что нам нужно.

Мадлен позволила юноше отвести себя к укромной нише в стене, где осталась ждать, продолжая в мыслях оценивать свое положение. Взвесив все «за» и «против», она все же решила навестить доктора Фальке, но с оглядкой и далеко за полночь, когда прислуга уснет.

— Вот и я. — Это вернулся Троубридж, раскрасневшийся и слегка задохнувшийся. В руке он держал трофей — колючую зеленую веточку. — Если соизволите приколоть ее там, где ткань разошлась…

— Конечно, — кивнула Мадлен. — Вот так… и еще так. — Занявшись делом, она почувствовала себя много увереннее, чем секунду назад.

Вонзив в ткань шипы, Мадлен чуть поддернула веточку, чтобы расширить разрыв.

— Отлично вышло, — довольно сказала она.

— Весьма натурально, — подтвердил Троубридж. — Я не подглядывал за вами, мадам, клянусь всеми святыми, — добавил он изменившимся голосом, — но кое-что все-таки слышал. Невольно… ведь он говорил очень громко, словно бы даже и не опасаясь огласки.

— Видимо, да, — сказала Мадлен, жалея, что не выцарапала негодяю глаза.

— Не беспокойтесь, мадам. Ему не удастся вас опорочить. Я, например, никогда не поверил бы в вашу с ним связь. Несмотря на все его уверения. — Троубридж помолчал. — Немецкий врач… дело иное. Я знаю, вы его любите. Это можно понять.

Мадлен уставилась на англичанина.

— Вы, похоже… более наблюдательны, чем я полагала, — гневно пробормотала она и спохватилась: — Простите, я не хотела обидеть вас.

— Пустяки, мадам, я ничуть не обижен. А вы — сама осторожность. Просто в вашем взгляде на него иногда появляется нечто, чего вы не дарите более никому, включая меня. — Троубридж поднял руку, призывая ее к молчанию. — А еще у вас есть человек, с которым вы переписываетесь и который когда-то жил в этих краях. Вы говорили о нем Уилкинсону, если припоминаете. Однако мне все это не важно. Я не надеюсь ни на что, кроме дружбы. Но не хочу, чтобы на вас возводили напраслину всякие хамы, подобные Бондиле. Что же касается моих предположений относительно немецкого доктора, то я оставлю их при себе, а также не стану ни с кем обсуждать сегодняшнее происшествие без вашего на то позволения. — Его глаза внезапно заблестели. — Как славно, что у нас с вами появился общий секрет.

— Да уж, — усмехнулась Мадлен, невольно попадая под обаяние собеседника.

— Можете на меня положиться, мадам. — Троубридж лукаво прищурился. — Вы сумеете изобразить хромоту? Чтобы придать убедительность нашей легенде. — Он подмигнул ей и покачался на каблуках. — А знаете, даже интересно, что из этого выйдет. Если мы как следует сыграем свои роли, любое заявление Бондиле покажется смехотворным.

— Мы? — спросила Мадлен, заражаясь настроением юноши. — Вы собираетесь в этом участвовать?

— Именно так, мадам, именно так. Я в глазах всех человек для вас посторонний. Какой мне интерес лгать? Я нашел вас на скамейке, где вы приходили в себя, после того как оступились и разорвали платье, выдираясь из коварных колючек. Нам понадобилось какое-то время, чтобы доковылять до виллы. Там мы нижайше попросим или, наоборот, надменно потребуем наложить вам на лодыжку холодный компресс и протереть душистым маслом царапины… А может быть, вы вообще предпочтете откланяться, чтобы не портить никому настроение своим удрученным видом. Какому мужчине добавит чести болтовня о своих успехах у женщины, находящейся в таком беспомощном положении, а?

— Наверное, вы правы, — изумленно щурясь, согласилась Мадлен.

— Таким образом можно смело предположить, что слова Бондиле подвергнут сомнению, а нам поверят, чего мы и добиваемся. — Троубридж поклонился и выставил руку. — Соблаговолите на меня опереться, мадам. Попробуем все же подняться по этим ужасным ступеням. Какое несчастье, что вы подвернули лодыжку.

Мадлен удивленно покачала головой.

— Фантазия у вас просто бурная.

— Не заблуждайтесь, мадам. В моей голове нет ничего, кроме латыни и греческого, затверженных с детства. Я не мастак выкидывать номера. Что же касается теперешнего случая, то в нем виновны неверный шаг и коварство плетистых роз. — Он ободряюще похлопал по ручке, улегшейся на его локоть. — Позвольте отвлечь вас от прискорбного происшествия, может быть, неуместным, но уже довольно давно занимающим мои мысли вопросом. Как вам удалось, несмотря на свою молодость, обзавестись багажом знаний, достаточным чтобы заниматься научными изысканиями наравне с маститыми исследователями старины?

Мадлен потупилась, старательно припадая на правую ногу.

— Я не так молода, как вы полагаете, Троубридж. Просто в нашем роду все старятся очень медленно и выглядят много моложе своих лет.

Англичанин удовлетворенно кивнул.

— Я так и думал. — Он ступил на террасу и обернулся, чтобы помочь своей спутнице сделать то же. — Осторожней, мадам, последняя ступенька выше, чем остальные, и, видимо, служит своего рода ловушкой для ночных незваных гостей.

— Возможно, — кивнула Мадлен, продолжая прихрамывать. — Надеюсь, я не слишком злоупотреблю гостеприимством месье Омата, если попрошу его приказать своим слугам положить мне на ногу лед? Я чувствую себя несколько…

— По-дурацки, — подсказал Троубридж с сочувственным хохотком.

— Вот-вот, именно, по-дурацки, — откликнулась Мадлен и громко охнула, наступив на «больную» ногу, ибо заметила в дверях чью-то тень.

— Господи! — воскликнул Жан Марк, бросаясь к парочке заговорщиков. — Что с вами случилось, мадам?

— И вы еще спрашиваете? — сурово поинтересовался Троубридж. — Я потрясен французской беспечностью. В Англии, например, не принято оставлять даму одну.

— Одну? — повторил недоуменно Жан Марк.

Мадлен бросила на Троубриджа довольно неласковый взгляд и поспешила объяснить все сама.

— Это моя оплошность — и только. Никто тут не виноват. Будь я повнимательнее… — Она удрученно вздохнула. — В общем, я прогуливалась по розарию. Профессор Бондиле посоветовал мне осмотреть его, но сам там задерживаться не стал. Любуясь цветами, я не глядела особенно под ноги и зацепилась юбкой за ветку плетистой розы. — Мадлен шевельнула подолом, показывая разрыв. — А когда попыталась освободиться, то оступилась, подвернула ногу и вконец испортила платье, повредив и корсаж.

— Великий Боже! — сокрушенно воскликнул француз. — Так вы, значит, были одна?

— Да, — сказала Мадлен, изо всех сил стараясь скрыть нараставшую в ней тревогу. — И если бы не мистер Троубридж, который случайно на меня натолкнулся, я, по всей вероятности, все еще так и сидела бы на садовой скамье.

— Да-да, это счастье, что я там оказался, — подхватил Троубридж, расплываясь в сладчайшей улыбке. — А все моя любовь к цветникам и садам. Я вбил себе в голову перенять местный стиль устройства розариев, вот и кружил по саду, вникая в детали. Знаете, как это бывает? — Он с нарочитой веселостью взмахнул свободной рукой.

— Цветы меня мало интересуют, — заявил Жан Марк, придвигаясь к Мадлен. — Мадам, как вы себя чувствуете? Сильно ушиблись?

— Я подвернула ногу, и только. Пустяковая травма, смехотворное происшествие. — Мадлен повернулась к Троубриджу: — Благодарю вас за помощь.

Троубридж вновь закраснелся.

— Боже мой, за что тут благодарить. Ах, мадам, я всегда к вашим услугам, поверьте! — Он попробовал поклониться, но лишь клюнул носом и, спохватившись, снял ее руку со своего локтя. — Простите, мадам, однако я чувствую своим долгом известить о случившемся господина Омата. — Толстяк проворно ретировался, едва не сбив с ног пошатнувшуюся Мадлен, которой, имитируя внезапную слабость, пришлось прислониться к стене.

— Вылитый Дон Кихот, — сказал Жан Марк, усмехнувшись. — Или, скорее, Санчо Панса.

Мадлен покачала головой.

— Не смейтесь над ним. Троубридж — славный малый. Пусть он не красавец, зато у него доброе сердце, а доброта долговечней, чем красота. — Собственная сентенция усугубила растущую в ней неловкость. — Боже, как это глупо, — вздохнула она, негодуя уже на себя.

— И не похоже на вас, — неуверенно произнес Жан Марк.

— Да, наверное. Просто я думала в тот момент не о розах.

— Меня удивляет, что профессор решился оставить вас в одиночестве. — Жан Марк прищурился. — Как это вышло?

— В саду никого больше не было, и он счел нужным уйти. Чтобы не вызывать кривотолков, — пояснила Мадлен.

— Да, это понятно, — кивнул Жан Марк. — И все же, если бы он не ушел, с вами бы ничего не случилось. — Он кашлянул, уставясь на собственные ботинки. — Вы сами его отослали, мадам?

Мадлен внутренне напряглась.

— В любом случае я не смогла бы ответить на этот вопрос. Надеюсь, вы понимаете? И призадумайтесь, с какой такой стати мне бы его отсылать?

Жан Марк облегченно выпустил воздух. Похоже, красавца-профессора опять щелкнули по носу.

— Да, я понимаю, да. — Он улыбнулся. — Вы очень благоразумны, мадам. Я это знал и раньше, а сейчас убедился еще раз.

— Вы очень любезны, — сухо сказала Мадлен.

В дверях появился Троубридж.

— К нам спешит мисс Омат, — сообщил он.

Жан Марк не повел и ухом.

— Аристократы, — заметил он, словно бы продолжая прерванный разговор, — всех пытаются убедить, что они самые приятные люди на свете. Но так это или не так на деле — кто знает? Однако, наверное, неплохо жить с детства в уверенности, что именно ты являешься пупом земли.

— Послушайте, — вежливо проговорил Троубридж, хотя на скулах его заиграл гневный румянец, — вы перегибаете палку. Так с дамами не разговаривают.

— А кто вам сказал, что мои слова адресованы даме? — вкрадчиво осведомился Жан Марк. — Мадам, вас, надеюсь, ничем не задели мои отвлеченные рассуждения? — Он вновь повернулся к англичанину, но тут на террасу выбежала Рида Омат в очень милом французском платье с узким, отделанным лентами лифом. Она замерла, окидывая Мадлен встревоженным взглядом.

— Вы сильно ушиблись, мадам?

— Если не считать пары мелких царапин, пострадали только моя лодыжка и самолюбие, — улыбнулась Мадлен. — Однако благодарю за заботу.

— Мистер Троубридж сказал, что вы зацепились за розовый куст. — Девушка нервно хихикнула.

— Так и было, причем дважды, — сказала Мадлен, указывая на повреждения в своем туалете. — Ваш отец пригласил к себе в гости растяпу.

— Боже мой, — сказала Рида Омат, смущенно озираясь по сторонам. — Боюсь, мадам, я почти ничем не могу вам помочь. Мне нельзя провести вас на женскую половину. Но я кликну слуг, и они, безусловно, сделают все, что сумеют. Ваша нога… она очень болит?

— Нет, — сказала Мадлен. — Только ноет. Пожалуй, мне сейчас лучше уехать к себе, там моя горничная ею займется. Только не думайте, пожалуйста, что я пренебрегаю вашей помощью, — это не так.

— Я понимаю, — заверила Рида и хотела добавить еще что-то, но тут на террасе появился сам устроитель праздника.

— Что с вами, мадам де Монталье? Я потрясен и не нахожу себе оправданий. — Манеры Омата были, как и всегда, безукоризненны, но у Мадлен по спине проскользнул холодок.

— Пустяки, совершенные пустяки. — Она покосилась на Троубриджа, потом на Пэя. — Будьте добры, распорядитесь, чтобы подготовили мой экипаж, но без излишней спешки и суматохи. Я и так уже обеспокоила всех, и мне право же очень неловко.

— Пусть подадут карету мадам, — распорядился Ямут Омат, обращаясь к слугам. — И поживее.

— Я провожу вас до вашей виллы, мадам, — вызвался Троубридж. — Так всем нам будет спокойнее. — Он посмотрел на хозяина дома. — С вашего позволения, я тут же вернусь, как только пойму, что с мадам де Монталье все в порядке.

— Вы своего не упустите, — съязвил, передернув плечами, Жан Марк.

— Кто виноват, что мне первому пришла в голову эта мысль? — добродушно подмигивая, спросил Троубридж. — И кто вам мешает впредь быть расторопней? — Он отвесил французу ироничный поклон.

Рида, с большим интересом наблюдавшая за пикировкой, повернулась к Мадлен.

— Это так романтично, вы не находите, а? — вполголоса спросила она.

— Вообще-то, не нахожу, — пробормотала Мадлен, ощущая гнет внезапной усталости. И тут же добавила, заметив, как девушка сникла: — При других обстоятельствах, вероятно, я отнеслась бы ко многому по-иному. Но пережитый шок не позволяет мне думать о чем-то еще. — Она наклонила голову. — Вы очень ко мне добры. Я благодарна и вам, и вашему отцу за сочувствие и заботу.

Ямут Омат, говоривший со слугами, жестом их отпустил, а затем галантно поцеловал гостье руку.

— Я чрезвычайно огорчен происшедшим. Надеюсь, мадам, вы не затаите обиды и не станете считать мое скромное обиталище каким-то зловещим местом.

— Разумеется, нет, — улыбнулась Мадлен, в душе сожалея, что не может повернуться и убежать. — Неприятность со мной произошла не по вашей вине. — Вторая улыбка далась ей с огромным трудом.

— Как вы любезны, — поклонился Омат, набирая в грудь воздуха для новой цветистой фразы.

И снова на выручку подоспел Фердинанд Троубридж.

— Обопритесь на мою руку, мадам де Монталье, — сказал он с почтительным придыханием, — и я провожу вас к воротам, затем помогу вам сесть в экипаж, а сам поеду верхом, если наш любезный хозяин одолжит мне на время лошадь.

— Ну разумеется, — откликнулся Омат с таким подчеркнуто скорбным видом, что Мадлен внутренне передернулась.

— Простите, что вынуждена покинуть вас таким образом, — сказала она. — Спасибо за радушие и чудесный прием. Мне очень жаль, что я не могу остаться.

Юная египтянка смущенно потупилась.

— С вашим уходом все вокруг поскучнеет.

— Дочь! — прозвучал предостерегающий возглас.

— Да, мне будет скучно, — с неожиданным вызовом произнесла Рида. — Я понимаю, что мадам де Монталье необходимо ехать домой, но все равно о том сожалею. — Она грациозно присела. — С нетерпением буду ждать нашего следующего урока, мадам.

— Благодарю, — произнесла Мадлен, радуясь, что рука Троубриджа надежна. — В ближайшее время мы условимся с вами о встрече.

— Отлично, — кивнула Рида, косясь на отца. — Надеюсь, она будет скорой.

— Разрешите откланяться, — произнес, обращаясь ко всей компании, Троубридж, а затем повернулся к своей даме: — Не могу допустить, чтобы вы долее терпели напрасные муки, мадам. — Он кивнул в сторону ворот. — Идемте.

Приближаясь к спасительным решетчатым створкам, Мадлен благодарно кивнула.

— Вы весьма изобретательны, мистер Троубридж.

Тот прищелкнул от удовольствия языком.

— Да, я уж таков.

Письмо Онорин Магазэн, посланное из Парижа Жану Марку Пэю в Фивы.

«Мой дорогой Жан Марк! Получила отправленное тобой ожерелье и не могу выразить, какое наслаждение мне доставляет мысль, что его некогда носили египетские царицы. Великолепнейшее украшение, я никогда не видала таких. Я бы хотела надеть его на ближайший прием, но моя добрая тетушка пока не дает на то своего разрешения.

Ты будешь рад узнать, что вечера, ею устраиваемые, вошли в моду. Тетушка Клеменс когда-то занималась литературой, поэтому у нас теперь так и вьются поэты и разные профессора; каждый из них почитает за честь ознакомить собравшихся со своими трудами. Недавно один историк, например, рассказал о своей гипотезе, согласно которой древние скандинавы, нападавшие на английское побережье, поднимались также по Сене чуть ли не до Парижа. Общепринято полагать, будто набеги этих разбойников отбивали еще у моря, но наш историк доказывает, что это происходило далеко не всегда. Весьма любопытная точка зрения, все слушали его очень внимательно, хотя мало кто с ним согласился.

Кузену Жоржу нравятся эти рауты, хотя он и не очень начитан. Ему представляется, что за ними огромное будущее в просветительском смысле. Теперь он совсем не тот неотесанный увалень, какого ты знал, и умеет при случае сказать что-либо остроумное. По его мнению, ты обязательно должен выступить перед гостями тетушки Клеменс, когда вернешься в Париж. Ты ведь видел столько всего удивительного, тебя будут слушать с раскрытыми ртами, а я надену египетское ожерелье — и мы оба произведем настоящий фурор.

У сестрицы Соланж, к несчастью, случился выкидыш. Отец заявил ее мужу, что сильно разочарован, хотя винит в случившемся только свою дочь, считая, что та вела себя легкомысленно и потому не сумела выносить плод. Я сильно обеспокоена, ведь если сестра не оправдает надежд нашего доброго батюшки, он опять примется за меня. Он и так уже заявил, что я недостаточно активно подыскиваю себе мужа. Я попыталась напомнить ему, что у меня есть жених, чем вызвала его гнев, который даже не знаю во что бы вылился, не подоспей мне на выручку Жорж. Он обещал отцу лично заняться устройством моего будущего, и тот понемногу остыл.

Все это было не очень приятно, и, когда родитель уехал, тетушка Клеменс решила, что нам нужно немного проветриться, поэтому мы на неделю отправились за город и чудесно провели время в поместье ее друзей, месье и мадам Калло. Мадам Калло невероятно приятная дама, приветливая хозяйка и душевная собеседница, постаравшаяся развеять мою печаль. Она рассказала мне, что в свое время тоже страдала от родительской тирании, однако не отступила от своего намерения выйти замуж за того, в кого была влюблена, что в конце концов и случилось. Должна признаться, месье Калло с его рыжей шевелюрой и грубоватыми манерами никогда бы не мог стать предметом моей мечты, но мадам Калло целиком ему предана и пребывает в уверенности, что ей повезло.

Она нисколько не сомневается, что и наша история закончится хорошо.

Я тоже так думаю, но отец решил отозвать меня из Парижа, хотя пока не назначил дату моего возвращения в Пуатье, ибо ему „тошно видеть“ мою „надутую физиономию“. А я ведь действительно на него дуюсь — и буду дуться, лишившись не только тебя, но и Парижа. Впрочем, пока Жорж рядом, отъезд мне, кажется, не грозит. Жорж надежен, считает отец, а „такой глупой гусыне“, как я, просто необходима поддержка, хотя сам же не позволяет мне опереться на избранника моего сердца, утверждая, что я сама не знаю, к чему стремлюсь, и что брак с искателем древностей означает нудную жизнь в нищете. Слышал ли ты когда-либо что-нибудь более смехотворное? Придется ему таки пересмотреть свое мнение, когда я предъявлю присланное тобою ожерелье.

Ах, Жан Марк, мне так хочется быть рядом с тобой: любоваться величественными развалинами, вкушать в разгар жары местные фрукты и наблюдать за плавным течением Нила, где грациозные лодки расправляют свои паруса, стараясь уловить малейшее дуновение знойного ветра. Ты станешь известным и будешь руководить людьми, а по вечерам мы сможем устраивать свой салон, где многим маститым любителям старины представится замечательная возможность без помех обсудить свои новые открытия и находки. Ты пишешь, что нечто такое у вас уже есть, но, я уверена, мы с тобой все организовали бы с большим блеском. Твой рассказ о приемах у господина Омата убедил меня в том, что даже в таком захолустье, как Фивы, люди стремятся шагать в ногу со временем. Наверное, я смогла бы выписать небольшое пианино, и мы бы давали музыкальные вечера.

Позволь похвастаться: тетушка заказала мне четыре новых наряда. Одно платье, шелковое, расшито жемчугом и золотым бисером. У него широкие рукава и глубоко открытые плечи — так глубоко, что ты бы пришел в ужас. Таких еще нигде, кроме Парижа, не носят. Даже боюсь сказать, сколько оно стоит, намекну лишь, что все остальные три платья (вместе взятые, разумеется) вдвое дешевле его.

Сегодня днем мы с Жоржем идем на выставку новых картин. На мне будет персиковый костюм с кружевами и моя самая любимая шляпка — та, что с двумя страусиными перьями. По слухам, нас там ожидает знакомство с работами Энгра и Делакруа, но это вряд ли возможно — они ведь несопоставимы. Что до меня, то вот уж пять лет я нахожусь под впечатлением от картины „Вергилий и Данте“. Когда я впервые ее увидела, мое сердце заколотилось как бешеное. Некоторые предпочитают Энгра, но мне кажется, что Делакруа более вдумчив. Ты не находишь? Жорж большой поклонник Делакруа, он даже дважды видел его своими собственными глазами.

Короче, скорей возвращайся, Жан Марк. Мы могли бы вместе посещать салоны и выставки, ты рассказывал бы мне обо всех египетских чудесах в сопоставлении с современным искусством. Это было бы так увлекательно, а потом мы, возможно, приобрели бы несколько небольших живописных работ, чтобы взять их в Египет и поразить египтян, например господина Омата. Уверена, от Делакруа он пришел бы в полнейший восторг.

Знаю, мне не следует излишне обременять тебя, но я была бы безмерно счастлива, если бы ты нашел способ переправить в мой адрес еще какое-нибудь сокровище, добытое своими руками. Ведь так приятно иметь возможность сказать: эту вещицу прислал мне мой жених прямо с места раскопок. Как только тетушка Клеменс позволит, я стану надевать твое ожерелье, чтобы всем и каждому с гордостью сообщать, что это твой дар.

Я молюсь за тебя каждую ночь, а днями безмерно скучаю.


ГЛАВА 5

Едва заметно качнув головой, Эрай Гюрзэн отвернулся от койки, на которой металась в забытьи Яантье.

— К сожалению, помочь ей нельзя, — сказал он доктору Фальке.

— Господи, — прошептал тот. — Это моя вина. Она могла бы еще жить да жить, если бы не отправилась следом за мной на край света.

— Она приехала сюда по собственной воле, считая, что помогать страждущим ее долг, — возразил Гюрзэн. — Именно об этом мы с ней вчера и говорили. Она сознавала, на что идет, и все же решила работать с вами. — Монах положил на плечо врача руку. — Не мучайтесь, доктор. Ваши терзания ее не спасут. Теперь ее никто не спасет, кроме Господа.

— Это местная лихорадка? — спросил Фальке, не поднимая глаз.

— Да. Ее без труда распознает любой египтянин. Видите, как Яантье обирает себя и постель? Так делают все пораженные этой напастью. — Монах осенил мечущуюся в бреду женщину благословляющим жестом. — Это продлится дня два, самое большое, затем она или поправится, или умрет.

— Как часто больные идут на поправку? — ровным, безжизненным голосом спросил врач.

— Крайне редко, — ответил Гюрзэн. — Если вы не хотите, чтобы зараза распространилась, закройте свой дом, не выпускайте из него никого и никого к себе не впускайте, пока лихорадка не прекратится. — Он с нарочитой рассеянностью оглядел потолок. — Я слышал странные вещи. Узнав от землекопов, что в их деревню пришла болезнь, профессор Бондиле тотчас же приказал им об этом помалкивать, чтобы работы не прекращались.

— Он сделал это официально? — изумленно вскинулся Фальке.

— Разумеется нет. Такие приказы позорны, а профессор печется о своей репутации. Он просто намекнул этим людям, чего от них ждет, и те поняли его с полуслова.

— Поняли с полуслова, — повторил Фальке, все еще пораженный чудовищностью сообщения. Может ли человек ради каких-то мелочных выгод подвергать смертельному риску жизни многих и многих людей?

Гюрзэн помолчал, потом словно бы вскользь объявил:

— Вчера здесь была мадам де Монталье. Она навестила вашу помощницу и немного ей почитала.

— Я же запретил ей сюда приходить! — вскричал гневно Фальке.

Гюрзэн философски пожал плечами.

— А как по-вашему, мадам де Монталье когда-нибудь подчинялась чьим-либо приказам? — спросил он. — Она будет вежливо улыбаться, кивать, а потом поступит по-своему. Тем не менее я могу ей сделать внушение. От вашего, разумеется, имени. А еще предложу ей держать на запоре двери своей виллы, хотя она может на то и не согласиться.

— Хорошо, — сказал Фальке, тщетно пытаясь собраться с мыслями. — Благодарю.

— Также, — сказал монах, — о случаях лихорадки необходимо поставить в известность судью Нумаира. Думаю, лучше это сделать мне, а не вам.

— Вы хотите сказать, что с вас он не стребует денег, — с горечью прокомментировал врач, запуская пальцы в свою шевелюру. — Прямо не знаю, как быть. Меня убивает собственная ничтожность, никчемность. Люди идут ко мне толпами, но когда я справляюсь с одной болезнью, они начинают умирать от другой.

— Когда-нибудь все мы умрем, — тихо заметил монах. — По крайней мере, вы не стоите в сторонке, а пытаетесь что-то сделать. — Он шумно вздохнул. — Я волнуюсь за вас, доктор Фальке. Если кто и подхватит тут лихорадку, то это, похоже, вы.

Немец нетерпеливо замотал головой.

— Оставьте досужую болтовню. — Он бросил взгляд на кровать. — Каким бы я был врачом, если бы меня останавливали подобные соображения?

— Полагаю, самым обычным, — ответил копт, прикладывая руку к груди. — Я ухожу, но вернусь вечером. Раз уж ваша помощница заболела, кто-то должен ее заменить.

В окна внезапно влетел горестный вскрик, сменившийся жалобными причитаниями.

— Только не вы, брат Гюрзэн, — со вздохом ответил Фальке. — Я сам тут как-нибудь справлюсь. Эта забота не ваша.

— Полагаю, что моя, — возразил Гюрзэн. — Я дал обет следовать примеру Христа. Он, не колеблясь, шел к больным и убогим, и мне не пристало от этого уклоняться. — Монах покачал головой. — Кроме того, я ведь не молод. Годом больше, годом меньше… в моем возрасте глупо пересчитывать дни. — Он кивком указал на окно: — Там, во дворе много больных. Они нуждаются в помощи.

Фальке неопределенно пожал плечами и склонился над Яантье, ибо та вдруг привстала и обвела комнату невидящими глазами.

— Я должен ею заняться, — сказал он. — Прощайте.

— До вечера, — сказал твердо копт. Дойдя до дверей, он обернулся. — Наводнения не проходят бесследно. По мере убывания вода оставляет на берегах Нила много болезней. Вверх по реке болеют реже, ближе к дельте — чаще. — Монах сомкнул ладони в молитвенном жесте и благословил вскинувшего брови врача. — До вечера, доктор.

— До вечера, — сдался Фальке, невольно отдавая дань упорству и мужеству копта. — И попытайтесь все-таки урезонить мадам де Монталье.

Гюрзэн шагал к вилле своей подопечной с тяжелой душой. Он не сомневался, что лихорадка на одной деревушке не остановится и доберется до многих людей. Нужно как-то предупредить их об опасности, ибо землекопы будут помалкивать и неизвестно, предпримет ли что-нибудь судья Нумаир. На Омата также не приходилось рассчитывать: богач поспешит удрать. Так и не решив, как подступиться к проблеме, монах через боковую дверь вошел в дом и молча кивнул стоящему на пороге кухни Реннету. Тот ответил поклоном, но ничего не спросил.

— А вот и вы, — сказала Мадлен, поднимая глаза от стола. — Я, признаться, уже начала беспокоиться.

— Я был у Фальке, — ответил Гюрзэн.

Мадлен уловила в голосе копта необычные нотки.

— Что-то случилось? — спросила она.

Монах опустился на стул, сокрушенно покачивая головой.

— Пришла лихорадка, — наконец уронил он. — Яантье заразилась.

— У Яантье лихорадка? Это серьезно? — Мадлен подалась вперед, сминая бумаги.

— Да. Она угасает. — Гюрзэн отвел взгляд.

— А Фальке?

— Он вымотан, но не болен… пока. — Монах отвалился на спинку стула. — Лихорадка прилипчива, а усталость ей на руку.

— Вы хотите сказать, что он может заболеть? — спросила, уже не скрывая своего беспокойства, Мадлен.

— Боюсь, что так, хотя молю Бога, чтобы все повернулось иначе. Я хорошо знаю эту болезнь. Доктору с ней не справиться. — Гюрзэн помолчал и вдруг сказал, удивляясь себе: — Если только вы не равны Сен-Жермену.

— Равна? Сен-Жермену? — Глаза Мадлен округлились. — Немедленно объясните, о чем идет речь?

— За годы, что Сен-Жермен провел в нашем монастыре, — забубнил монотонно монах, — лихорадка подступалась к нам дважды. И уходила, ибо учитель готовил какое-то снадобье, которое предлагал не только братии, но и многим. Те, кто принимал его, выживали, тех, кто отказывался, в скором времени хоронили. — Копт смущенно прокашлялся. — Вот я и подумал раз уж вы одной крови, то, возможно, вам известно такое лекарство.

Мадлен забарабанила пальцами по столу. Что, если Сен-Жермен поил монахов собственной кровью? Нелепая мысль: ведь спасенный им копт — не вампир. Значит, дело в другом — в алхимических опытах или в знаниях, почерпнутых из древнеегипетских свитков.

— Неужели это средство обладает такой целительной силой? — чтобы выиграть время, спросила она.

— Да мадам. Оно способно спасти и доктора Фальке, и, возможно, его помощницу, и еще очень многих. — Монах отер лоб. — Сен-Жермен не раскрыл нам секрет этого снадобья. Сказал, что это было бы неразумно, и все.

— Да, на него это похоже. — Мадлен охватило волнение. — Он всегда знает, что делает… но в этом случае, кажется, просчитался. — Стоп, мелькнуло в ее мозгу, недальновидность ему совершенно не свойственна. — Если только… — Она осеклась и села прямо, уставясь в пространство.

— Если только — что? — спросил удивленно монах.

Мадлен встряхнулась.

— Когда я отправилась в путь, он выслал мне вслед какие-то вещи и документы, но я не особенно в них копалась. Отвлекали другие дела. — Она потянулась к чернильнице и пачке чистой бумаги. — Пожалуй, пришла пора вплотную ими заняться. Но сначала следует предупредить об опасности Бондиле. Это самое меньшее, что я могу для него сделать.

Заскрипело перо, и, пока составлялось послание, копт молча ждал.

— Вот, — сказала Мадлен, протягивая ему записку. — Проследите, чтобы Реннет выбрал гонца, говорящего по-французски. — Она решительно вышла из-за стола и побежала к дверям. — Прошу прощения, брат Гюрзэн, но мне дорого время.

— Может быть, вам нужна помощь, мадам? — прокричал вслед ей монах.

— Нет, благодарю. — Брат Гюрзэн — добрый малый, но кое-что ему видеть не стоит, мелькнуло в ее мозгу. «А тебе стоило бы, — откликнулся вдруг внутренний голос. — Ведь никакие дела тебя вовсе не отвлекали. Просто укладки, присланные тебе Сен-Жерменом, ты восприняла как очередную попытку давления с его стороны. Ты поставила независимость выше благоразумия и теперь должна ликвидировать эту несообразность». Должна, покаянно кивнула Мадлен, безусловно должна.

Солнце уже садилось, когда она подступилась к четвертому, последнему, сундуку. Вид двух толстых книг в кожаных переплетах ее странным образом обнадежил и, как выяснилось, не напрасно. Под ними обнаружились шеренги плотно закупоренных склянок, обернутых листами пергамента.

Мадлен вынула самую большую бутылку и, осторожно расправив обертку, прочла латинскую надпись. «Заживляет ожоги. Применять только после приема сиропа из маковых зерен». Приписка, сделанная красной тушью, гласила: «Неэффективно для тех, кто одной с нами крови». Мадлен повертела бутылку в руках. Ее содержимым можно было дважды, а то и трижды обтереть человека среднего роста. Следующее лекарство предназначалось для смазывания распухших суставов, третье унимало боли в груди и регулировало дыхание. Далее шло средство для рассасывания рубцов, оно соседствовало с весьма ароматным бальзамом, заживляющим поверхностные ранения, где тоже имелась приписка «Перед применением убедиться, что поврежденное место очищено от песка и других видов сора». Восьмая бутылка, вторая по высоте и объему, была снабжена ярлыком, поглядев на который, Мадлен едва сдержала радостный крик. «От лихорадки» — коротко сообщала четкая надпись, а оборотная сторона пергамента содержала инструкцию по применению снадобья и перечень ингредиентов, усиливающих его эффективность.

К тому времени, как она выбралась из кладовой, Гюрзэн успел уйти на соседнюю виллу, о чем и не преминул объявить хозяйке Реннет.

— Он велел передать, чтобы вы туда не ходили, потому что там очень опасно, — хмурясь для пущей важности, добавил слуга.

Мадлен отмахнулась.

— Опасность сойдет на нет, когда я доставлю им это, — сказала она, указывая на свою сумочку. — Здесь лекарство, оно необходимо больным.

Реннет покачал головой.

— Там лихорадка. Вы можете просто послать кого-то из слуг.

— Слуги не знают, как им пользоваться, а я знаю. — Мадлен ощутила, что терпение ее на исходе. — Велите кому-нибудь проводить меня, — раздраженно сказала она. — Чем дольше мы медлим, тем хуже для тех, кто страдает.

Реннет понимал это и все-таки колебался. Его раздирали противоречия. С одной стороны, слугам не подобало перечить хозяевам, но в той же мере и женщинам не пристало разгуливать в одиночку. На виллу соседа нельзя идти, там зараза, но раз у мадам есть лекарство, то почему бы и не пойти? В конце концов он принял решение.

— Я сам провожу вас, но прежде возьму фонарь.

— Отлично, — сказала Мадлен с облегчением. — Поторопитесь. Нас ждут.

Последнее замечание задело Реннета. Мужчина прежде всего мужчина, и женщина не должна его поторапливать.

— Я скоро буду готов, но мне надо сделать распоряжения, — сказал он и, повернувшись, скрылся на кухне, где пропадал с полминуты и откуда вынырнул уже с фонарем. — Все в порядке, мадам. За виллой присмотрят.

— Надеюсь, — надменно уронила Мадлен. — Идите вперед, но помните: путь через сад много короче.

— Я помню, мадам, — ответил Реннет.

Шагая следом за мрачным блюстителем местного этикета, Мадлен тоже хмурилась. Как объяснить Фальке, откуда взялось древнее снадобье? Как убедить его, что оно действеннее всех известных ему лекарств? Но в голову ничего не шло, и она махнула рукой, надеясь, что ситуация подскажет, как поступить. Приют паломников, попавший в пятно фонарного света, пробудил в ней острый приступ чувственного желания. Вот уже больше месяца Мадлен мучили эти внезапные всплески, но по милости Бондиле свидания в хижине отошли в мир запретных вещей.

— Мы почти на месте, мадам, — объявил недовольным тоном Реннет. — Позвольте, я сам отнесу вашу сумку к воротам.

— Уймитесь, любезный, — парировала Мадлен. — Я вам не навязывалась, это вы за мной увязались. — Она жестом указала на дом. — Там ждут нас. Идемте.

— Да, мадам, — сказал, словно фыркнул, слуга.

— Кто бы вы ни были, уходите, — донеслось от ограды.

— Вот видите, — приободрился Реннет. — Нас вовсе не ждут.

— Откройте ворота, — потребовала Мадлен. Трусоватость сопровождающего начинала ее раздражать. — Мне нужно пройти к доктору Фальке.

— Сюда никому нельзя.

— Я принесла лекарство, — упорствовала Мадлен. — Оно спасет много жизней, включая и вашу.

— Давайте уйдем, пока есть возможность, — внес предложение египтянин.

— Уходите, если хотите. — Мадлен даже не обернулась. — Но — навсегда. Указчики мне не нужны.

Реннет предпочел остаться.

— Что за лекарство? — спросил караульный.

— Не могу объяснить. Позовите доктора Фальке.

Послышались шаркающие шаги.

— Зачем вы пришли, мадам? — донесся из-за стены голос копта.

— За тем же, что и вы, брат Гюрзэн. — Мадлен помолчала. — Я принесла снадобье.

— Какое? — спросил безразлично монах. Он слишком устал, чтобы верить в несбыточное.

— То самое, — объявила Мадлен. — Исцеляющее лихорадку. Из арсенала древнеегипетских лекарей. — По крайней мере, хоть это не расходится с истиной, сказала она себе, прежде чем решиться на ложь. — Я сама его приготовила.

Фальке, очевидно только что подошедший к воротам, невесело рассмеялся.

— А рецепт, конечно же, отыскали на днях? Откуда вы знаете, что оно будет действовать?

— А откуда вы знаете, что не будет? — перебила Мадлен. — Фальке, прошу вас, впустите меня, — взмолилась она.

— Я не хочу, чтобы вы заразились.

— Со мной ничего не случится, — раздраженно вскричала Мадлен и, понизив голос, обратилась к слуге: — Ладно, Реннет, уходите, если хотите. Только ступайте прямо на виллу, иначе я буду вынуждена пожаловаться судье.

— Судья не откроет свой слух женщине, — возразил с презрительной миной слуга.

— Зато он откроет его звону монет. — Мадлен помолчала. — Ну же, решайте, я жду.

Реннет обреченно махнул рукой.

— Если в воздухе витает зараза, от судьбы не уйдешь. Я буду с вами.

— Отлично, — сказала Мадлен и повернулась к воротам. — Доктор, вам ведь нужны рабочие руки. Не отвергайте тех, кто пришел вам помочь.

— Мадлен, вы тут погибнете, — взволнованно прокричал Фальке, — а я этого не хочу.

— Не волнуйтесь, со мной все будет в порядке!

— Вы так уверены в своем средстве?

— Да, — прозвучало в ответ.

Ворота со скрипом открылись. Эгидиус Максимилиан Фальке стоял, прислонясь к каменному столбу. Лицо его было измученно, синева глаз поблекла.

— Ладно. Если вы идете на риск, я тоже рискну.

Мадлен грациозно присела.

— Данке, герр доктор, — сказала она, блеснув тем самым всеми своими познаниями в области немецкого языка, и, невзирая на неодобрительное сопение за спиной, взяла врача за руку. — Лекарство при мне. Отведите меня в аптеку, и я начну готовить микстуру.

Фальке заглянул ей в глаза.

— А если ваша смесь никому не поможет?

Мадлен улыбнулась, хотя на душе ее скребли кошки.

— Хуже, чем сейчас, все равно не будет. — Ей очень хотелось ободрить его, но на то не было ни времени, ни условий. — Я знаю, что брат Гюрзэн очень занят, но мне нужен помощник. Отпустите его на часок, а взамен возьмите Реннета.

Реннет содрогнулся, но сумел взять себя в руки.

— Это большая честь для меня, — пробормотал он.

Копт приосанился.

— Располагайте мной, мадам, я готов.

— Хорошо. — Мадлен скорым шагом пошла к дому. — Покажите мне, где аптека. — Возле ступеней, взбегающих на террасу, она обернулась. — Доктор Фальке! Раз уж вас гложут сомнения, я настаиваю на том, чтобы вы приняли снадобье первым.

Врач удивленно вскинулся, потом, взвесив все «за» и «против», кивнул.

Письмо профессора Алена Бондиле к судье Карифу Нумаиру в Фивы.

«Досточтимый судья Нумаир!

Для меня огромная честь служить вам и вашим соотечественникам, но изъявления благодарности совершенно излишни. Да, я, как глава экспедиции, действительно отдал распоряжение всем своим сотоварищам оказывать всемерную помощь недужным во время недавней эпидемии лихорадки, однако любой просвещенный человек на моем месте поступил бы точно так же. Я ценю ваши похвалы и все же считаю, что при таких чрезвычайных обстоятельствах тот, кто бездействует, хуже дьявола, поэтому каждый из нас с готовностью делал что мог.

Что касается второго вопроса, затронутого в вашем письме, должен признаться, я понятия не имею, каким образом исчез найденный нами в прошлом месяце золотой скарабей. Видимо, во время эпидемии мои коллеги уделяли больше внимания страждущим, чем охране находок, ибо жизнь человеческая дороже, чем все сокровища мира. Я весьма удручен вашим предположением, будто эту вещицу присвоил кто-то из участников экспедиции, скорее уж на такой поступок решился бы какой-нибудь землекоп, считая, что он, как египтянин, имеет на нее больше прав, чем какие-то чужеземцы. Впрочем, я со своей стороны заверяю, что проведу самое тщательное расследование сего прискорбного происшествия и сообщу вам о его результатах, ибо сама мысль, что в состав экспедиции затесался нечистый на руку человек, задевает мою честь. Мне лично это представляется просто невероятным. В самом деле, даже если бы кто-то и позарился на золотого жука, что бы он стал с ним делать? Как бы он вывез его из страны? Мы ведь ученые, досточтимый судья, а не контрабандисты.

Ваши многочисленные комплименты в адрес мадам де Монталье весьма лестны, однако свойственному всем женщинам мира тщеславию нельзя потакать, дабы оно не стало чрезмерным. Если позволите, я передам ей лишь то, что вы знаете о ее помощи доктору Фальке, который заслуживает большего восхищения — как дельный и опытный врач. Нежные женские ручки действительно могут оказывать целебное действие, но хвалить мадам за проявление естественных качеств, присущих слабому полу, — значит поощрять ее своеволие, которого в ней и так вдоволь. Ее успехи в борьбе с лихорадкой — дело рук Фальке, чьи инструкции она с прилежанием выполняла.

К своим самым искренним пожеланиям всяческих радостей в жизни я присовокупляю небольшой кошелек, каковой нижайше прошу вас принять в знак моего безграничного уважения к вам. Надеюсь и впредь не уронить себя в ваших глазах, ибо ваше доброе мнение о моей скромной персоне значит для меня не меньше, чем все сокровища фараонов.

С глубочайшим уважением,


Часть 4
САНХ ДЖЕРМАН РАГОЖСКИ. ВРАЧЕВАТЕЛЬ

Письмо графа де Сен-Жермена, посланное из Швейцарии Мадлен де Монталье в Египет 8 ноября 1827 года.

«Мадлен, дорогая! Чем больше я узнаю о профессоре Бондиле, тем меньше он мне нравится. Хотелось бы посоветовать тебе сообщить о его плутнях властям, но, к сожалению, чиновники вряд ли что-то предпримут, да и потом, они не станут тебя слушать, ибо, во-первых, ты женщина, а во-вторых, чужестранка. Египет моих времен был другим. Там воров, подобных твоему Бондиле, предавали мучительной смерти. Впрочем, того, кто убивал кошку, не важно, умышленно или ненароком, тоже забивали камнями.

Ты пишешь, что брат Гюрзэн все предлагает тебе сплавиться вниз по реке, а ты не можешь решиться. Скажу одно: копт знает Египет, его предостережениями не стоит пренебрегать. Молю, прислушивайся к нему, если не ради себя, то хотя бы ради меня.

Тексты, которые ты мне прислала, отнюдь не подделка, однако подлинными их тоже не назовешь, ибо в них вносились поправки. В первый — по прошествии пары-тройки столетий, во второй — сразу после кончины повелевшего высечь его фараона. Третий текст представляет собой отчет египетского дипломата о падении Трои. Да-да, дорогая, Троянская война вовсе не миф, хотя очень многие ныне убеждены в обратном.

Помни: египтяне с благоговением относились к нанесенным на камень словам, считая, что те обладают особенной силой. Они полагали, что изменения в тексте соответственно изменяют события, и тот, кто это свершал, становился героем. Вот почему популярность и слава жрецов все росла, ведь они являлись как авторами, так и хранителями всех текстов Египта».

Часть стены, ограждающей двор Дома Жизни, обвалилась, а жрецы все никак не могли решить, что им следует предпринять.

— Двор слишком велик, — заявил Кепфра Тебесет, лишь недавно ставший верховным жрецом. — Поступившись какой-то его площадью, мы сможем расширить храм, чем проявим уважение к Имхотепу.

С течением времени мода носить прожиренные благовонные колпаки канула в прошлое, в ход пошли красящие бальзамы. Лицо Кепфры Тебесета было сплошь золотым, словно погребальная маска почившего фараона. Вдобавок к тому он позолотил и свой торс.

— Если опять придет мор, двор даже в таком виде не вместит всех недужных, — заметил Санх Джерман Рагожски, незначительный на таком важном собрании человек, бывший всего лишь лекарем, имеющим, впрочем, кое-какие привилегии за долгую службу. — Нам, как и в прошлый раз, придется отказывать людям в помощи.

— Позор, — с чувством произнес Менпахт Рестен, не делавший секрета из своей неприязни к Кепфру Тебесету. — Если мы не хотим вновь обесславить того, кому поклоняемся, надо иметь в виду худшие, а не лучшие дни. — Он потер лицо, размазав тушь, обводившую его веки, по алебастрово-белым щекам.

— Да уж, — проворчал Ометхофис Кий. В свои двадцать три он успел возвыситься до сана жреца — сказалось двоюродное родство с фараоном. — Как получилось, что стена обвалилась?

— Наводнения, — пояснил Санх Джерман Рагожски. — Каждый год вода подходит к воротам и подтачивает фундамент стены. — Он спокойно выдержал тяжелый взгляд Кепфры Тебесета, но счел нужным прибавить: — То же происходит и с другими строениями. Вспомните рухнувших сфинксов. Сколько их было и сколько осталось?

— Вода водой, но основная причина не в том, — заявил Менпахт Рестен. — Стена развалилась по воле нашего покровителя. Имхотеп воздвигал пирамиды, и стены нашего храма хранит или рушит именно он. — Жрец вскинул голову и покрутил носом. — Ветер пустыни несет пыль и песок. Верный признак того, что ночью начнется буря.

— Возможно, Имхотеп хочет, чтобы мы расширили двор, — предположил Ометхофис Кий, — тем самым давая нам знать, что на нас надвигаются новые беды, грозящие гибелью многим. — Молодой жрец — невысокий, жилистый, с заостренным продолговатым черепом — внешне был неказист, но его низкий густой голос мог перекрыть звучание дворцового гонга.

— Не нам судить о воле богов, — возразил Кепфра Тебесет. — Мы здесь для того, чтобы молиться за страждущих и выхаживать их. — Он двинулся вдоль стены к храму. — Придется ждать ясного знака. Мы не можем действовать без указания Имхотепа.

— А как мы узнаем, наставляет он нас или нет? — довольно невежливо спросил Ометхофис Кий, словно ведя разговор не с верховным жрецом, а с ровней. — Не разумнее ли спросить совета у фараона, чем сидеть сложа руки и ждать неизвестно чего?

— Фараон не может сказать нам всего, ведь он отчасти человек. Нам нужна высшая мудрость. — Кепфра Тебесет всем своим видом давал понять, что решение уже принято.

Но Менпахт Рестен так на считал.

— А брешь, выходит, останется незаделанной? Как в таком случае мы остановим тех, кто не может заплатить дань Имхотепу? Они станут проникать во двор через пролом в стене.

— Все лучше, чем умирать на улице, — сказал Санх Джерман Рагожски, но его никто не услышал.

— Я прикажу высечь над брешью надпись, — объявил Кепфра Тебесет. — Там будет сказано, что Имхотеп проклянет всякого, кто войдет в храм не через ворота. — Верховный жрец разрубил воздух ладонью. — Это нас защитит. — Он дал знак всем следовать за собой и направился к входу в святилище.

— Как это так? — возмутился Ометхофис Кий. — Жрецам не дано… — Он вдруг осекся и смолк, испугавшись, что его могут обвинить в богохульстве.

«Ночь принесла бурю, влекущую с собой тучи песка, иссекшего с наветренной стороны воздвигнутые фараоном колонны, что показалось многим дурным предзнаменованием. Ветер не унимался три дня, от него негде было укрыться. Лошади, козы, ослы бесновались, заражая своим безумием и людей. Я видел песчаные бури, но такой, как эта, налетевшая на Египет в пятнадцатый год правления Рамзеса III, не припомню. Когда она улеглась, разрушения протянулись от Нубийской пустыни до дельты реки. Рамзес III еще шестнадцать лет восседал на мемфисском троне, но даже его политика жесткого усмирения непокорствующих не оставила такого следа в жизни Черной Земли, а на жителей Фив обрушились и другие несчастья».

Когда наконец ветер стих, к храму потянулись люди с распухшими лицами и переломанными конечностями. Всех, даже рабов, обязали оценивать величину их подношений. Шел шепоток, что колодцы заражены, но никто не осмеливался во всеуслышание о том говорить.

— Думаю, будет лучше, если мы сообщим обо всем фараону, — заявил Ометхофис Кий. — Больные все прибывают, может вспыхнуть мятеж, а мы к нему не готовы.

— Ничего не будет, — презрительно заявил Менпахт Рестен. — Людям нужна наша помощь. Кто из них осмелится бунтовать?

— Вот именно, — промямлил Кепфра Тебесет, явно пребывавший в растерянном состоянии. — Те, что у нас, бунтовать, конечно, не будут. Но мы можем принять еще двадцать, ну, двадцать пять человек. А как быть с остальными? Что скажешь, Санх Джерман Рагожски? Ты пробыл здесь дольше любого из нас. — Последнее заявление было встречено хмуро, ибо возраст почти не сказывался на чужеземце, хотя, если верить храмовым книгам, он прожил при храме не то два, не то три века. А может, и больше — кто знает?

— Боюсь, закрывать ворота придется с боем, а фараон от нас далеко. — Ответ прозвучал спокойно, будто речь шла о спелости фруктов.

— Ты не можешь так говорить, — сказал Менпахт Рестен. — Откуда тебе знать, что творится в народе?

— Неоткуда, — согласился Санх Джерман Рагожски. — Как и вам.

— Если мы обратимся за помощью, то тем самым дадим понять жрецам Осириса и Амона-Ра, что наш бог не такой могущественный, как их боги, — раздраженно заметил верховный жрец. — Мы унизим и себя, и Имхотепа.

— Имхотеп не похож на Осириса или Амона-Ра, — сказал Санх Джерман Рагожски. — Каждое утро мы начинаем с молитв Амону-Ра и не считаем, что принижаем тем самым нашего бога. Мы делаем подношения Осирису, чтобы тот способствовал процветанию нашего храма. Мы чтим всех богов, и в том нет позора.

Кепфра Тебесет сложил на груди руки.

— Не забывай, что ты всего лишь лекарь, а не жрец.

— Потому что я чужеземец, — кивнул Санх Джерман Рагожски. — В своей стране я был жрецом, — добавил он, помолчав.

Пока Кепфра Тебесет уничтожал непокорного лекаря взглядом, заговорил Менпахт Рестен:

— Мы должны принимать только тех, кто крайне нуждается в помощи. Остальным придется стоять в очереди и ждать. Надо выслать за ворота рабов, чтобы те объяснили, почему мы так поступаем. А к фараону обращаться не обязательно. Все равно путь до Мемфиса завален песком.

— Но фараон должен знать, сколько его людей пострадало, — упорствовал Ометхофис Кий. — Он единственный связан с богами, когда рушатся храмы.

Жрецы зашептались.

— Да, фараону полагается все знать, — произнес согбенный старик с острым взглядом. — Если фараон решит, что нам надо закрыть ворота, мы так и поступим.

— А пока все же оставим ворота открытыми, — заключил Кепфра Тебесет. — Недужным нужен уход.

— Но ты ведь не прочь прибегнуть к помощи войск? — вкрадчиво поинтересовался Менпахт Рестен.

— Прибегну, если фараон их пришлет. Если же он их не пришлет, мы будем знать, что боги того не желают.

Ометхофис Кий оглядел собравшихся.

— Я берусь сообщить фараону о том, что здесь происходит.

— Неужели? — насмешливо протянул один из жрецов.

Ометхофис Кий свирепо ощерился.

— Да, берусь, — громче прежнего повторил он.

«Бунт все-таки начался, первый из череды многих. Он унес жизни пятерых жрецов Имхотепа; еще трое умерли позже от полученных ран. Фараон так и не прислал своих воинов, приказав им охранять склады, со съестными припасами.

Беда была в том, что Египет терял свою мощь, а пограничные с ним государства все крепли. Если бы Черная Земля избрала путь Китая с его терпимостью к людям разных национальностей, она, наверное, процветала бы по сей день, а не превратилась в страну руин и могильников.

Разумеется, в краю пирамид проживали и чужеземцы, но им предписывалось селиться в стороне от коренных жителей, образуя общины закрытого типа, обложенные множеством ограничений. Законы. Египта даже в пору упадка были настолько строги, что ни один инородец не мог считать себя там защищенным. Глупо делать врага из того, кто может стать твоим другом, но египтяне поступали именно так».

По египетским меркам, ярко-синий хлопковый балахон финикийца выглядел вызывающе. Воин прижимал руку ко лбу, его пальцы были в крови.

— Мне нужен целитель, — обратился он к рабу-караульному.

— Ты чужестранец, — ответил раб.

— Я здесь родился и говорю на твоем языке лучше, чем ты, — сказал финикиец. — Кликни кого-нибудь. Я заплачу. — Последнее прозвучало презрительно.

Раб приосанился.

— Чем?

— Золотом, финикийским или вавилонским, — ответил истекающий кровью воин. — Поспеши. Голова просто раскалывается.

— Но ведь пока еще не раскололась, — заметил рассудительно раб и, покинув свой пост, пошел по длинному коридору, не очень при этом спеша.

Немного погодя на крыльцо взбежал Аумтехотеп и ударил в гонг, вызывая привратника. Никто не явился, и гонг прозвенел еще раз.

— Он ушел за целителем, — сказал финикиец, сидевший на верхней ступеньке широкого каменного крыльца. — По моей просьбе, но с большой неохотой.

Аумтехотеп внимательно оглядел воина.

— Похоже, тебе действительно нужна помощь.

— А вот рабу так не показалось. — Финикиец со стоном привалился к колонне.

— Я найду тебе лекаря, — пообещал Аумтехотеп и сделал шаг к двери. — Идем со мной.

Финикиец нахмурился.

— Жрецы не дадут мне войти.

— Это моя забота. Идем. Или тебе трудно встать? — Аумтехотеп протянул воину руку. — Давай я тебе помогу.

Финикиец попытался подняться, опираясь спиной о колонну.

— Ничего, я справлюсь, — с усилием произнес он.

Аумтехотеп подхватил раненого и осторожно поставил на ноги.

— Вот так. Не стоит перетруждаться, особенно если повреждена голова.

Лицо финикийца покрылось каплями пота.

— Этот удар был очень сильным. — Он пошатнулся, но египтянин его поддержал.

Раб-привратник, встретивший их в конце коридора, скроил недовольную мину.

— Куда ты его ведешь?

— К своему господину.

— Он чужеземец, — произнес с отвращением раб.

— Кто — этот несчастный или мой господин? — спокойно спросил египтянин и, не дожидаясь ответа, повел финикийца к внутреннему выходу во двор Дома Жизни, где Санх Джерман Рагожски осматривал безнадежно больных.

Финикиец побледнел. Человек в черном и его странное окружение ввергли воина в ужас.

— Я… я не прокаженный, — прохрипел он.

— Как и мой господин, — сказал Аумтехотеп. — Не бойся, он не причинит тебе зла.

Финикийца передернуло.

— Как он может стоять среди них? Как он может к ним прикасаться? Посмотри, они все в белых пятнах… без пальцев…

— Это болезнь, — резонно заметил Аумтехотеп. — Если тебя она так расстраивает я отведу тебя в лазарет. Мы подождем там.

— Да, — задыхаясь, проговорил финикиец, — да.

Аумтехотеп сделал своему господину знак и отвел раненого в дальнее больничное помещение.

— Не беспокойся, ты не заразишься, — приговаривал он. — Я сейчас промою твою рану и приготовлю бальзамы, а господин сам решит, какой тебе подойдет.

Финикиец прерывисто и хрипло дышал, лицо его приобрело землистый оттенок. Он резко мотнул головой и чуть ли не рухнул на скамью, стоящую возле стены, потом пробормотал на своем языке несколько слов, уронил голову на грудь и потерял счет времени.

Когда он вновь открыл глаза, человек в черном уже ощупывал его голову.

— Опухоль довольно большая, — спокойно сказал он.

— Я слягу? — обеспокоенно спросил раненый.

— Надеюсь, что нет, — ответил Санх Джерман Рагожски, потянувшись к керамическому сосуду. — Мне нужно взять немного твоей крови, чтобы понять, как тебя лечить. — Он слегка улыбнулся. — Кровь может сказать очень многое.

«До тех пор, пока жрецы Имхотепа не удостоили меня звания врачевателя, за моими действия мало кто наблюдал, но с повышением статуса все изменилось: началась пристальная слежка за каждым моим шагом. Я должен был теперь постоянно давать какие-то объяснения, поэтому и пришлось сказать, будто кровь больных мне нужна для особенных ритуалов, позволяющих определить, что им способно помочь. Я не слишком грешил против истины, ведь состояние человека влияет на состав его крови и, соответственно, придает ей особенный вкус. Я действовал осмотрительно, подступаясь только к тяжелым больным. Их забытье позволяло мне насыщаться, в конце концов я научился дарить им приятные сновидения; тебе известен этот прием: он очень похож на тот, какому я обучил Месмера почти век назад.

По мере того как мое положение улучшалось, с Черной Землей происходило обратное. Соседние с ней государства все крепли, претендуя на первенство. Расцвет Иудеи, Тира и Ассирии во многом способствовал перераспределению сил, что отразилось и на Европе. Разрозненные потомки моих пращуров переселились на запад, что вряд ли отмечено в текстах, какие ты изучаешь, ибо скитания варваров не интересовали цивилизованных египтян.

К тому времени жизнь моя стала почти стабильной. У меня была крыша над головой, было занятие, да и голод мне не грозил. В общем и целом я зажил неплохо, не мучимый даже вспышками чувственности, ибо, во-первых, не видел в ней проку, а во-вторых, мужчины меня в этом смысле практически не волновали. То, что мне требовалось, я всегда получал, никому не причиняя вреда, так как обращался к одному и тому же объекту лишь трижды.

Когда Давид пошел на Иерусалим, в Египет хлынули беженцы-иудеи. Тех, кто мог заплатить, наделяли землей. Со временем эти люди стали стучаться и в двери нашего храма, а верховный жрец в зависимости от своего настроения то позволял помогать им, то нет».

Одежда его была расшита кистями, что выдавало в нем знатного среди своих соплеменников человека. Он стоял у входа в Дом Жизни, а рядом застыли рабы с подношениями и носилками, на которых кто-то лежал.

— Умоляю, — говорил взволнованно иудей, — помогите моей дочке. Верховный жрец велел мне обратиться к вам, поскольку вы, как и я, чужеземец. — В его глазах промелькнуло сомнение, но он тут же продолжил: — Никто из моих соотечественников не в силах что-либо сделать. Она угасает.

Санх Джерман Рагожски внимательно оглядел просящего.

— Когда она заболела? — наконец спросил он.

— Десять дней назад, добрый лекарь. — Иудей шумно вздохнул. — Все жаловалась на головную боль, потом пропал голос. Мать думала, что это связано с женскими недомоганиями, но начались обмороки. Боюсь ей не выжить.

Лицо человека в черном осталось бесстрастным.

— Как вы ее лечили?

Иудей пожал плечами.

— Насильно поили водой с медом. Ничто другое не шло ей впрок. — Он подался вперед. — Только взгляните, что от нее осталось. Кожа да кости. Если вы не возьметесь лечить ее, она точно умрет. Наш бог не счел нужным защитить девочку, хотя я возложил на его алтарь четырех коз.

— Я не могу вас обнадежить, — сказал Санх Джерман Рагожски. — Такой вид лихорадки практически неисцелим. И хотя эта болезнь для столь юного возраста не характерна, лечение, скорее всего, окажется бесполезным.

— Значит, надежды нет? — спросил иудей. Голос его был ровен, но глаза предательски заблестели.

Санх Джерман Рагожски помолчал, затем с большой неохотой сказал:

— Если даже я и сумею спасти ее, она потеряет способность двигаться. В таких случаях подчас милосерднее позволить больному уйти. Оставшись в живых, девочка проклянет свою долю.

— Я богат, — отвечал иудей. — Меня зовут Элкванах бен Иллах, я владею стадами быков и коз. У меня три наложницы, одна из которых хеттка Моя жена из рода царя Саула. У нас есть дома в Хевроне, Иудее и здесь, в Египте. Я уже сказал верховному жрецу, что мы будем приносить подношения в ваш храм за каждый день жизни моей дочери.

— Ладно, — согласно кивнул Санх Джерман Рагожски, хотя разумом понимал, что берется за непосильное. — Мой слуга покажет, куда отнести больную. — С этими словами он вошел в храм и дважды хлопнул в ладоши, призывая Аумтехотепа.

«Говоря честно, я был уверен, что ей не дотянуть до утра, но она выжила. С невероятным упорством Элоин боролась за жизнь, и очень скоро я присоединился к этой борьбе, заходя за границы, которые сам для себя обозначил».

— Ты уверена, что хочешь попробовать? — спросил он, глядя на ее исхудавшие ноги.

Элоин еще не могла четко говорить и даже дышала с трудом, но ответила, не колеблясь:

— Да. Я должна.

— Хорошо, — с сомнением произнес Санх Джерман Рагожски, заходя больной за спину. — Если так, я тебе помогу.

Улыбка девочки походила скорее на гримасу, но вызов, который она бросала болезни, делал ее прекрасной.

— Ты готов?

— Если хочешь, — повторил он, поднимая Элоин с кресла и понимая, какое горькое разочарование ее ждет.

Она вихлялась в его руках, стараясь держаться прямо. Взгляд ее был полон решимости.

— Я сделаю это, Санх Джерман. Клянусь кровью Хеврона, я сделаю это.

— Клятвы кровью ко многому обязывают, — заметил он глухо, надеясь, что голос не выдает его чувств.

— В таком случае тебе придется помочь мне сдержать клятву, — сказала девочка и рухнула в кресло. Ноги ее подвели, но взгляд оставался твердым. — Ты ведь поможешь, да?

— Если это будет в моих силах, — уклончиво пробормотал Санх Джерман Рагожски. — Ты такая… — Он взял ее за руку, подыскивая слова. — Такая хрупкая и в то же время в тебе столько силы. Ты удивляешь меня.

Она хотела ответить, потом тихонько вздохнула и ничего не сказала.

«Тогда-то я впервые и изготовил нечто вроде растяжек, дающих опору и в тоже время свободу непослушным ногам. Конструкция, правда, вышла громоздкой. Жрецы Имхотепа умели многое. Они могли складывать сломанные конечности, утишать боль, бороться с заразой, производить простейшие хирургические операции, обходясь при том без каких-либо мистических ритуалов, увлеченность которыми им ныне пытаются приписать. Иное дело — растяжки: они были ни на что не похожи, ни жрецы, ни лекари нашего храма никогда ничего подобного не видали. Я далеко не сразу решился предложить их Элоин, хотя мне безумно хотелось сделать для нее что-то полезное. Да, конечно, я готовил снадобья, смягчающие ей кожу, но массировал ее все-таки Аумтехотеп. Я мог бы заниматься этим и сам, однако с некоторых пор стал бояться выпустить свои чувства из-под контроля».

— Эту идею мне подали лучники, — сказал Санх Джерман, указывая на растяжки. — Луки гнутся, но формы своей не теряют. — Он запнулся. — С виду они неказистые, зато ты сможешь ходить.

Глаза Элоин дрогнули, но по лицу ее ничего нельзя было понять.

— Ты сам их сделал?

Гордость его была уязвлена.

— В Доме Жизни меня считают самым искусным. Конечно, я сам их сделал. Кто же еще?

Девочка недоверчиво усмехнулась.

— А от них будет прок? — Речь ее в последнее время улучшилась, всегдашняя слабость ушла.

— Не знаю, — признался Санх Джерман. — Но это лучше, чем ездить в детской тележке.

Она поморщилась.

— Да, ты прав. Смерть тоже лучше тележки.

— Не говори так. — Голос его звучал тихо и ровно.

Элоин долго смотрела на него немигающим взглядом.

— Я калека. Я еще хуже припадочных. Я не могу самостоятельно передвигаться. От меня никакой пользы.

— Цветы тоже не могут передвигаться, однако их любят. — Санх Джерман шагнул к девочке. — Если все сработает, ты будешь ходить.

— Или не буду, — возразила она, часто моргая, но не сумела сдержать слез.

Это было невыносимо. Повинуясь безотчетному чувству, Санх Джерман подхватил Элоин на руки и крепко прижал к себе. Так, словно хотел влить в нее всю свою силу. Первый поцелуй вызвал в его теле волну дрожи, подавить которую он не мог, да и не хотел.

«Она прожила около двух лет, и все это время я боролся за ее жизнь с тем же упорством, с каким она до последней минуты пыталась одолеть свою немощь. Мне так и не удалось изведать вкус ее крови, но я, смею надеяться, дарил ей удовольствие и сам получал удовлетворение, какого не ждал. Мы оба были чужими в стране пирамид, а потому жрецы Имхотепа не обращали на нас внимания. Не заинтересовала их и моя поделка, давшая Элоин возможность кое-как ковылять.

Когда она умерла, я ничего не почувствовал — так велика была моя боль. Отец явился за телом, я не хотел его отдавать, хотя понимал, что оживить ее мне не удастся.

Последующие десятилетия моей жизни были посвящены исследованиям и экспериментам, словно бы воздвигавшим незримый барьер между мной и моим горем. В результате я постиг многое и постепенно обрел репутацию врачевателя, благословленного самим Имхотепом. Это весьма удивляло жрецов, ибо, по их мнению, чужеземец никак не мог быть взыскан вышними милостями. В конце концов они согласились на том, что силой меня одарило долгое пребывание в Черной Земле. Я же, получив возможность делать заказы, обратился к купцам, ранее прибегавшим к моим услугам, и те привезли мне изрядный запас карпатского грунта. Я вздохнул с облегчением, ведь это в значительной мере избавляло меня от мучительного воздействия солнечных лучей и воды..

Часть крепостной стены, которую ты обнаружила, может иметь отношение к Дому Жизни, но в таком случае возведена она ближе к нашему времени и свидетельствует о постепенном распаде великой страны, ибо в течение многих-многих веков храмы Египта не нуждались в защите.

Относительно твоего немца не знаю, что и сказать. Тебе решать, вести его к перерождению или нет, так как сам он, думаю, попросту отмахнется от этой проблемы. Ты пишешь, что он рационален и прагматичен. Это весьма похвальные качества, особенно для человека, самоотверженно посвятившего себя медицине. Но именно они и не позволят ему поверить твоим откровениям и оценить по достоинству предлагаемый дар.

Через четыре дня я уезжаю. В Будапешт. Остановлюсь в отеле „Императрица Елизавета“ и буду всю зиму заниматься рассылкой карпатской земли в разные точки Европы, что, впрочем, не помешает мне по первому знаку примчаться к тебе. Не беспокойся, никакие воспоминания меня мучить не будут. Когда ты рядом, мне все нипочем.

Странно… Пишу эти слова и втайне надеюсь, что в дверь постучит твой гонец, хотя, конечно же, не хочу, чтобы ты попала в беду. Но нет неприятностей, нет и надобности во мне — вот ведь дилемма. Однако знай: я всегда буду стремиться к тебе — вплоть до истинной смерти. И ничто этого не изменит, даже если изменится мир вокруг нас.


Декабрь 1827 — март 1828 года

Письмо Риды Омат, тайно отправленное неизвестному адресату в один из фиванских домов.

«Свет души моей, роза моей любви! Прости, я так плохо пишу по-французски. Несмотря на уроки мадам де Монталье, я все еще не могу выразить на твоем языке, чем переполнено мое сердце.

Мы очень дурно поступаем, встречаясь тайком, и оба сильно рискуем. Если нас захватят во время свидания, тебя кастрируют, а меня зашьют в мешок вместе с кошкой и швырнут в Нил. Дочери, навлекшей позор на отца, прощения нет. Я пишу об этом не для того, чтобы тебя напугать или заставить от меня отказаться, — просто мне хочется еще раз напомнить тебе о необходимости соблюдать величайшую осторожность.

Боюсь, нам придется довериться кому-то из твоих соотечественников, чтобы иметь возможность сноситься. В своем доме я ни на кого рассчитывать не могу, а если твоего слугу кто-то заметит, пойдут разговоры. Иное дело — француз, знакомый с отцом. Его появление как у нас, так и поблизости не вызовет подозрений. Только, умоляю, выбери человека, который не способен тебя предать или посягнуть на меня в обмен на свое молчание. Я не смогу это вынести. Близость с другим мужчиной убьет во мне все светлые чувства, а заодно и меня, поэтому будь осмотрителен, выбирая.

Знай, мой любимый, что, говоря тебе это, я забочусь не о своей безопасности, а лишь о твоей, ведь без тебя все равно мне не жить. Я теперь знаю, хотя отец об том не догадывается, что ни один египтянин, ни один истинный мусульманин не согласится взять меня в жены, ибо я и одеваюсь нескромно, и веду себя хуже последней блудницы. Однако было бы вопиющей несправедливостью превратить тебя в женщину из-за нашей любви.

Как нам соединиться с тобой? Ты утверждаешь, что твоей супруге незачем знать о нашем союзе и что ты готов жениться на мне по мусульманским законам, чтобы во Франции жить с женой-христианкой, а в Египте — со мной. Это было бы замечательно, и я ничего большего бы не желала, но, боюсь, отец с нами не согласится. Он ведь стремится во всем копировать европейцев, а многоженство у тех не в чести.

Свет мой, любовь моя, я изнываю от жажды! Мне кажется веком любая минута, проведенная без тебя. Когда ты возьмешь меня, когда заполнишь собою? Только Аллах — пусть вечно славится его имя! — знает, как велико мое чувство к тебе.

Сегодня через три часа после захода солнца я буду ждать у садовой калитки, твой гонец найдет меня там. Пусть прихватит с собой плащ, а еще вели ему обойти дом с западной стороны, а не с восточной, где расположен курятник. Глупые птицы могут поднять шум пуще своры собак.

Когда мы не вместе, я нахожу удовольствие только в дыхании, зная, что этим же воздухом дышишь и ты. Сейчас прикажу служанкам втирать в мое тело ароматное масло, а сама тем временем буду воображать, что ты рядом со мной.

С обожанием,


ГЛАВА 1

Остановив лошадь, Мадлен обернулась к своему спутнику.

— Кто это, Троубридж? Боги или не боги? — Она указала на огромный каменный барельеф.

— Должно быть, все-таки боги, — ответил Троубридж, бросив небрежный взгляд на фасадную стену строения. — С головами животных. — Он кивком головы указал на встающее солнце. — Часа через два тут будет пекло. Ответьте, где снег и все такое?

— В горах, — сказала Мадлен, — Откуда ему взяться в пустыне? — Она спрыгнула с седла и перекинула поводья через голову чалой кобылы.

— Что за Рождество без снега или хотя бы дождя? — сокрушенно вздохнул англичанин.

— Все это осталось в Европе. — Мадлен прищелкнула языком, вновь поворачиваясь к стене. — Как по-вашему, больных впускали в храм через эти ворота?

— Больных? — задумчиво переспросил Троубридж, спешиваясь. — Нет, не думаю. Что делать больным в храме? — Он пошел рядом с Мадлен, ведя за собой лошадь. — Хотя древние египтяне были ребятами странными. Они вполне могли препоручать своих родственников жрецам, когда те начинали дышать на ладан.

— Так и было, — с уверенностью сказала Мадлен. — Больных приводили сюда. — Она показала рукой на горы песка, из которых выглядывала часть строения. — Хотя мэтр Бондиле уверен, что я ошибаюсь.

Троубридж прокашлялся.

— Не хочу сказать ничего дурного, но ваш профессор — тот еще тип.

— Не знаю, что вы под этим подразумеваете, но, думаю, потеряю немногое, если позволю себе согласиться с вами, — кивнула Мадлен.

— Еще бы. Вспомнить хотя бы тот случай в саду — хамство и только! Опять же о нем ходят кое-какие слухи. Не из тех, что джентльмен может пересказать даме. — Троубридж помолчал, потом воззрился на иссеченную песком и ветром фигуру с головой ибиса и табличкой в руках. — Не понимаю, к чему это все? — произнес он, хмурясь. — Видите те весы? Что там на них?

— Перо. А на другой чаше — какой-то сосуд. — Мадлен пригляделась к фризу. — Почему сосуд и перо, не знаю. Вы ведь об этом хотели спросить?

Троубридж усмехнулся.

— Хотел. — Он задрал голову, оглядывая песчаную осыпь. — Сколько же времени нужно, чтобы все тут расчистить?

— Трудно сказать. Наверное, несколько лет.

— Несколько лет, — повторил Троубридж, задумчиво выпятив губы. — Нет, они этого не позволят.

— Кто? — огорошенно спросила Мадлен.

— Родители. Они хотят, чтобы я вернулся домой к лету. Беспокоятся, видите ли. Я отсутствую слишком долго, что нарушает их планы. — Англичанин перевел взгляд на спутницу. — Не хочу оставлять вас одну.

— Троубридж! — Восклицание было укоризненно-мягким.

— О, я вовсе не собираюсь декларировать свои чувства. Я ваш самый преданный друг и все такое, но не более. У меня не то положение, чтобы набиваться к вам в воздыхатели. Да и потом, на подобные роли я не гожусь. По правде говоря, я бы предпочел вообще не жениться, но, боюсь, отец будет возражать. Вас ведь тоже брак не очень-то привлекает. И дело тут вовсе не в стремлении сохранить независимость, а?

Мадлен опустила глаза.

— Да.

— Так я и думал, — удовлетворенно кивнул Троубридж. — Просто хотелось удостовериться. — Он неспешно двинулся в обратную сторону, Мадлен пошла рядом с ним. — Я ведь имел возможность за вами понаблюдать и кое-что для себя отметил.

— Что, например? — не сдержалась она.

— Всякие мелочи. Вы всегда едите в одиночестве. Во всяком случае так говорят. Еще я заметил, что у вас нет зеркал. Поначалу я решил, что вы отказались от них, потому что живете в мусульманской стране, где на такие вещи смотрят прохладно. Но все не так просто, не правда ли? — Поскольку соседка молчала, англичанин продолжил: — Монахини, кажется, не держат зеркал. По скромности или из чего-то подобного. И гурманство им тоже претит, а после кошмара, потрясшего Францию, нетрудно представить, что какой-то бывшей затворнице не хочется признаваться в своей принадлежности к какой-либо обители. Даже в нынешние времена подобное признание может иметь неприятные последствия. Время террора минуло, но, возможно, монахинь все еще подвергают гонениям. Особенно… аристократок. — Он критическим взглядом окинул поводья, зажатые в его правой руке. — Вам вовсе не обязательно со мной откровенничать, но…

Как просто было бы теперь солгать ему, внутреннее усмехнулась Мадлен. Он сам сочинил за нее весьма приемлемую легенду. Она покачала головой.

— Я не монашка, Троубридж, и тем более не в бегах.

— Но ведь французы посылали монахинь на гильотину?

— Посылали, но лишались голов не только монахини. Там смешалась кровь всех сословий.

Какое-то время Троубридж шел молча, потом сказал:

— Вас, кажется, ждут коллеги?

Мадлен кивнула, радуясь возможности переключить разговор на другое.

— Да, вы правы. Профессор Бондиле велел нам собраться у него после мессы.

— Так вы ходите к мессе? — удивленно спросил англичанин.

— У меня в доме, как вы знаете, проживает монах. Каждое утро он проводит коптскую службу, — пояснила Мадлен, не уточняя, что присоединяется к копту не часто.

Троубридж закивал.

— Должно быть, это занятно.

— Отчего же? — спросила она, приготовляясь усесться в седло.

— Ну… коптов ведь в полном смысле нельзя считать христианами. Такими, как вы и как я. Я, впрочем, ничего против них не имею. — Он похлопал по шее своего жеребца и предложил — Позвольте мне подсадить вас.

Мадлен уже сидела в седле и оправляла юбки.

— Не беспокойтесь, — улыбнулась она. — Я научилась ездить верхом так давно, что вы не можете себе и представить.

— Не сомневаюсь, — ответил Троубридж, с удивительной для его тучности легкостью взлетая в седло. — Сегодня мы устраиваем что-то вроде пирушки. Приходите, если будет настроение. Обещаю пунш, рождественские песни и тому подобные развлечения. — Он рассмеялся, оглядывая ее. — Я был бы счастлив вас видеть.

Мадлен покачала головой.

— Лучше мне посидеть дома. Наш мэтр не любит, когда мы ходим туда, куда его не зовут. — Она нетерпеливо махнула рукой. — Но если захотите проехаться, например послезавтра, я буду вас ждать.

— Я буду у вас на рассвете, — живо откликнулся Троубридж.

— Отлично, — кивнула Мадлен, разворачивая кобылу и пуская ее трусцой по пыльной дороге. — Знаете, я вдруг поняла, почему это утро не навевает рождественских настроений, — сказала она через какое-то время.

— Потому что тут жарко и сухо? — предположил Троубридж.

— Нет. Потому что не слышно колоколов, — возразила Мадлен. Лицо ее стало задумчивым. — Мне так не хватает их перезвона.

Троубридж перевел своего жеребца на шаг.

— Вы правы.

Его круглая физиономия внезапно стала серьезной, и Мадлен вдруг подумалось, что к старости все ангельски-простодушное из нее выветрится и ее спутник, скорее всего, будет походить на бульдога.

— Один из моих кузенов, — продолжал между тем Троубридж, — у меня, кстати, их много, — приходский священник. Из тех, что предпочитают портвейн и охоту чтению Библии. Интересно, что бы он на все это сказал? — Молодой англичанин широким жестом указал на величественные развалины, потом махнул рукой в сторону низеньких деревенские построек, столь же серых и неприглядных, что и далекие скалы.

Мадлен тоже придержала кобылу.

— Сказал бы, что охота здесь скудная.

Юноша весело рассмеялся.

— Это нужно запомнить. Чтобы ввернуть при случае дома. — Он нахмурился. — Мне не хочется уезжать. Иногда глядишь на эту пустыню — и накатывает такое желание в ней раствориться, что чуть не плачешь. А потом вспоминаешь, как жарко там и безлюдно, и понимаешь, что Англия хороша.

Мадлен тоже рассмеялась, но с легкой грустинкой, ибо они уже приближались к дому профессора Бондиле.

— Да, если выбирать из двух зол, то Англия гораздо приятнее, — сказала она.

— Я тоже так думаю, — ответил Троубридж, отжимая своего жеребца в сторону, чтобы дать дорогу тележке, влекомой понурым ослом.

Доехав до места, они, не сговариваясь, натянули поводья.

— Очень любезно, что вы согласились проехаться со мной, Троубридж.

— Для меня это было большим удовольствием, — ответил англичанин и с поклоном прибавил — Просто огромным, мадам.

Мадлен дернула за веревку звонка.

— Мне тоже нравятся наши прогулки. — Она соскользнула на землю и посмотрела на спутника снизу вверх. — Значит, встретимся послезавтра?

— На рассвете, — кивнул Троубридж и пустил лошадь вскачь. А за спиной Мадлен заскрипели ворота.

Бондиле поджидал ее, стоя в дверях. В сандалиях и свободном египетском балахоне он смотрелся весьма импозантно, и о его принадлежности к католической церкви напоминал лишь висящий на шее крест.

— Наконец-то. Вы первая.

— Счастливого Рождества, — поприветствовала мэтра Мадлен, отмечая, что местный наряд сидит на нем много естественнее, чем на других европейцах.

— И вам того же, мадам. — Улыбка хозяина была скорее широкой, чем добросердечной. — Входите, входите. Завтрак почти готов. Может быть, вы сегодня измените своему аскетизму? — Бондиле отошел в сторону, с поклоном пропуская ее в дом.

— Благодарю, но я в такой час за стол не сажусь, — механически сказала Мадлен, прибегая к навязшей в зубах отговорке.

— Интересно, в какой же все-таки час вы садитесь за стол? — не удержавшись, съязвил Бондиле, но тут же сменил тон: — Де ла Нуа и Анже скоро прибудут. Жан Марк передал с посыльным, что они с Лаплатом задерживаются на рождественской мессе. — Он ввел гостью в гостиную, отделанную в египетском стиле. — Если нам что-то понадобится, мы за ними пошлем. Прошу вас, мадам, устраивайтесь поудобней.

— Я бы хотела взглянуть на вчерашние эскизы Анже, — сказала Мадлен. — По дороге сюда я осмотрела стены еще раз. Мне кажется, он мог упустить кое-какие детали. — Она подошла к одинокому французскому креслу в углу и с непринужденной грацией села. — Простите, профессор, на мне не тот костюм, чтобы возлежать на тахте.

— Здесь вы свободно можете называть меня Аленом. — Бондиле подошел к столу, чтобы налить себе кофе. — Я так понимаю, что предлагать вам чашечку бесполезно?

— Разве только из вежливости, — прозвучало в ответ.

— Я выкроил время, чтобы просмотреть ваши заметки, — сказал, устраиваясь на тахте Бондиле. — Значит, вы полагаете, что декоративные бордюры на самом деле являются текстами? Довольно интересная мысль. Хотелось бы знать, чем вы ее подкрепляете. Давайте обсудим это как-нибудь вечерком. — Он хищно осклабился. — Место встречи можете выбрать сами.

— Любое место, где все соберутся, устроит меня, — спокойно отвечала Мадлен.

— Но в ваших последних теориях столько противоречий, что неминуемо вспыхнет спор, который ничего нам не даст. Вы заупрямитесь, ребята раскипятятся — и я опять не смогу уловить, что к чему. Иное дело — спокойная обстановка, где никто и ничто не мешает достичь взаимопонимания. — Его слова висли в воздухе, словно гири. — Я хочу лишь иметь возможность по достоинству оценить вас. — Улыбка профессора сделалась приторно-сладкой. — Мадам, ну что для вас стоит какой-нибудь час? Подарите его мне — и мы отлично поладим.

Мадлен с трудом удержала колкость, вертевшуюся на языке.

— Я пока не готова принять ваше предложение, — только и сказала она.

— В таком случае, у вас нет уверенности в своих выкладках, — насмешливо констатировал Бондиле.

Мадлен поспешила сменить тему разговора.

— Пришла ли университетская почта? Ведь год уже на исходе.

Бондиле раздраженно поморщился.

— Они что-то молчат. Хотя я регулярно отправлял им отчеты и грузы. Боюсь, университет теряет к нам интерес. В прошлом году экспедиционный отдел урезал смету наших расходов. — Он помолчал, потом бросил на собеседницу многозначительный взгляд. — Не знаю, сколько денег нам выделят и выделят ли их вообще.

Мадлен сделала вид, что залюбовалось фонтаном, журчавшим в саду под окном.

— Вы намекаете, что мне в очередной раз пора раскошелиться? — Голос ее звучал бесстрастно, чем она осталась довольна.

— Да, возможно, все сложится именно так, — кивнул Бондиле. — Сожалею, мадам.

— В этом я сомневаюсь, — уже без каких-либо экивоков заявила Мадлен. — Прежде вы брали деньги без колебаний, так что же переменилось сейчас?

— Всему есть предел. — Бондиле глотнул кофе. — Нельзя бесконечно вычерпывать воду из одного и того же колодца. — Прозвенел колокольчик. — Кто там? Де ла Нуа? Что-то он рано. — Профессор скривился.

— Вместе с ним пришел и Анже, — сказала Мадлен, испытывая немалое облегчение, смешанное с долей злорадства.

Гостей ввели в комнату без особенных церемоний, ибо слуга или позабыл, или не счел нужным о них объявить. Де ла Нуа прямиком устремился к профессору и расцеловал того в обе щеки, громогласно желая счастливого Рождества.

— Я было запамятовал, что сегодня за день, хорошо хоть Тьерри напомнил. — Он рассмеялся, потом коротко поклонился Мадлен и принялся наливать себе кофе.

Тьерри Анже проявил большую вежливость:

— Да прольет Господь на вас свою милость, мадам. Надеюсь, в новом году все ваши начинания сбудутся.

— Благодарю, — улыбнулась Мадлен. — Надеюсь, и вас новый год одарит чем-нибудь триумфальным, — сказала она, отмечая, как сильно исхудал Анже: недавняя стройность сменилась костлявостью, лицо заострилось и походило на карнавальную маску.

— А я надеюсь, со следующим кораблем из Каира придет мой табак, — пробасил добродушно де ла Нуа. — Если мне и дальше придется курить то, чем здесь набивают трубки, я неминуемо слягу с воспалением легких. — Он опустился на диван, положив ноги на одну из пухлых подушек. — Только так можно расслабиться по-настоящему.

— Скоро подадут завтрак, — объявил Бондиле. — Вы, мадам, конечно, вольны не принимать в нем участия.

— Вы очень великодушны, — поблагодарила Мадлен, прикидывая в уме, сколько еще нужно здесь проторчать, чтобы ее уход не выглядел неприлично. Она уже сожалела, что приняла приглашение мэтра. — Пока вы будете завтракать, я бы с удовольствием просмотрела ваши эскизы.

— Как вы трудолюбивы, — вздохнул де ла Нуа. — Вечно в работе, пчела, да и только. — Он картинно прижал руку к груди. — Вот я, например, всегда не прочь побездельничать, особенно, если есть к тому повод.

— Не иронизируйте, Мерлен, — устало подал голос Анже. — Пусть мадам покопается в наших бумагах. В любом случае она всегда может сделать зарисовки сама, если наши ее не устроят. — Он быстро допил свой кофе и опять потянулся к кофейнику.

— Вы вчера вечером где-то гуляли, Ален, — пробормотал де ла Нуа, поглубже зарываясь в подушки.

— Почему вы так решили? — несколько удивленно поинтересовался Бондиле.

:— Кое-кто из наших пытался проведать вас, но у ворот сказали, что вас нет дома.

— Не стоило придавать значение этим словам. Просто я сказал, что хочу поработать, а слуги все переврали. — Мэтр перевел взгляд на араба, возникшего на пороге гостиной. — В чем дело, Азим?

— В столовой все готово, — сообщил тот, отвешивая небрежный поклон.

— В один прекрасный день ты поплатишься за свою дерзость, — пригрозил слуге на местном наречии Бондиле.

— Да, господин, — Азим отвесил второй поклон и, вздернув нос, удалился.

— Что на него нашло? — поинтересовался Анже, не совсем разбираясь в сути происходящего. — Кстати, еще недавно у вас служил совсем другой малый.

— Верно, но этот лучше владеет французским, хотя оказался настоящим нахалом, — сказал Бондиле, поднимаясь. — Что ж, пожалуй, можно пройти в столовую. Азим, конечно, отъявленный плут, но к еде он относится с великим почтением. — Мэтр деланно рассмеялся и пошел к выходу. Де ла Нуа и Анже, столь же натужно посмеиваясь, потянулись за ним.

Оставшись одна, Мадлен тотчас встала, прикидывая, не заглянуть ли ей в кабинет Бондиле, но тут в вестибюле послышались голоса. Пришли Лаплат и Жан Марк Пэй. Мадлен замерла, надеясь, что их проведут прямо в столовую. Завтрак всех на какое-то время займет, а у нее появится шанс провести без помех небольшую разведку.

— Я присоединюсь к вам через минуту, — громко сказал Жан Марк, открывая двери гостиной. — Мадам де Монталье, — произнес он учтиво и тут же поспешно добавил: — Счастливого Рождества!

— И вам того же, — улыбнулась Мадлен, скрывая досаду. — Как прошла месса?

— В несколько непривычной манере, но это лучше, чем ознаменовать Рождество одной лишь вечерней попойкой. — Жан Марк склонился к ее руке, стараясь выглядеть беззаботным. — Я хотел вас увидеть.

— Зачем? — прямо спросила Мадлен, уловив смятение в его тоне и сама начиная тревожиться. Под глазами молодого ученого набрякли мешки, на щеке красовался порез от бритья, а кофе себе он наливал заметно трясущимися руками. — Что вас волнует, Жан Марк?

Ответ был уклончив.

— Пустое, мадам. Я… скорее всего, ошибаюсь.

— В чем ошибаетесь? — продолжала расспросы Мадлен, заметив, что Жан Марк не только расстроен, но и напуган. — Что-то случилось?

Он покачал головой.

— Пустяки.

— Тогда почему вам хотелось видеть меня? Чтобы что-то сказать? Я слушаю. Говорите.

Жан Марк тряхнул головой, словно отбрасывая ненужные мысли.

— Вы помните найденные нами вещицы? Мы еще разделили их пополам. — Он опустошил чашку одним глотком и налил вторую.

— Конечно помню, — спокойно сказала Мадлен.

— Среди них была фигурка ибиса. Не забыли, как она выглядела? — Он разделался со второй чашкой терпко пахнущего напитка и налил себе третью, грустно заметив: — Кофейник почти пуст.

— И ладно, — отмахнулась Мадлен. — Вернемся к фигурке. На спинке птички было колечко. Для цепочки или шнурка. Во всяком случае, мы так решили. — Она подалась вперед. — Вот видите, я хорошо ее помню.


— Я тоже, — сказал, приглушая голос, Жан Марк. — Другой такой птички нет, и я передал ее профессору Бондиле вместе с другими фигурками и отчетом. — Он заглянул внутрь маленькой чашки и принялся изучать на кофейную гущу. — Я поступил как должно, а теперь сомневаюсь в правильности своих действий.

Мадлен не нашлась что сказать.

— Почему бы вам не присесть?

— Не могу. — Жан Марк оглянулся на дверь. — Меня ждут к завтраку и могут хватиться. Но я хочу, чтобы вы знали: я видел эту фигурку. Уже после того, как вручил ее профессору Бондиле.

— Она находилась среди предметов, подготовленных к пересылке? — спросила Мадлен, уверенная, что ответ будет отрицательным.

— Нет. Я видел эту птичку вчера — на мадемуазель Омат. В виде кулона, висевшего на золотой изящной цепочке. Мадемуазель сказала, что ибиса подарил ей отец. — Жан Марк уставился в потолок. — Прекрасный подарок. Но откуда господин Омат его взял, если он был отослан во Францию?

— Вы уверены? — сухо поинтересовалась Мадлен, складывая на груди руки. В тоне ее уже не слышалось сочувственных ноток. — Разве вам не известно, что нашему мэтру не впервой проворачивать делишки подобного рода? Разве вы сами не пытались покрыть его махинации, возможно преследуя корыстные цели? — Она сдвинула брови. — Попробуйте-ка сказать, что я не права.

Жан Марк угрюмо потупился.

— Мне очень нужны деньги, мадам. Вы не знаете, что такое нужда, а я хорошо это знаю. И тем не менее я никогда не способствовал тому, в чем вы меня обвиняете. Мне было твердо обещано, что мои находки займут свое место в университетском музее с закреплением за ними моего имени, а за мной — соответственных прав. — Он резко выпрямился. — Однако Бондиле никуда ничего не отправил.

— Видимо, так, — кивнула Мадлен.

— Он солгал мне. Он сбыл с рук доверенные ему статуэтки! — Жан Марк невольно повысил голос, чем испугал в первую очередь самого же себя. — Если кто-нибудь что-то узнает, — зашептал он через мгновение, — скажут, что их продал я, и тогда на моей карьере можно… — Он осекся, ибо в дверях гостиной появился Азим.

— Профессор Бондиле и все остальные ожидают вас, месье Пэй, — сообщил он бесстрастно и умолк, прислонясь к косяку.

— О Господи, — пробормотал еле слышно Жан Марк, едва не выронив чашку. — Я… я просто хотел перекинуться парой слов с мадам де Монталье. — запинаясь, проговорил он. — Ничего срочного, это может и подождать. Пустяковый вопрос. Мы обсудим его чуть позже. — Молодой человек нервически хохотнул и поклонился. — Мне нужно идти, мадам, извините.

Через секунду Мадлен осталась одна.

Она взяла со столика чашку Жана Марка, повертела в руках и поставила ближе к кофейнику — на поднос. Мысли ее теперь занимала крохотная фигурка ибиса — и настолько, что даже тайны древнеегипетских текстов отошли на второй план.

Письмо Клода Мишеля Ивера, посланное из Арля Мерлену де ла Нуа в Фивы.

«Дорогой де ла Нуа! Спасибо, что не забыли меня. То, что я иду на поправку, здешним врачам кажется чудом. Чудо это или не чудо, не знаю, однако мне кажется, что без помощи месье Сен-Жермена (я писал о нем Жану Марку) меня ожидали бы крупные неприятности. От яда твари, которая меня укусила, у людей в лучшем случае сохнут конечности, а в худшем… но я не буду о том говорить. Главное, передо мной открывается перспектива вернуться в Египет, а ведь я уже почти смирился с участью теоретика-буквоеда, изучающего чужие открытия, и теперь чувствую себя как приготовившийся к пожизненному заключению узник, которому вдруг сказали, что приговор отменен. Не хочу бросать тень на академическое бытие, но библиотеки и лекционные залы — плохая замена для тех, кто хотя бы единожды, вдохнул воздух раскопок, и вы это знаете не хуже меня. Признаюсь, я зачитал ваше письмо чуть не до дыр, жадно смакуя каждую его строчку.

Так как мое выздоровление идет быстрыми темпами, я подал заявку в несколько университетов с просьбой предоставить мне возможность прочитать цикл лекций о Древнем Египте, вернее, о том, что мы знаем о нем. Это укрепит мои шансы получить к осени штатное место, а также перекинет мосток к будущей экспедиционной работе. Часть курса я намерен посвятить раскопкам, ведущимся в стране пирамид, чем надеюсь принести моим недавним коллегам и вам конкретную пользу. Вы лишь обрисуйте, что стоит затронуть в лекциях и о чем пока следует умолчать, чтобы не навредить делу.

Заранее благодарен вам за подробный ответ, что обязательно выразится в ссылках на ваше имя.

Я не любитель замалчивать успехи коллег, хотя существуют исследователи, придерживающиеся другой точки зрения. О своих опасениях на этот счет я сообщил около полугода назад Жану Марку Пэю, в частности упомянув, что профессор Бондиле представляет свои отчетные монографии таким образом, будто все экспедиционные открытия и находки принадлежат только ему. Я надеялся, что Жан Марк, опираясь на меня и на весь экспедиционный состав, попробует урезонить мэтра, но, похоже, этого не случилось. Сказать тут нечего, Пэй очень молод, однако мне кажется, что человек с вашим опытом и багажом знаний вполне способен пресечь столь беспардонный грабеж. Что до меня, то укус скорпиона мне порой представляется неким счастливым фактором, вовремя избавившим меня от наглых посягательств профессора на мои изыскательские права.

Высылаю в ваш адрес новый нашумевший роман Виктора Гюго „Кромвель“. Кстати, как вам Гюго? Не могу припомнить, но, думаю, вы в любом случае развлечетесь, поскольку жаловались на читательский голод. Я лично нахожу в этом авторе глубину, хотя нимало не огорчусь, если узнаю, что вы к нему относитесь по-иному.

Тут прошел слух о недавней битве между флотами нескольких стран: Египта и Турции с одной стороны и Франции, Британии и России — с другой. Повлияло ли это событие на положение европейской общины? Я понимаю: тем, кто из года в год занят раскопками, трудно представить, что где-то идет война. И все же не забывайте об осторожности, хотя конфликт разыгрался на огромном от Фив удалении.

Окажите любезность, передайте мои приветы всем участникам экспедиции и особенно мадам де Монталье. Не перестаю удивляться, на какой риск она пошла ради меня, и постоянно спрашиваю себя, хватило ли бы у меня смелости на подобный поступок. Когда мне наконец разрешат вернуться в Египет, я приложу все усилия, чтобы попасть именно в Фивы, ибо, по моему глубокому убеждению, наша экспедиция (без Бондиле, разумеется!) самая лучшая из всех, что сейчас работают в этой стране. Однажды. Небеса улыбнулись мне, почему бы им не сделать это еще раз? В любом случае не торопитесь разрешать все загадки — оставьте что-нибудь и для меня.

С искренним почтением,


ГЛАВА 2

Эхо от вопля еще не затихло, а Эрай Гюрзэн уже выскочил из своей комнаты в кое-как накинутой рясе со сдвинутым набекрень капюшоном, открывающим седоватую шевелюру.

— Господи, помоги мне! — поскуливала Ласка, пятясь из гардеробной.

— Что случилось? — рявкнул монах, хватая служанку за плечи и разворачивая к себе.

Она несколько раз всхлипнула, потом задрожала и побелела как полотно.

— Гадюка… Господи! Огромнейшая гадюка!

— Гадюка! — всполошился Гюрзэн. — Где она? Здесь?

— Я открыла сундук. Откинула крышку, а там гадюка. — Ласка перекрестилась и закрыла руками лицо. — Такая огромная.

— Она все еще в сундуке? — спросил Гюрзэн, сильно встряхивая служанку. — Отвечай! — Он бросил взгляд в темноту гардеробной. — Ты закрыла сундук? — Но Ласка молчала, и монах перешел на крик: — Думай, женщина! Ты закрыла сундук?

— Да! — Она в ужасе уставилась на него. — Нет. Не помню.

— Какой это сундук? — продолжал расспросы Гюрзэн, стараясь не терять самообладания.

С лестницы донесся голос Реннета:

— Эй, что там у вас?

— Ничего особенного, — крикнул Гюрзэн, надеясь, что египтянин поленится к ним подняться. Он не хотел, чтобы новость взбудоражила дом. — Мелкая неприятность. Я сам управлюсь. — Монах еще раз встряхнул Ласку, но уже с осторожностью. — Какой это сундук?

— Русский, тот, что на ножках, возле гладильного пресса. — Голос горничной уже не был визгливым, но в остекленевших глазах все еще стоял страх. — Я… не пойду туда. Даже и не просите.

— Что в этом сундуке? — строго спросил копт.

Ласка отозвалась мгновенно:

— Змея!

— А кроме змеи? — Гюрзэн понял ошибку. — Что в нем лежит? Не одна ведь змея.

— Кружевные шали, шарфы, накидки, — забубнила служанка. — Я близко к этой твари не подойду.

— Никто от тебя этого и не требует, — поспешил заверить Гюрзэн. Еще не хватало идти на опасного гада, имея под боком визгливую истеричку, сердито подумал он. — С чего ты решила, что это гадюка?

— Она подняла голову и раздулась. — Ласка ударилась в слезы. — Пожалуйста, убей эту тварь.

— Я так и сделаю. — Монах отвел девушку в сторону. — Мне понадобится сосуд, куда можно бросить гадюку. Сходи, принеси что-нибудь. — Он хотел расшевелить перепуганную девчонку, а заодно убрать ее подальше от гардеробной.

— Да-да, — быстро, словно марионетка, закивала служанка, потом медленно, как сомнамбула, поплыла к одной из дверей. — Да, конечно. Во второй спальне стоит ваза с крышкой. — Ласка внезапно остановилась. — Но я туда не пойду.

— Тогда принеси вазу из вестибюля. Там их целых три. Неси любую. — От волнения голос монаха срывался. Он огляделся, стараясь отыскать какой-нибудь крепкий предмет. — Во второй спальне есть что-нибудь похожее на оружие? — прокричал он вслед Ласке, уже ковылявшей по коридору.

— Есть два меча. Висят на стене. — Ласка остановилась и посмотрела на копта. — Но они не очень-то острые.

— Это не важно, — ответил Гюрзэн, радуясь, что ему дают возможность помедлить. Ласка ушла, а он все стоял, набираясь мужества, хотя испытывал опасение, что сундук не закрыт. В этом случае змея могла уползти и спрятаться где-нибудь в доме. Медлить было нельзя, и монах шагнул в смежную с гардеробной спаленку, боязливо поглядывая по сторонам. Змеи он не увидел, зато обнаружил на стенке два скрещенных церемониальных меча — принадлежность родового герба де Монталье. Монах поспешно вооружился одним из них и побежал в гардеробную, держа меч неловко, как человек, не привычный к военному делу.

Ласка все же закрыла сундук. Увидев это, Гюрзэн вздохнул с облегчением. Значит, змея все еще там — внутри. Гадюка, по утверждению Ласки, хотя описание указывало на кобру. В горле его запершило, он даже закашлялся, потом стал обдумывать, как ему поступить.

Через минуту-другую копт принялся отодвигать сундук: от стены, толкая его по неровным доскам пола.

Он действовал с большой осторожностью, ибо не хотел злить змею до момента решительной схватки. Как только сундук оказался в центре полутемного помещения, Гюрзэн отошел в сторону, потирая подбородок и стараясь унять страх.

Наконец он протянул руку и откинул крышку — теперь она служила ему щитом. Кобра зашевелилась, свернулась в кольцо, затем поднялась, чтобы напасть. В то же мгновение коптский монах взмахнул мечом, мысленно моля Господа укрепить и направить его руку. Первый удар оказался таким сильным, что он чуть не выронил меч, но тут же судорожно стиснул холодную рукоять, чтобы ударить еще раз. Кобра извивалась, хлестала хвостом, но уже не могла подняться.

Гюрзэн выскочил из-за поднятой крышки и стал тыкать клинком в недра укладки, шумно дыша и обмирая от страха. Он бил, пока не удостоверился, что кобра мертва. Только тогда меч выпал из его рук. Придя в ужас от содеянного, копт рухнул на колени, теперь моля Господа простить его за жестокость.

— Она мертва? — В дверях стояла Ласка, неловко прижимая к себе вазу. Голос ее уже был нормальным и почти не дрожал.

— Думаю, да, — ответил Гюрзэн, вставая. — Думаю, да. — Он заглянул в сундук, увидел останки кобры и смущенно подумал, что другому на его месте стало бы плохо, а ему только стыдно — и все.

— Твою руку направлял Господь, — заявила Ласка. — Да будет хвала ему во веки веков.

— Но не за истребление змей, — с чувством прибавил Гюрзэн.

— За истребление этой самой змеюки, — заупрямилась Ласка. Она поставила вазу на пол. — Что ты будешь делать теперь?

— Спрячу змею в вазу, чтобы потом показать ее мадам де Монталье. — Ему отчаянно захотелось присесть и выпить стаканчик вина, но не во славу Господню, а чтобы унять нервную дрожь.

— Почему бы не оставить ее там, где она есть? — спросила, поморщившись, Ласка.

— Чем дольше она здесь пробудет, тем больше вероятности, что о ней узнает весь дом, — ответил Гюрзэн, опускаясь на низкую туалетную табуреточку.

— Вот и хорошо, — с жаром сказала Ласка. — Пусть все знают, что тут случилось.

Монах покачал головой.

— Ты не учитываешь одно обстоятельство, — сказал он, делая глубокие вдохи, чтобы подавить тошноту. — Кобра сейчас в сундуке. И была в сундуке. Тебя это не поражает?

— Еще как поражает! — воскликнула девушка. — Но это не значит… — Она вдруг умолкла и вскинула руку к губам.

— Значит, — намеренно резко ответил монах. — Как она попала в закрытый сундук? Не сама же. — Он заглянул Ласке в глаза. — Кто-то ее туда положил, вот ведь в чем дело.

Ласка вновь побелела.

— Нет.

— Да, — отрезал Гюрзэн. — Кто-то принес кобру сюда. — Он взмахнул рукой. — Только так, и никак не иначе. Кто-то подбросил змею в этот сундук. Сама она не смогла бы туда забраться. — Ему самому были ненавистны эти слова. — Поэтому мы должны молчать, чтобы не спугнуть того, кто это сделал. — Монах потер лоб. — Давай уберем ее. Я ею займусь, а ты подержи вазу.

— Нет, — пискнула Ласка. — И не проси.

— Мне некого больше просить. — Копт поднялся на ноги и подошел к сундуку. — Большая змея, длиной в мой рост. — Он задохнулся от гнева.

— Я боюсь, — прошептала служанка.

— Она мертва. — Гюрзэн взял со столика гребень, но ткнуть им в змею не решился. — Я разрубил ее на куски, — сказал он задумчиво — так, словно это случилось давно.

Ласка перекрестилась.

— Не хочу на нее смотреть.

— Тогда смотри на вазу, — предложил Гюрзэн, склоняясь над сундуком. Останки змеи лежали на шали. Очевидно, на той самой, в которой ее принесли. Монах свел концы шали вместе и потянул их вверх. — Отвернись, — велел он Ласке, поднося грузный узел к широкому горлу сосуда. Раздался мягкий шлепок. — Дело сделано.

— Храни нас Господь, — прошептала горничная, снова крестясь. — Кто мог притащить в дом такое чудовище?

— Не знаю, — ответил Гюрзэн, с удивлением глядя на свои руки. Они тряслись, и он ничего с этим поделать не мог. — Не знаю, но попробую выяснить.

Ласка поспешно отступила от вазы.

— Она ядовитые, эти гадюки.

— Кобры, — мягко поправил монах. — Действительно ядовитые.

— Как ты узнаешь, кто это сделал?

— Не представляю, — признался Гюрзэн.

— Но это необходимо, — с жаром сказала Ласка. — Иначе в доме объявится другая змея.

— Или что-то похуже, — медленно проговорил копт, приводя в порядок мысли. — Вот что, — сказал, кашлянув, он. — Это предупреждение, а не покушение.

Кобру положили в сундук и закрыли. Она не могла уползти. Нам не пришлось гоняться за ней по всему дому. Значит, кому-то хотелось, чтобы ее нашли. — Монах вновь уставился на свои руки. Дрожь в них уже унялась.

— Зачем? — Ласка округлила глаза. — Чтобы потом посмеяться над нами?

— Кому-то очень не нравится мадам де Монталье, — пояснил копт, — и он дает ей это понять. Обычно змей связывают с колдовством. Значит, кто-то недвусмысленно намекает, что наша мадам — колдунья и что об этом уже идет слух.

— Боже милостивый, — прошептала служанка.

Монах между тем продолжал:

— Мадам не закрывает лицо. Мадам все свое время проводит среди развалин, копируя древние, не понятные никому письмена. Она очень молода, но в разговорах затыкает за пояс умудренных жизнью мужчин. Она снабдила доктора снадобьем, побеждающим лихорадку. У нее ни отца, ни мужа, ни брата, и ест она всегда в одиночку. — Перечисляя, он загибал пальцы. — Не удивительно, что кому-то все это кажется подозрительным.

— А ведь она и сейчас на раскопках, — встревожилась Ласка. — Опять рисует и ходит с открытым лицом. Ей следует все это бросить. — Горничная взглянула на копта. — Надо уговорить ее уехать отсюда.

— Думаешь, тебе это удастся? — спросил Гюрзэн. — Она приехала сюда вопреки всему — и вопреки всему здесь останется. Несмотря на то, что присутствие женщины в экспедиции не нравится многим.

— Надо заставить ее задуматься, как велик риск, — не отступала от своего горничная. — Гадюка в спальне — это не какие-то пересуды. Она могла укусить мадам и убить.

— У мадам много снадобий в сундуках. Ей не страшен яд кобры. — Монах взял со стола маленький колокольчик и коротко позвонил. — Я хочу рассказать все Реннету. Посмотрим, как он себя поведет. — Копт жестом велел Ласке сесть. — Но разговор буду вести я, если ты, конечно, не против.

— Конечно, не против, — фыркнула девушка, усаживаясь на пуф. — Все равно он не стал бы со мной разговаривать. Он не говорит ни с одной женщиной, кроме мадам.

— Тем более, — сказал Гюрзэн, знаком приказав ей умолкнуть, ибо в коридоре уже раздались шаги. — Реннет, — обратился он к арабу, настороженно замершему в дверях, — нам требуется твоя помощь.

— Сделаю все, что в моих силах, — ответил тот и после короткого колебания подошел к гардеробной.

— В одном из сундуков мадам де Монталье мы обнаружили кобру. Я убил змею, — монах показал на вазу, — и собираюсь предъявить то, что осталось, мадам, когда она вернется с раскопок. Но прежде мне хочется выяснить, как кобра тут оказалась.

— Кобра? — переспросил Реннет, приподнимая брови. — Вы уверены, что это кобра? В Египте водится много других змей. Возможно, это одна из них, вполне безобидная.

— Я разбираюсь в змеях, — сказал Гюрзэн. — Эта была с капюшоном.

— Всемогущий Аллах! — воскликнул араб, показывая, как он расстроен.

— Змея не могла влезть в сундук без посторонней помощи, — продолжал Гюрзэн, внимательно вглядываясь в лицо египтянина. — Значит, кто-то ее туда положил.

Последовала короткая пауза, потом Реннет усмехнулся.

— Кто стал бы подбрасывать змею в вещи мадам?

— Это я и намерен выяснить, — сказал Гюрзэн.

— Это было бы глупо, — произнес слуга, хмурясь.

— И тем не менее в вазе лежат останки змеи. — Монах скрестил на груди руки. — Кто из домашней прислуги больше всех говорит о мадам?

— Никто, — поспешно ответил Реннет и, спохватившись, продолжил: — Мадам… необычная женщина. Все о ней что-нибудь говорят. Это пустое, слуги всегда болтают.

— И все же змея оказалась в ее спальне, — сказал Гюрзэн.

— В доме бывают гости, — Реннет приосанился, ступая на твердую почву. — Позавчера и вчера мадам навещали коллеги, врач, дочка господина Омата. Когда в последний раз открывали сундук? — спросил вкрадчиво он. Это был умный ход, безотказно сработавший.

— Четыре дня назад, — ответила Ласка. — Я уложила туда шали, потом закрыла его и больше не открывала.

— Вот видите. — Реннет пожал плечами, словно сообщение снимало с него всяческую ответственность за происшествие.

— Я вижу лишь то, что число возможных врагов увеличивается, — резко ответил Гюрзэн. — А еще я вижу, что ты больше печешься о слугах, чем о своей госпоже.

Реннет поклонился.

— Мадам как приехала сюда, так и уедет. Слуги — египтяне, а потому будут жить здесь до конца своих дней.

Гюрзэн вздохнул, соглашаясь.

— В таком случае, что мне сказать мадам?

Реннет помолчал, и что-то в его лице неуловимо переменилось.

— Скажите, что ей разумнее всего уехать отсюда, иначе в другой раз она столкнется не с коброй, а с чем-нибудь худшим.

— Это угроза? — удивленно спросил Гюрзэн, не ожидавший, что египтянин пойдет на открытый конфликт. — Кто велел тебе ее передать?

— Никто, — ответил спокойно Реннет. — Я только высказал свои опасения. Подброшенная змея — послание, вам это известно не хуже меня. Кто-то заподозрил мадам в колдовстве, а это серьезное обвинение. Если она не обратит на него внимания, люди поймут, что они на верном пути.

— Ладно, — подвел итог разговору Гюрзэн и показал на вазу. — Эта змея могла убить горничную или кого-то еще. Если кто-то спросит тебя об этой истории, передай ему, что его подозрения неверны и что мадам никого и ничего не боится. — Он мотнул головой в сторону двери. — А теперь уходи. Ты очень помог мне, Реннет. Я этого не забуду.

Реннет побледнел.

— Чем же я вам помог?

— Своими ответами, разумеется, — пояснил Гюрзэн ласковым тоном. — Ты многое мне рассказал, я многое понял. Мадам тоже будет тебе благодарна. — С удовольствием отпустив последнюю колкость, Гюрзэн помахал арабу рукой.

— Почему ты не вынудил его рассказать все, что он знает? — сердито спросила Ласка, удостоверившись, что Реннет спустился на первый этаж.

— Все равно он солгал бы, — ответил Гюрзэн. — У нас здесь нет Корана, чтобы проверить, правдивы его слова или нет. — Он прошелся по гардеробной. — Мусульманин может давать какие угодно клятвы, но если при этом его рука не лежит на Коране, то грош им цена. — Увидев недоверие на лице горничной, Гюрзэн пояснил: — У мусульман отношение к клятвам не такое, как у христиан.

— Разве так можно? — Глаза Ласки подозрительно заблестели. — Нас всех поубивают? — внезапно спросила она.

Гюрзэн ответил не сразу.

— Только если мы забудем об осторожности. — Он тронул девушку за плечо. — Пойдем-ка в гостиную, подождем мадам там. Только сначала запри тут все двери.

Пока Ласка справлялась с заданием, монах молча ждал в коридоре и заговорил только по дороге к гостиной.

— Превосходно, — похвалил он. — Теперь мы знаем, что двери заперты, и так и скажем мадам.

— А если их кто-то вскроет? — встревожилась Ласка.

— До того как мадам вернется? — уточнил безмятежно копт.

— Да. Что, если двери окажутся открытыми? Что, если ваза пропадет, а вместе с ней и змея? Что тогда? — Голос ее зазвенел.

Гюрзэн не повел и бровью.

— Тогда мы будем знать, что преступник совсем не чужак, воспользовавшийся невнимательностью привратника. Это облегчит наши поиски. — Он приложил палец к губам. — Говори чуть потише. Мы ведь не хотим заранее всполошить противника, правда?

— Да, — сказала она без всякой уверенности в голосе. — Но как мы его найдем? Я хочу знать, чьих рук это дело.

— Я тоже, — сказал Гюрзэн, подходя к двери гостиной. — Я попрошу, чтобы нам принесли чего-нибудь подкрепиться. Мадам вернется не скоро, поэтому никому не покажется странным, что мы захотели перекусить.

— Да я и кусочка не смогу проглотить, — нахмурилась Ласка. — Боюсь, меня сейчас вытошнит.

— Что только порадует нашего затаившегося врага. Он решит, что ты перепугана и что точно так же перепугается и мадам. Нам нельзя выказывать слабость.

Горничная, сдаваясь, вскинула руки.

— Ладно. Поем. Раз ты считаешь, что это необходимо.

— Вот и умница. — Гюрзэн подвел Ласку к дивану и, когда она села, взялся за колокольчик.

Реннет, принесший поднос с острыми мясными закусками, медом и фруктами, держался с такой отменной учтивостью, словно обслуживал своих высокородных единоверцев, а не сомнительного происхождения христиан. Араб много кланялся и подчеркнуто быстро удалился из комнаты, явно показывая, что подслушивать не намерен.

— Он испугался, — констатировал удовлетворенно монах. — Сам сознает, что переступил черту дозволенного.

— Тем, что отказался помочь мадам? — уточнила Ласка, подтягивая к себе жареного ягненка, приправленного корицей и луком. — Думаешь, это его беспокоит?

— Именно так и я думаю, — кивнул копт. — Даже если ему не по нраву ее поведение, она прежде всего хозяйка, которой он служит, что накладывает на него определенные обязательства. Либо Реннет их выполняет, либо показывает всему свету, что недостоин занимать такой пост в приличных домах, особенно в европейских. Слухи расходятся быстро. — Он пробормотал молитву и принялся за еду.

Хозяйка виллы застала монаха и горничную за жарким спором. Копт выглядел несколько ошеломленно. У этой простой итальянской девчонки, оказывается, имелась своя точка зрения на то, как читать Новый Завет.

— Ну-ну, — улыбнулась Мадлен. — Я, конечно, приготовилась ко всему, но никак не думала, что попаду на теологическое собрание. — Она помолчала, потом пояснила: — Реннет меня предупредил. Ничего не стал уточнять, просто сказал, что в доме неладно. Не хотите что-либо добавить к его словам?

Ласка быстро глянула на Гюрзэна.

— Давай лучше ты, — взмолилась она.

Монах задумчиво оглядел свои руки.

— В доме обнаружена кобра, — сказал он и, увидев, как напряглась хозяйка, поспешил добавить: — Нет-нет, мадам, все живы-здоровы. Никто, по счастью, не пострадал. — Затем копт лаконично поведал обо всем, что произошло в гардеробной, закончив свой рассказ сообщением — Кобра, вернее, то, что от нее осталось, лежит на дне вазы в ваших покоях.

— Если она все еще там, — мрачно хмыкнула Ласка.

— С их стороны было бы глупостью ее выкрасть, — сказала Мадлен. — Не думаю, что за меня взялись дураки. — Она откинулась на спинку стула, задумчиво морща лоб, потом заговорила опять: — Что ж, надо взглянуть на змею и потолковать с Реннетом, хотя вряд ли от этого будет какой-нибудь прок. Нужно также поставить в известность судью, но сообщение не должно исходить от меня. — Мадлен покосилась на копта. — Возьметесь?

— Возьмусь, но лучше с этим бы справился Ямут Омат, — поклонился монах. — Он дружит с судьей, и…

— И оба они мусульмане, — договорила Мадлен. — Хорошо. Я постараюсь перекинуться с ним парой слов, когда соберусь к Риде. Если кобру подбросили не с его ведома, он, возможно, захочет меня поддержать. — Она сложила ладони лодочкой и поднесла их к лицу, потом опустила руки. — Обвинение в колдовстве… насколько это серьезно?

— Достаточно, если от него не отступят, — ответил Гюрзэн. — Колдуний тут принято забивать камнями.

— Забивать камнями, — повторила Мадлен, понимая, чем ей это грозит. Перелом позвоночника или пробитый череп способны оборвать ее жизнь точно так же, как и жизни обычных людей. — Понятно.

— Колдовство местные жители связывают с непривычными, не укладывающимися в их представления о мире вещами, — продолжал копт. — А в вашем поведении всего этого хоть отбавляй. Возможно, нам следует обсудить…

— Только не теперь, — перебила его Мадлен. — Я хочу осмотреть кобру. А потом я хочу сообщить о случившемся Бондиле — на тот случай, если провокация направлена против всех европейцев. Наверное, также стоит предупредить и англичан, и доктора Фальке.

— Кое-кому это может прийтись не по вкусу, — предостерег Гюрзэн. — Вашу активность сочтут подтверждением вашей вины и попытками вступить в сговор.

— Пусть так, — сказала Мадлен и решительно встала. — Ну, где же кобра? — нетерпеливо спросила она.

— Очевидно, дожидается вас, — обреченно вздохнул копт. — Сейчас покажу. Идемте.

Письмо профессора Рено Бенклэра, посланное из Парижа Жану Марку Пэю в Фивы.

«Уважаемый коллега! Получив ваше письмо от 10 января сего года, я, признаться, испытал немалое потрясение. Вы всегда казались мне молодым перспективным ученым, о чем заставляют забыть тон и характер письма. Заглазно обвинять в чем-то дурном руководителя своей экспедиции в любом случае не очень красиво, но, даже оставив за скобками этику отношений, я не могу не сомневаться в правдивости ваших слов. Вы утверждаете, что мэтр Бондиле бесстыдно присваивает себе результаты чужих, в том числе и ваших, трудов. Но где же тому доказательства? Ваши личные полевые заметки, простите, тут в счет не идут.

Вы также пишете, что профессор переправляет кое-какие древности состоятельным попечителям экспедиции. Это, конечно, прискорбно, но едва ли дает основания усомниться в его изыскательской честности. Традиция делать регулярные подношения в виде мелких, не представляющих научного интереса вещичек местным судьям и другим крупным чиновникам существует давно, и направлена она, между прочим, на то, чтобы вы без помех могли заниматься своей работой. Подозревать профессора Бондиле в продаже ценных находок с целью личного обогащения просто нелепо. Он видный исследователь Египта и уважаемый в академических кругах человек. Станет ли такой человек ради сомнительных благ рисковать столь замечательной репутацией? Нам представляется — нет.

Мы обсудили ваше письмо и решили пока что оставить его без последствий. Поскольку это ваша первая экспедиция, можно предположить, что трудности полевой жизни несколько повлияли на ваше душевное состояние. Это простительно для молодых и мало что повидавших в своей жизни людей. Однако если от вас придет еще одно голословное обличительное послание, мы будем вынуждены немедленно отозвать вас во Францию с опубликованием резонов, заставивших нас принять такое решение, что, несомненно, отразится на вашей карьере. Уверен, по зрелом размышлении вы согласитесь с нашими выводами и изберете единственно правильный для столь щекотливой ситуации путь. С другой стороны, если в наш адрес придут подобные жалобы от других пребывающих в Фивах ученых, мы вновь вернемся к вашему заявлению и решим, что нам следует предпринять.

От себя же добавлю, что за последние три года мы не раз отчисляли солидные средства в пользу судьи Нумаира, который заверил нас, что работа экспедиции будет беспрепятственно продолжаться, пока не иссякнет текущий в его карман финансовый ручеек. Как ни крути, подобная практика характерна для всего восточного мира. Кому бы мы ни делали эти выплаты — мусульманам в Египте или мандаринам в Китае, они входят в цену познания, и надо к ним относиться именно так.

Короче, коллега, подчеркиваю еще раз, мы не намерены раздувать это дело, но все-таки нам придется переговорить в частном порядке с Клодом Мишелем Ивером, на которого вы ссылаетесь, чтобы выяснить, сталкивался ли он с перечисленными вами нарушениями, когда занимался раскопками, или нет. Если нет, мы забудем о вашем проступке, оставив его суду вашей совести. Если да, нам придется с большой неохотой обратиться к самому профессору Бондиле и попросить его дать объяснения. Это либо положит конец вашей экспедиционной работе, либо послужит прискорбным уроком всем нам.

Не могу даже высказать, как меня угнетает вся эта история. Надеюсь, она быстро и безболезненно завершится с минимальными неудобствами для всех, кто имеет к ней отношение.

Искренне ваш,


ГЛАВА 3

Лицо Фальке расплылось в знакомой, преображающей весь его облик улыбке. Он распахнул боковую калитку и с глубоким поклоном пропустил гостью в сад.

— Еще одна порция древних отваров? — Врач указал на корзинку и, не дожидаясь ответа, крепко обнял Мадлен.

Та, когда у нее появилась возможность дышать, рассмеялась.

— В какой-то степени, да. — Она с сожалением повернулась, размыкая кольцо его рук. — Во всяком случае, секрет их изготовления восходит к временам фараонов. Это вот средство заживляет ссадины и царапины, а то, что рядом, унимает сыпь, вызванную укусами насекомых. Раствором из третьей бутылки можно лечить распухшие десны, в четвертой содержится бальзам, применяемый при ожогах, но им нельзя натирать вокруг глаз. — Мадлен протянула корзинку Фальке. На ней было кисейное, расшитое золотом платье, высокий, отделанный жемчугом ворот которого облегала кружевная косынка.

— И все это приготовлено по рецептам, найденным в недавно обнаруженном храме? — спросил Фальке, предвидя ответ. В последние полгода Мадлен сумела его убедить, что маленький храм служил некогда лазаретом, хотя коллеги посмеивались над ней. — Когда наконец ты ознакомишь меня с ними? — наверное, раз в двадцатый спросил он.

Мадлен тяжело вздохнула.

— Почему ты все время на этом настаиваешь?

— Потому что лишь наблюдаю, как идет процесс исцеления, никак не участвуя в нем. — Фальке повертел в руках одну из бутылок. — Что входит в этот бальзам?

Мадлен снова вздохнула.

— Очень многое.

Он легонько встряхнул корзинку.

— Пойми, я чрезвычайно благодарен тебе. Говорю это совершенно серьезно, Мадлен. Все, что ты сюда носишь, облегчает страдания многим, но я хочу знать, как это происходит и почему. Разве это не ясно?

— Я вполне тебя понимаю, — кивнула Мадлен, решив, что пришла пора потихоньку сдавать позиции, хотя не очень-то понимала, как отнесется к этому Сен-Жермен. — Так и быть. Я сделаю что смогу и предоставлю тебе кое-какие рецепты, но помни… это очень древние средства. Понадобится время для их досконального изучения.

— Я терпелив.

— Пропорции, указанные в текстах… не всегда точны.

— Тем не менее эти лекарства действенны, — сказал Фальке и, поскольку они подошли к дому, распахнул дверь, ведущую в ту его часть, где он обитал. — Я скучал по тебе, Мадлен.

Она только кивнула.

— Пойми, я не всегда с уверенностью могу утверждать, что правильно понимаю древние письмена. Слишком уж в них все зыбко и неоднозначно.

Он улыбнулся.

— Прости, дорогая. У тебя куча забот, а тут еще я. И все же мне радостно видеть, как ты подходишь к проблеме. Ты ведь не просто пытаешься заставить прошлое заговорить — ты хочешь найти в нем то, что пригодилось бы нам. Скажи, разве ты врач? Нет. Но ты мне помогаешь. А другие суют руки в брюки и воротят носы. Они бегут ко мне с чирьями, а потом обо мне забывают. Они говорят, что интересуются прошлым, а сами считают, что в жизни древних народов не было никаких значимых достижений. — Фальке остановился и посмотрел на Мадлен. — Я часто перечитываю «Годы странствий Вильгельма Мейстера». Лично для меня эти странствия начались лет десять назад. Я восхищаюсь Гёте. Думаю, у меня самого не нашлось бы отваги уйти из уютного отчего дома. Он дал мне напутствие и, если хочешь, толчок.

Мадлен не рассмеялась лишь из боязни обидеть оратора, однако заметила:

— Но твой обожаемый Гёте преспокойно сидит сейчас дома.

— Он занят серьезной работой, — без тени иронии откликнулся Фальке. — Здесь, в пустыне, он бы понапрасну растратил себя. Его ум — величайшее из сокровищ, так и не познанное никем до конца.

— А ты, значит, не занят серьезной работой? — спросила Мадлен и поспешно продолжила, не давая Фальке заговорить: — Не могу выразить, как я благодарна судьбе за нашу встречу, и все же я предпочла бы, чтобы ты избрал для своей практики не египетскую, а, допустим, баварскую глушь. Неужели на родине для тебя не хватило бы дела? Неужели ты не сумел бы внести свой вклад в медицину, не подвергаясь при этом смертельному риску?

— Женская логика, — отмахнулся возбужденный дискуссией эскулап. — Как бы я изучал болезни этого края, оставаясь в Германии, а? — Он рассмеялся, распахивая перед спутницей еще одну дверь.

— А надо ли их вообще изучать? — спросила Мадлен, входя в большую гостиную. — Кстати, в твоих покоях кто-нибудь бодрствует?

— Сейчас час ночи, — напомнил Фальке. — Прислуга вся спит. У главных ворот сидит сторож, который тоже наверняка видит сны. Раньше лишь Яантье засиживалась допоздна, но теперь ее со мной нет, и мне помогают пришлые египтянки. Они днем работают, а на закате уходят, чтобы не нарушать местные законы.

Мадлен изумленно уставилась на него.

— На это имеется разрешения судьи Нумаира?

Фальке потер щетинистый подбородок.

— Да я его и не спрашивал, — с нарочитой беспечностью сказал он.

Мадлен застыла на месте.

— Ты действительно не обращался к нему? Я правильно поняла?

Фальке поставил корзинку на сундук возле окна.

— С какой стати мне к нему обращаться? Он бы опять потребовал денег, которых у меня совсем мало, а после начал бы вымогать еще и еще. Деньги нужны на лекарства. Ни на что другое я тратить их не могу.

— Но нанять мусульманок — ты ведь их нанял? — без разрешения — значит своими руками создавать себе трудности. Как, впрочем, и им. — Мадлен прикоснулась к его руке. — Не хочу волновать тебя, Фальке, но послушай меня: спрячь подальше свою гордость, раскошелься и заплати судье столько, сколько он спросит, иначе последствия окажутся прос… — Она запнулась на полуслове, увидев, что он ее вовсе не слушает, а разглядывает окно, превращенное ночной тьмой в высокое зеркало.

Фальке смущенно рассмеялся.

— Гляди. Ты должна стоять вот где. — Он показал рукой, куда надо смотреть. — Но тебя там нет.

— Просто так падает свет, — пробормотала Мадлен, лихорадочно пытаясь придумать, чем бы отвлечь его от окна.

— Нет, тут дело не в свете. Видишь, позади тебя находится резная доска. По всем правилам, мы не должны ее видеть, но мы ее видим. Как замечательно… — прошептал он, словно боясь развеять волшебный мираж. — Отражения нет вообще.

— Иллюзия, — отмахнулась Мадлен, испытывая неловкость.

— Нет, это нечто иное. Ты ведь об этом мне уже говорила… о переменах в твоей сущности и так далее, но я, признаться, не очень поверил тебе.

— Я говорила, что в тысяча семьсот сорок четвертом году умерла, — намеренно жестко сказала Мадлен, — а через сутки воскресла. Теперь ты мне веришь?

— То, что я вижу, вполне убедительно, — хмыкнул с нарочитой иронией Фальке, показывая тем самым, что он ничуть не взволнован, хотя это было не так. — Но… немного ошеломляет.

— Пустое, — уронила она. — Воспринимай это как часть меня, вот и все.

— Да, разумеется… Так, наверное, и нужно, — пробормотал врач, — однако… Однако я в жизни ничего такого не видел, — заявил озадаченно он.

— Считай, что это мой единственный недостаток. — Мадлен старалась не смотреть на окно. Она так и не смогла свыкнуться с отсутствием своего отражения в зеркалах. Попытки вглядеться в них обычно заканчивались приступами сильнейшего головокружения.

— Нет, это все-таки удивительно, — пробормотал Фальке и, подавшись вперед, поскреб стекло кончиком ногтя. — А если бы кто-нибудь подошел к окну с той стороны, он бы тебя увидел?

— Конечно. Точно так же, как ты видишь меня. — Мадлен положила голову ему на плечо. — Не думай об этом. — Потянувшись губами к его шее, она тихо спросила: — Ты отведешь меня в спальню?

— Разумеется, нет, — возмутился наигранно Фальке, но все-таки спрятал глаза. — Разве такое возможно в порядочном доме? Ты ведь не хочешь, чтобы нас обвинили в распутстве. Я перенес подушки в кладовую, где хранятся всякие травы. Вполне безопасное место.

— Да, действительно. Кому придет в голову, что оно просто создано для любовных свиданий? Ведь даже если нас там увидят, мы всегда сможем сказать, что занимались приготовлением снадобий, — поддела своего чересчур щепетильного кавалера Мадлен. — Правдоподобно, не правда ли, и очень логично?

— Перестань, не дурачься, — пробурчал Фальке, беря ее под руку и выводя в коридор. — Просто я не хочу, чтобы утром прислуга шепталась. Это ни мне, ни тебе не нужно. — Он открыл дверь в небольшую комнату. — Как думаешь, свет приглушить или оставить как есть?

— Оставь только свечи, — сказала Мадлен, заметив единственный канделябр на столе, уставленном горшочками с тимьяном и розмарином.

Фальке послушно принялся гасить настенные лампы.

— Если верить легендам, ты должна хорошо видеть в темноте. Это так?

— Да, а яркий свет мне, наоборот, неприятен. — Мадлен сдернула с плеч косынку и приступила к кропотливой процедуре расстегивания сорока четырех пуговок на спине.

— Не возись, — сказал Фальке, задувая последнюю лампу. — Я это сделаю сам.

— Как пожелаешь, — улыбнулась Мадлен и, вскинув руку, мягко обхватила его за шею.

— Ты роковая женщина, — прошептал Фальке. — Я уже был готов стать настоящим пустынником, и вдруг… — Не размыкая объятий, он расстегивал пуговки — одну за другой, пока ее платье не распахнулось от шеи до талии. — Ты специально все это подстроила, да? Ты очаровала меня и заставила полюбить себя, правда? — Каждый вопрос Фальке сопровождал поцелуем и в конце концов задохнулся. Она выскользнула из кисейного облака, которое упало к ее ногам, и осталась в батистовой тонкой сорочке — очень простой, но отделанной кружевами.

— Я не могу никого заставить себя полюбить, а если бы и могла, то не стала бы это делать. В такой любви для меня нет никакого вкуса, — сказала без тени кокетства Мадлен. — Если ты любишь меня, то только потому, что любишь, а вовсе не потому, что тебя кто-то околдовал.

— Я ведь шучу, — Фальке, почувствовав, как она напряглась, пошел на попятный. — Я никогда ничего такого не думал.

— Разве? А не ты ли недавно предполагал, что я, подобно Месмеру, способна управлять другими людьми, проникая в их разум? — Мадлен привстала на цыпочки и чмокнула его в щеку. — Так вот, — продолжила она бесшабашно, — я училась у того же учителя, что и Месмер. Я действительно могу управлять людьми, погружая их в сон, после чего получаю от них то, что мне нужно. Я проделывала это множество раз. Так выживают большинство из нас, хотя это все равно что питаться мякиной. — Глаза Фальке расширились, и Мадлен поспешила добавить: — Они ничего плохого не чувствовали. А утром испытывали приятное утомление, напоминавшее о ночных грезах… Ты по-прежнему сомневаешься? — спросила она и осторожно попятилась, наблюдая за Фальке.

Тот покачал головой.

— Нет, не сомневаюсь. Просто никак не могу представить тебя в такой роли.

— Придется представить. — Мадлен через голову стащила с себя сорочку, оставшись в корсете и в черных чулках. — Ты меня осуждаешь?

Он замер.

— Ты — прекраснейшая из женщин.

— Правда? — Она шагнула к нему. — И тебе не важно, кто я такая?

— Не важно, — кивнул Фальке, вынимая запонки из манжет. — Даже если бы ты рыскала, как шакал, по пустыне, я бы не стал тебя осуждать.

В глазах Мадлен блеснула такая печаль, что он испугался.

— Значит, по-твоему, я похожу на шакала? — Она наклонилась, с преувеличенным тщанием скатывая чулки.

— Нет, конечно, — хрипло сказал Фальке, пытаясь унять шевельнувшееся желание. — Я неудачно выразился.

— Действительно неудачно, — сказала Мадлен, стряхивая с ноги первый чулок. — Шакал питается падалью, Фальке. Мертвечиной, что бесполезна для нас. Ценность крови в том, что она дает жизнь. А если жизнь ушла, то и в крови ее тоже не остается. — Она стянула второй чулок и бросила его к первому. — А я стремлюсь к жизни, Эгидиус Максимилиан Фальке.

Фальке закивал, заранее согласный с любым ее словом, лишь бы смотреть на нее. Желание в нем все росло.

— Да, — с трудом выдохнул он.

— Никакой мертвечины, никаких жертв. Веришь? — Последний вопрос прозвучал очень серьезно. В слабом свете свечей ее бедра и плечи приобрели жемчужный оттенок. — Веришь? — повторила она.

— Разумеется, верю. — Фальке, шагнув вперед, крепко обнял ее. — Ты не чудовище, я не жертва, разве что жертва любви, — произнес он скороговоркой, ощущая биение ее сердца. — Ты даришь мне то, о чем год назад я и подумать не мог. Нам, немцам, с детства внушают, что связи с француженками гибельны.

— Как галантно, — саркастически усмехнулась Мадлен, но тут же стала серьезной. — Ты действительно так считаешь?

— Я считаю, что мы, немцы, ничего в этой жизни не смыслим, если все твои соотечественницы хоть в чем-нибудь схожи с тобой. — Он нежно поцеловал ее. — Мне говорили, француженки легкомысленны, а я нашел постоянство. Мне говорили, что все в них — обман и коварство, но более надежного человека я не встречал.

— Иначе и быть не может. Я ведь узнала вкус твоей крови. — Мадлен потерлась щекой о его грудь.

— Не имеет значения, — сказал Фальке, вынимая из ее волос последнюю шпильку и наблюдая за темно-каштановым ливнем, хлынувшим на женские плечи.

— Не имеет? — тихо переспросила Мадлен. Ее рука скользнула ему под рубашку и замерла там, перебирая курчавые завитки. — Тебя не волнует риск, на какой ты идешь? Или ты с ним смирился?

— Чем я рискую? Стать таким же, как ты? — Он усмехнулся. — Какая странная мысль.

— Это правда, — тихо произнесла она. — Я пробовала твою кровь четыре раза. Возможность отступить еще есть. Но два-три новых свидания все переменят. В твоем организме начнется необратимый процесс.

— Ты хочешь сказать, что я стану вампиром? — Фальке насмешливо покрутил головой. — Врачу такое вроде бы не пристало.

— Ты несносен. — Мадлен рассердилась и попыталась его отстранить.

— Не надо. — Он крепче обнял ее. — Сама посуди, может ли человек захотеть стать вампиром? Я хочу быть твоим возлюбленным, вот и все.

— Эти понятия связаны, Фальке, — печально сказала она. — Ты мне очень нужен, но только в том случае, если готов принять меня такой, какая я есть, целиком.

— А что, если я и в самом деле сказал бы тебе — уходи? Неужели ты бы ушла? — спросил он шутливо.

— Да, — твердо сказала она.

Ее тон поразил его.

— Но потом ты вернулась бы?

— Нет, — был ответ. — Разве что в качестве друга.

— Никуда я тебя не отпущу. И не надейся. — Фальке осторожно распустил шнуровку ее корсета, потом отшвырнул его в сторону. Ее тело пьянило, как опиум, изгоняющий боль и навевающий сладкие грезы. — Чего ты от меня хочешь, Мадлен? — Он поцеловал ее в волосы.

— Я хочу знать, что творится в тебе. Все остальное не важно.

Он погладил ее по лицу.

— Может быть, ты и готова расстаться со мной, но я не настолько великодушен.

Мадлен нахмурилась.

— Вовсе я не великодушна. Я говорю о необходимости. Кровь без любви для меня — это меньше, чем хлеб и вода для обыкновенных людей.

— Сложная у тебя жизнь, — усмехнулся Фальке. — Как-нибудь мы поговорим об этом подробнее, а сейчас давай помолчим. — Он требовательно и уже без тени недавней нежности поцеловал ее, потом подхватил на руки и опустился вместе с ней на ковер — прямо там, где стоял.

— Учти, разговор будет долгим, — выдохнула Мадлен, погружаясь спиной в мягкий ворс и впадая в сладкое состояние полубезумного забытья, где уже пребывал изнывающий от вожделения Фальке.

Прошла вечность, прежде чем он очнулся от томной дремы, сковывавшей все его тело. Мадлен сидела рядом, обхватив колени и опустив на них подбородок.

— Ты здесь?

— Что? — прошептала она.

Он помолчал.

— За то, что со мной было сейчас, я должен благодарить твою сущность?

— Наполовину — да, — ответила она, нежно поглаживая его руку.

— В таком случае любой, кто ее презирает, — глупец, — сказал Фальке, поворачиваясь на другой бок. Он вдруг осознал, что лежит на кровати. — Как я сюда попал?

— Я тебя перенесла, — улыбнулась Мадлен и, поймав его недоверчивый взгляд, пояснила: — Ночью я с легкостью могу поднимать тяжести, вдвое превышающие твой вес. Она засмеялась. — Я и днем управилась бы с тобой, хотя, конечно, солнечный свет нас несколько… изнуряет.

В нем шевельнулось любопытство.

— Почему это так?

— Не знаю, — вздохнула Мадлен. — Но все, пережившие свою смерть, в конце концов заводят обыкновение насыпать землю своей родины в подметки ботинок, в седла, в матрацы, под настилы карет и в подвалы домов, тем самым оберегая себя от вредных внешних воздействий.

— А если не делать этого? — спросил Фальке, когда она замолчала. Он провел пальцем по изгибу ее плеча. — Что будет тогда?

— Это зависит от многих вещей, — ответила Мадлен, отводя взгляд. — Во всяком случае, солнце нам не на пользу. — Она отбросила с лица волосы. — Если раздеть вампира и привязать к столбу в знойный день, он погибнет. Солнце его сожжет точно так же, как пламя костра сжигает несчастного, обвиненного в ереси. Впрочем, пламя для нас тоже смертельно. Жги меня — я умру, перебей хребет или отсеки голову — я умру, однако все остальное меня